Доступность ссылки

Выражение «гибридная война» за последние четыре года стало мемом, который руководство Украины активно использует, когда нужно объяснить или оправдать неудачи, нерешительность, абсурдность государственной политики.

Торговля с врагом и его сателлитами? Так «гибридная» же война! Поддержание дипломатических отношений с агрессором? Так война же «гибридная»! Господство вражеского бизнеса в украинской экономике? Но ведь война не всеобъемлющая, не полноценная, а «гибридная»... Причем делают вид, что такая война – феноменальная и уникальная, возникшая только здесь и сейчас, то, с чем человечество никогда не сталкивалось, не имело дела и совсем не знало, что это такое...

Но гибридные войны проходили с глубокой древности, в вооруженных конфликтах военная составляющая никогда не была единой. Всегда широко использовали политические, дипломатические, экономические, информационные, психологические элементы и др.

Стоит почитать древних классиков военной теории – к примеру, китайца Сунь-цзы (VI в. до н.э.), древнеиндийский трактат «Артхашастра» (IV в. до н.э.), «Иудейскую войну» Иосифа Флавия (I в. н.э.), в конце концов, Ветхий Завет Библии, где речь идет о войнах древних евреев против жителей Ханаана и филистимлян, чтобы убедиться, что негибридных войн не бывает. Вопрос только в удельном весе различных компонентов сложной структуры военных кампаний...

Провокации, дезинформация противника, морально-психологическое давление на армию врага и его тыл столь же древние, как мир, в котором мы живем... Это только нынешние руководители Украины делают вид, что до них никто никогда не воевал.

Кстати, украинско-большевистская война времена Центральной Рады и УНР также была вполне гибридной. Именно благодаря использованию ее технологий, умноженных на тогдашние технологические возможности пропаганды – газеты, радио и телеграф (что блестяще умели делать российские большевики), от большого количества украинских полков с громкими названиями в честь героев национальной истории в момент атаки российского командующего Муравьева зимой в 1918 году осталось очень мало людей с ружьями, способных и желающих защищать Киев. Красные московиты эффективно применили спецпропаганду против украинских военных и гражданского населения, которое поддерживало УНР. Поэтому в 2014 году в Крыму и на Донбассе ничего принципиально нового (за исключением технических носителей последнего времени: телевидения, радио, интернета, SMS на мобильные телефоны украинских солдат и офицеров) не применяли...

Стоит ли способствовать вражеской гибридности?

В действиях официального Киева с начала российской агрессии и до сегодня есть немало интересных и удивительных моментов. Все это время Москва обманывала Запад тем, что, мол, никакой войны Россия против Украины не ведет, это некий гражданский конфликт внутри Украины. Эту пропагандистскую схему сначала использовали в Крыму («на полуострове нет российских войск, это крымчане, объединенные в «самооборону»), а уже потом ее перенесли на фейковые «ДНР/ЛНР». Эти схемы охотно поддержал официальный Киев с его капитулянтскими идеями о неком АТО вместо реальной войны. Украинская власть говорила: да, есть на Донбассе террористы, которым помогает Россия. Хотя вряд ли можно называть террористами вооруженных людей, сведенных в роты, батальоны, бригады во главе с офицерами и даже генералами, которые действуют по планам, разработанным в профессиональных военных штабах, и все эти боевые действия на фронте продолжаются годами...

Все началось с Крыма, когда, не называя войну войной, а агрессию – агрессией, украинская власть облегчила ход «Русской весны»

Не хватало смелости признать тот факт, что Россия воюет на востоке Украины как своими регулярными воинскими частями (пусть они и замаскированы под «отпускников»), так и местными коллаборантскими, обученными в России формированиями («шахтерами и трактористами») под руководством российских командиров. С этим АТО официальный Киев очень подыграл плану Путина. Все началось с Крыма, когда, не называя войну – войной, а агрессию – агрессией, украинская власть помогла растерянности в столицах своих партнеров и существенно облегчила ход операции «Русская весна».

Абсолютно прав Виталий Портников, когда пишет: «В гибридной войне, которую Россия начала против Украины 2014 года, важно не называть вещи своими именами. Российский солдат передвигается по чужой земле, как вор – без шевронов и погон... Они боятся правды гораздо больше, чем санкций и военных действий». К сожалению, украинское руководство сделало многое для поддержки гибридности российской агрессии, что вполне устраивает Путина. Прежде всего, речь идет о своеобразном «молчании ягнят» в Киеве, когда власть почти четыре года на юридическом уровне не признавала факт войны, используя всевозможные фальшивые претексты и объяснения, более всего опасаясь обидеть Москву. Такая практика раздражает как миллионы украинцев, так и страны, на помощь которых рассчитывает Украина.

Просветление на четвертом году войны?

Определенным сдвигом стало принятие Верховной Радой закона о восстановлении государственного суверенитета над оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях. Наконец-то агрессора назвали агрессором, а «начальников» промосковских «бантустанов» на Донбассе – российскими оккупационными администрациями. Но это запоздалый и нерешительный шаг. Он был бы своевременным и смелым в 2014 году. Абсолютно дико, что до сих пор со страной, которая воюет против Украины и ежедневно убивает ее граждан, существуют договоры о «дружбе и сотрудничестве» в различных сферах, а в Москве функционирует украинское посольство и консульство. Любой реальный или потенциальный союзник Украины с непониманием может спросить: «Так у вас война или не война?» Охотно поддерживая российскую гибридность против жертвы агрессии, Киев все больше толкает Украину в глухой военно-политический угол, выйти из которого без огромных потерь будет невозможно.

Вся эта гибридность работает в пользу агрессора, а не Украины

Пока вся эта гибридность работает в пользу агрессора, а не Украины. Постепенно не только в мире, но даже в самой Украине забывают о Крыме, по умолчанию соглашаясь на то, что он якобы не является такой же оккупированной территорией как ОРДЛО. Очень плохим симптомом является тот факт, что в эфире крупнейших телеканалов Украины упоминания о Крыме составляют лишь 0,1% эфирного времени.

Путину удалось навязать Украине чрезвычайно вредную гибридность, она его вполне устраивает и помогает давить на Украинское государство и шантажировать ее западных партнеров. Почему власть Украины так охотно влезла в эту военно-политическую ловушку – большой вопрос. Не удивительно, что в мире создается впечатление, будто Россия вовсе не ведет войну, российской агрессии нет, поэтому на нее можно не реагировать, а в официальных документах международных организаций называть прихлебателей Кремля «сторонниками федерализма» и охотно употреблять термин «конфликт на востоке Украины».

Игорь Лосев, кандидат философских наук, доцент кафедры культурологии НаУКМА

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG