Доступность ссылки

Гибридная ловушка для Украины


Выражение «гибридная война» за последние четыре года стало мемом, который руководство Украины активно использует, когда нужно объяснить или оправдать неудачи, нерешительность, абсурдность государственной политики.

Торговля с врагом и его сателлитами? Так «гибридная» же война! Поддержание дипломатических отношений с агрессором? Так война же «гибридная»! Господство вражеского бизнеса в украинской экономике? Но ведь война не всеобъемлющая, не полноценная, а «гибридная»... Причем делают вид, что такая война – феноменальная и уникальная, возникшая только здесь и сейчас, то, с чем человечество никогда не сталкивалось, не имело дела и совсем не знало, что это такое...

Но гибридные войны проходили с глубокой древности, в вооруженных конфликтах военная составляющая никогда не была единой. Всегда широко использовали политические, дипломатические, экономические, информационные, психологические элементы и др.

Стоит почитать древних классиков военной теории – к примеру, китайца Сунь-цзы (VI в. до н.э.), древнеиндийский трактат «Артхашастра» (IV в. до н.э.), «Иудейскую войну» Иосифа Флавия (I в. н.э.), в конце концов, Ветхий Завет Библии, где речь идет о войнах древних евреев против жителей Ханаана и филистимлян, чтобы убедиться, что негибридных войн не бывает. Вопрос только в удельном весе различных компонентов сложной структуры военных кампаний...

Провокации, дезинформация противника, морально-психологическое давление на армию врага и его тыл столь же древние, как мир, в котором мы живем... Это только нынешние руководители Украины делают вид, что до них никто никогда не воевал.

Кстати, украинско-большевистская война времена Центральной Рады и УНР также была вполне гибридной. Именно благодаря использованию ее технологий, умноженных на тогдашние технологические возможности пропаганды – газеты, радио и телеграф (что блестяще умели делать российские большевики), от большого количества украинских полков с громкими названиями в честь героев национальной истории в момент атаки российского командующего Муравьева зимой в 1918 году осталось очень мало людей с ружьями, способных и желающих защищать Киев. Красные московиты эффективно применили спецпропаганду против украинских военных и гражданского населения, которое поддерживало УНР. Поэтому в 2014 году в Крыму и на Донбассе ничего принципиально нового (за исключением технических носителей последнего времени: телевидения, радио, интернета, SMS на мобильные телефоны украинских солдат и офицеров) не применяли...

Стоит ли способствовать вражеской гибридности?

В действиях официального Киева с начала российской агрессии и до сегодня есть немало интересных и удивительных моментов. Все это время Москва обманывала Запад тем, что, мол, никакой войны Россия против Украины не ведет, это некий гражданский конфликт внутри Украины. Эту пропагандистскую схему сначала использовали в Крыму («на полуострове нет российских войск, это крымчане, объединенные в «самооборону»), а уже потом ее перенесли на фейковые «ДНР/ЛНР». Эти схемы охотно поддержал официальный Киев с его капитулянтскими идеями о неком АТО вместо реальной войны. Украинская власть говорила: да, есть на Донбассе террористы, которым помогает Россия. Хотя вряд ли можно называть террористами вооруженных людей, сведенных в роты, батальоны, бригады во главе с офицерами и даже генералами, которые действуют по планам, разработанным в профессиональных военных штабах, и все эти боевые действия на фронте продолжаются годами...

Все началось с Крыма, когда, не называя войну войной, а агрессию – агрессией, украинская власть облегчила ход «Русской весны»

Не хватало смелости признать тот факт, что Россия воюет на востоке Украины как своими регулярными воинскими частями (пусть они и замаскированы под «отпускников»), так и местными коллаборантскими, обученными в России формированиями («шахтерами и трактористами») под руководством российских командиров. С этим АТО официальный Киев очень подыграл плану Путина. Все началось с Крыма, когда, не называя войну – войной, а агрессию – агрессией, украинская власть помогла растерянности в столицах своих партнеров и существенно облегчила ход операции «Русская весна».

Абсолютно прав Виталий Портников, когда пишет: «В гибридной войне, которую Россия начала против Украины 2014 года, важно не называть вещи своими именами. Российский солдат передвигается по чужой земле, как вор – без шевронов и погон... Они боятся правды гораздо больше, чем санкций и военных действий». К сожалению, украинское руководство сделало многое для поддержки гибридности российской агрессии, что вполне устраивает Путина. Прежде всего, речь идет о своеобразном «молчании ягнят» в Киеве, когда власть почти четыре года на юридическом уровне не признавала факт войны, используя всевозможные фальшивые претексты и объяснения, более всего опасаясь обидеть Москву. Такая практика раздражает как миллионы украинцев, так и страны, на помощь которых рассчитывает Украина.

Просветление на четвертом году войны?

Определенным сдвигом стало принятие Верховной Радой закона о восстановлении государственного суверенитета над оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях. Наконец-то агрессора назвали агрессором, а «начальников» промосковских «бантустанов» на Донбассе – российскими оккупационными администрациями. Но это запоздалый и нерешительный шаг. Он был бы своевременным и смелым в 2014 году. Абсолютно дико, что до сих пор со страной, которая воюет против Украины и ежедневно убивает ее граждан, существуют договоры о «дружбе и сотрудничестве» в различных сферах, а в Москве функционирует украинское посольство и консульство. Любой реальный или потенциальный союзник Украины с непониманием может спросить: «Так у вас война или не война?» Охотно поддерживая российскую гибридность против жертвы агрессии, Киев все больше толкает Украину в глухой военно-политический угол, выйти из которого без огромных потерь будет невозможно.

Вся эта гибридность работает в пользу агрессора, а не Украины

Пока вся эта гибридность работает в пользу агрессора, а не Украины. Постепенно не только в мире, но даже в самой Украине забывают о Крыме, по умолчанию соглашаясь на то, что он якобы не является такой же оккупированной территорией как ОРДЛО. Очень плохим симптомом является тот факт, что в эфире крупнейших телеканалов Украины упоминания о Крыме составляют лишь 0,1% эфирного времени.

Путину удалось навязать Украине чрезвычайно вредную гибридность, она его вполне устраивает и помогает давить на Украинское государство и шантажировать ее западных партнеров. Почему власть Украины так охотно влезла в эту военно-политическую ловушку – большой вопрос. Не удивительно, что в мире создается впечатление, будто Россия вовсе не ведет войну, российской агрессии нет, поэтому на нее можно не реагировать, а в официальных документах международных организаций называть прихлебателей Кремля «сторонниками федерализма» и охотно употреблять термин «конфликт на востоке Украины».

Игорь Лосев, кандидат философских наук, доцент кафедры культурологии НаУКМА

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG