Доступность ссылки

«Бездушная машина»: что происходит с крымской системой здравоохранения


Иллюстрационное фото

Специально для Крым.Реалии

Произошедшие в Крыму в течение первого месяца 2018 года несколько вопиющих случаев безразличного отношения медиков к пациентам обнажили до глубины нынешнее состояние сферы медицины на полуострове.

2 января в Алуштинской больнице умер директор филиала «Массандры» Александр Куликов. Мужчину с кардиомиопатией слишком долго держали в приемном покое и не оказывали помощь, жалуются родственники. Они сокрушаются, что сразу не сказали врачам: этот подвыпивший в праздники мужчина – не маргинал, а директор крупного винодельческого предприятия.

«Забирайте своего, мы пьяных не лечим, у него алкогольная интоксикация, – пересказывает вдова. – Получается, если человек подвыпивший, пусть помирает? Мой муж, собственно говоря, и пьяным не был. Конечно же, Новый год встречали, гостей принимали, сами ходили, но все без излишеств».

В свою очередь, дежурный врач сетует на условия работы: «Меня одного оставили на 60 пациентов: три отделения – «неврология», «терапия», «инфекция» – и приемный покой. Разорваться что ли?». И в таком ритме больница работала все новогодние каникулы.

Беременную и больную 21-летнюю Татьяну Пименову выгнали из-за того, что у нее не было полиса медицинского страхования. На следующий день девушка умерла

17 января беременную и больную 21-летнюю Татьяну Пименову выставили на зимнюю улицу в тапочках из республиканской больницы им. Семашко в Симферополе. Выгнали из-за того, что у нее не было полиса медицинского страхования. На следующий день девушка умерла. До своего 22-го дня рождения она не дожила пять дней. В случившемся сейчас разбираются следственные органы.

Следующий случай медицинского бездушия произошел в Евпатории всего через три дня: 13-летнего школьника с переломом руки выставили на улицу в связи с отсутствием медицинского полиса.

«Мой племянник 13 лет, возвращаясь из школы №8 по улице Сытникова по пешеходной дорожке, поскользнулся на льду, упал и сломал руку. Он сам, самостоятельно в шоковом состоянии дошел и обратился в приемный покой Евпаторийской городской больницы за оказанием медицинской помощи. Но, к сожалению, там ему ответили: «Мальчик, у тебя нет с собой страхового полиса, поэтому помощь без него мы оказать не сможем». Ребенок, выйдя из приемного покоя и находясь в шоковом состоянии от боли и услышанного, пытался достать телефон из кармана, чтобы позвонить маме и сообщить о случившемся, но не смог! Плача от боли и от обиды, он простоял на морозе более 40 минут, пока к нему не подошла проходящая мимо женщина. Она смогла сообщить родителям мальчика о трагедии и попросила их, чтобы обязательно заехали с работы домой и взяли медполис, так как помощи без него ребенку не окажут», –​ пишет дядя пострадавшего мальчика.

В конце января – новое происшествие: пациенту с отрезанной фалангой пальца пришлось час бегать по больнице в Симферополе, чтобы получить медицинскую помощь. Медики отправляли мужчину из одного кабинета в другой, даже не остановив кровотечение. На это в одной из социальных сетей пожаловалась жительница города, рассказав, что ее муж, обратившийся в Симферопольскую больницу №6, лишился фаланги пальца на работе. «Приехали в больницу своим ходом, врачи не очень спешили с осмотром. Более десяти минут ждали, чтобы посмотрели. Пришивать отказались и отправили в другое крыло больницы, в травматологию. Замечу, что укол обезболивающего никто не сделал. Пришли в отделение травматологии, оформили документы, кровь так никто и не остановил», –​ написала крымчанка.

По ее словам, после того как они с мужем все-таки попали к врачу, тот потребовал, чтобы мужчина переоделся – медика не устроило, что пациент был в рабочей одежде.

«Нет одежды другой, заходите в трусах! Короче говоря, получили первую скорую медицинскую помощь через минут 40 после первого обращения. Еще всего 2 часа в очередях, и наконец можно было перевести дух. Такого обращения в больнице не ожидала увидеть. Берегите себя и старайтесь туда не попадать», – посоветовала жителям Симферополя женщина.

Реформирование системы здравоохранения до уровня полного развала

После аннексии Крыма новая власть принялась приводить здравоохранение Крыма к российским стандартам. Еще до «референдума» крымчанам обещали, что у них наконец-то будет «настоящее медицинское обслуживание на самом высоком уровне».

Еще до «референдума» крымчанам обещали, что у них наконец-то будет «настоящее медицинское обслуживание на самом высоком уровне»

Очень скоро граждане получили полисы обязательного медицинского страхования (ОМС) и предвкушали скорое излечение от всех возможных и невозможных болезней с помощью самого современного оборудования и бесплатных, качественных лекарственных препаратов. Но действительность оказалась другой.

«В действительности все выглядит иначе, чем на самом деле», – утверждал польский поэт и философ Станислав Ежи Лец в своих «Непричесанных мыслях». Это как раз о крымском здравоохранении сегодня, которое теперь – отражение здравоохранения всея России.

В ноябре 2017 года Счетная палата констатировала развал медицины в Российской Федерации. Материально-техническая база системы здравоохранения деградирует, а состояние инфраструктуры в медицинских учреждениях не соответствует современным требованиям. Об этом в интервью сообщила глава Счетной палаты Татьяна Голикова.

«После региональных программ модернизации здравоохранения, закончившихся в 2013 г., прошло почти пять лет. Статистика за 2016 г. говорит о том, что в 31% медицинских организаций нет водопровода, в 35,5% – канализации, в 40,5% – центрального отопления, 10 900 зданий – арендованные. 33% рентгеновских аппаратов в российских клиниках работают уже больше 10 лет и нуждаются в замене, то же касается 24,6% аппаратов УЗИ и 52,7% оборудования для лабораторной диагностики. Сегодня это полномочия регионов. Тариф ОМС обеспечивает текущие расходы – зарплату, коммунальные услуги, связь, транспорт, лекарства, оборудование не дороже 100 000 руб.», – сказала она.

Но если медицина в России реформировалась в течение последних 10-15 лет, то в аннексированном Крыму переход на новые рельсы осуществили в сжатые сроки. В результате – очереди в поликлиниках, безобразная работа «скорой помощи» и бездушное отношение к пациентам персонала, озверевшего от увеличившейся в разы нагрузки и бумажной писанины.

Текучесть кадров в здравоохранении Севастополя превысила 50%

Текучесть кадров в здравоохранении Севастополя превысила 50%. Об этом в декабре 2017-го заявил директор департамента аппарата губернатора и правительства Виктор Голубев, докладывая о реализации кадровой политики в исполнительных органах госвласти города по итогам года.

Между тем в севастопольском государственном секторе медицины наблюдается переизбыток управленческих кадров: лишних – 40-50 человек при общей нехватке узких специалистов. Такое мнение высказал директор департамента здравоохранения Антон Бахлыков.

«У нас переизбыток управленческого аппарата порядка четырех-пяти десятков. Бывают ситуации, когда на одного врача один начальник», – заявил он.

Ни один из районов Крыма не укомплектован медперсоналом даже на 90 процентов, сообщил координатор Крымской контактной группы по правам человека Абдурешит Джеппаров.

Почему же медперсонал увольняется со своих мест работы? Причина более чем прозаична: штаты повсеместно сократили, а нагрузку увеличили.

Из Севастополя разбегаются врачи и фельдшеры, прибывшие сюда по программе «Земский доктор». Привлеченные кадры медицинских работников из регионов соседней России, получившие подъемные в 1 миллион рублей для врачей и 0,5 миллиона рублей – для фельдшеров, не задерживаются в Севастополе, сообщил российский вице-губернатор города Юрий Кривов.

14 июля член Ассоциации врачей Севастополя (в прошлом – главврач станции скорой медпомощи) Юрий Малько рассказал о том, что более половины привлеченных иногородних врачей покинули Севастополь. «Были приглашены 32 врача из других российских регионов, которые получили свой миллион, но из них уже уволились более 20», – заявил Мальков, рассказывая о ходе реализации региональной госпрограммы «Кадровое обеспечение». К концу года ситуация стала еще хуже.

Главврачи севастопольских больниц, их замы и главные бухгалтеры получают баснословные зарплаты. Найти их на сайте правительства города непросто. В среднем руководители получали до 150 тысяч рублей в месяц, их замы – до 110 тысяч. При этом рядовому медперсоналу приходится работать на полторы-две ставки, чтобы получать хотя бы 20-25 тысяч.

Между тем севастопольские больницы, на модернизацию которых потрачены миллионы бюджетных средств, приближаются к банкротству. Так, севастопольская городская больница №6 доведена до банкротства, все медицинские учреждения города имеют значительную кредиторскую задолженность. Об этом сказано в аналитической записке, которую региональное отделение партии «Единая Россия» подготовило для руководства города. Текст записки размещен на официальном партийном сайте.

Партийцы также сообщают о том, что «онкобольные находятся без лечения и обречены». «Главному врачу онкодиспансера поручено закупать данные (онкологические) препараты за счет собственных средств, однако денежные средства не доведены», – отмечают единороссы.

Бездумное разбазаривание средств и нехватка их там, где они более всего нужны, – это еще одна черта российской медицины

При этом в Севастополе выделили треть миллиарда на неработающие томографы. Бездумное разбазаривание средств и нехватка их там, где они более всего нужны, – это еще одна черта российской медицины.

В октябре 2017 года приехавший из России главный медик Севастополя Антон Бахлыков назвал состояние городской медицины «перевалом немного обманутых надежд». Тут он прав. Что касается медицины, то и крымчане, и севастопольцы давно чувствуют себя обманутыми.

В статье «Развал медицины в России (заметка опытного врача)» автор пишет: «Прежде чем рассуждать о путях дальнейшего развития здравоохранения, нужно знать и понимать основные законы, по которым сегодня живет и работает российская страховая медицина. Российское здравоохранение прочно стоит на панцире огромной черепахи, имя которой Административно-командная система управления. Этот монолит с боков поддерживают три свиньи: План, Отчетность, Мониторинги. Чем больше бумаги, тем крепче фундамент, тем лучше здравоохранение! В системе ОМС врач больных не лечит, он гонит план, пытаясь при этом лечить, поскольку он все-таки врач. В ОМС врач лечит больного не столько, сколько нужно, а сколько укажет чиновник. Ответственность за конечный результат, естественно, возлагается на врача. Чем больше больных пролечишь, тем больше средств сэкономишь для ОМС».

И все эти «прелести» в полной мере проявились после аннексии в Крыму. Стоит отметить, что никто из «слуг народа» не желает лечиться на общих основаниях в той системе здравоохранения, которую сами же и создали на полуострове.

Последнюю историю мне рассказали в одной из севастопольских поликлиник. У 22-летней девушки несколько дней держалась повышенная температура – до 38 градусов. Родственники вызвали «скорую», но, выслушав по телефону симптомы, медики отказались ехать, ответив, что «это не наш вариант, мы выезжаем по неотложным случаям, обращайтесь к участковому врачу». Участковый врач также отказалась посетить больную на дому из-за загруженности работой и большого количества вызовов. Дело было в субботу, поэтому на прием к терапевту в поликлинике попали только в понедельник. Диагноз – пневмония и немедленная госпитализация.

«Это уже не медицина, а бездушная машина», – делится со мной наболевшим посетитель севастопольской поликлиники. И я с ним полностью согласен.

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG