Доступность ссылки

«Мы их просто нервируем»: крымскую татарку судят за «нарушение порядка»


Фера Абдуллаева

17 января Железнодорожный суд Симферополя рассматривал административное правонарушение Феры Абдуллаевой – супруги фигуранта «дела Хизб ут-Тахрир» Узаира Абдуллаева.

8 декабря 2017 года, во время заседания по «делу Хизб ут-Тахрир», Феру Абдуллаеву не пустили на заседание, а после – задержали и отвели для составления административного протокола. Ее обвинили в правонарушении по части 2 статьи 17.3 КоАП России – «неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов».

Судебное заседание было запланировано на 10 утра, но началось с опозданием на четыре часа.

Почему так долго?

Все началось с того, что юриста Лилю Гемеджи не допустили к защите. Мотивация: устного соглашения недостаточно. Фера Абдуллаева написала ходатайство, и правозащитницу допустили. Лиля Гемеджи выступила с прошением о фото и видеосъемке, а также о том, чтобы все слушатели, пришедшие на заседание, смогли попасть в судебный зал. После этого объявили первый технический перерыв, чтобы найти помещение. Но в зал смогли попасть только около двенадцати слушателей, остальные ожидали в коридоре. Второй технический перерыв объявили сразу после первого – чтобы сторона защиты ознакомилась с материалами «дела». В середине заседания сделали еще один – чтобы оформить документы свидетелей защиты.

Когда на заседания к мужьям ходим, нас обычно не допускают. Можем весь день в коридорах простоять
Фатма Исмаилова

«Если честно, мы уже так привыкли, – комментирует супруга другого фигуранта симферопольского дела «Хизб ут-Тахрир» Фатма Исмаилова. – Когда на заседания к мужьям ходим, нас обычно не допускают. Можем весь день в коридорах простоять, пока рабочий день в суде не закончится. Посмотрите, большинство слушателей по этому делу – женщины. Многие из них – жены политзаключенных, которым не дают возможности попасть на заседание к собственным супругам». Обычно недопуски заканчиваются жалобами со стороны родственников на закрытый формат заседаний. В этот раз попытка увидеть мужа закончилась протоколом по административному правонарушению».

Фатма Исмаилова и ее сын Фатих
Фатма Исмаилова и ее сын Фатих

Что случилось 8 декабря 2017 года?

В этот день происходило очередное заседание по симферопольскому делу «хизбов». К Абдуллаевой подошел судебный пристав и настоял на том, чтоб Фера спустилась на этаж ниже – с первого на второй.

«Она пыталась зайти в зал суда на закрытое заседание. Когда я потребовал спуститься, Абдуллаева начала шуметь» – говорит Березко (пристав, составивший протокол).

Фера отрицает свою вину и утверждает, что находилась вовсе не в коридоре, а на лестничной площадке. Она подчеркивает, что не знала ни фамилии судьи, ни номера зала, и была не в курсе, что заседание было закрытым: «У меня не было никакой информации – просто дата и время заседания, так что мне не было смыла стоять в коридоре».

Пристав начинает свою речь с противоречивых заявлений:

– Я не знал ранее эту гражданку и не имею к ней никакого предвзятого отношения, – говорит он. – Не в первый раз наблюдаю, как она ведет себя вызывающе.

– Так вы видели ее впервые или до этого тоже? В каком случае вы говорите правду? – пытается разобраться Гемеджи.

Во время составления протокола, Фера начала говорить, что все написанное – клевета. «А он так улыбнулся и глядя мне в глаза говорит: «это вам так кажется».

На вопрос, где же именно находилась Фера Абдуллаева у пристава, составившего протокол и его коллег – разные мнения. Первый утверждает, что она была в коридоре, шумела и могла помешать другим судебным процессам. Другие «представители закона», которых Березко вызвал по рации, утверждают, что все-таки она была на лестнице, но «говорила на повышенных тонах».

«Мы нервируем всю «власть» в Крыму»

Пристав Березко говорит, что каждый раз, когда крымские татары приходят в суд, начинаются стычки и недовольства с их стороны. «Вот приходит человек 50 в суд – и начинаются угрозы приставам, когда просят покинуть коридор».

– То есть у вас есть негативное отношение к крымским татарам? – спрашивает юрист.

– Нет, конечно.

– Тогда зачем вы сейчас это рассказываете?

После заседания Фера Абдуллаева сказала, что чувствовала негатив со стороны пристава с того дня, когда на нее составили админпротокол: «Своими заявлениями в зале суда он эти ощущения подтвердил».

Пристав показал истинное лицо «власти»
Лиля Гемеджи

Правозащитница Лиля Гемеджи считает, что обвинительный приговор в «деле нарушительницы порядка» Феры Абдуллаевой может стать картбланшем для судебных приставов:

«Они очень негативно относятся к тому, что наши соотечественники приходят поддерживать друг друга в суды. Подобными заявлениями пристав показал истинное лицо действующей «власти», которая сейчас проводится по отношению к крымским татарам и мусульманам на полуострове. Мы просто их нервируем».

Следующее заседание в Железнодорожном симферопольском суде назначено на 6 февраля.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG