Доступность ссылки

Олег Панфилов: Убитое поколение сепаратизма


Специально для Крым.Реалии

Cотрудники ГТРК «ИР» ежедневно получают возмущенные звонки жителей «Южной Осетии», недовольных качеством трансляции теле- и радиосигналов. Несмотря на то, что ежегодно из бюджета на нее выделяют более 30 миллионов рублей, решить проблему не удается. Пропагандистская машина начала давай сбои.

Среди сепаратистских территорий, поддержанных Россией с начала 1990-х годов, самая тяжелая ситуация с независимыми СМИ – в «Южной Осетии» и в Карабахе. Правда, в отличие от Степанакерта, где издаются несколько независимых газет, в Цхинвали их практически нет, а попытки создать газеты или телеканалы, как правило, ограничивались финансовыми возможностями спонсоров, которых хватало на 2-3 года. Все эти издания не могли быть коммерческими на оккупированной территории, где живет от силы около 40 тысяч человек, как и в Карабахе, где население больше в три раза, но окупать независимые СМИ себя не могут. Выживают только те, кого финансирует государство, взамен требуя политической лояльности.

Другая проблема – отсутствие политической атмосферы, когда газеты или телеканалы больше выражают симпатию политическим силам и их лидерам, чем освещают реальные события. Вопросы урегулирования конфликтов СМИ обходят, оставаясь «патриотами», то есть поддерживая оккупацию, в результате которые они стали «независимыми». Некоторые издания подвергаются давлению властей, но, опять-таки, не-за согласия в статусе территории, а по политическим причинам, как степанакертская газета «Третья Сила Плюс». Главному редактору этого издания Ваграму Агаджаняну и вовсе запрещено заниматься журналистикой.

Однако власти этих территорий не жалеют денег на поддержание государственной пропаганды – прежде всего телеканалов и радио, а также существующих по советской традиции газет. Интернет уже убил несколько крупнейших европейских и американских газет, но издания марионеточного «правительства» в Цхинвали – «Южная Осетия», «Республика» или «Хурзарин» – выходят совершенно не окупаемыми тиражами – от 1 до 3 тысяч экземпляров.

Тем не менее, власти тратят деньги, и с начала года в Ленингорском (по Конституции Грузии – Ахалгорском) районе выходит государственная газета «Рухс фидан» («Светлое будущее») тиражом в 500 экземпляров по два выпуска в месяц. В этом районе 56 процентов населения составляют этнические грузины, которые стараются устанавливать спутниковые тарелки, а во многих случаях без особых помех смотрят эфирные грузинские телеканалы. А вот смотреть передачи ГТРК «ИР» жители Ленингорского района лишены возможности – сигнал поступает не во все села. Это беспокоит марионеточную власть – население не полностью охвачено пропагандой, а на этнических грузин оказывает влияние Тбилиси.

Поскольку более 90 процентов «государственного бюджета» сепаратистского образования «Южная Осетия» приходится на российскую «помощь», то получается, что в поддержке пропаганды более заинтересован Кремль. Ситуация, как и в Абхазии, чей «бюджет» также на 60 процентов зависит от российских налогоплательщиков, государственная пропаганда пока работает исправно, ей помогает формально независимый телеканал «Абаза», в становлении которого активное участие принял Павел Шеремет. Несколько независимых абхазских газет, выходящих раз в неделю, по большей части участвуют в обсуждении социальных проблем и политической жизни, симпатизируя лидерам разных партий и движений.

Благодаря пропаганде выросло поколение людей, воспитанных в атмосфере ненависти к бывшим соседям

Любая попытка поднять вопрос о восстановлении отношений с Грузией воспринимается в штыки. Или, к примеру, обсуждение медицинской помощи, которую абхазы с удовольствием и совершенно бесплатно получают в Тбилиси, но по возвращении домой продолжают говорить о грузинском «фашизме». С большой долей уверенности можно говорить о сильном идеологическом влиянии ведомства Владислава Суркова на информационную атмосферу оккупированных территорий. Опасность в том, что благодаря пропаганде в Абхазии и в «Южной Осетии», в Карабахе и Приднестровье за 25-26 лет выросло целое поколение людей, воспитанных в атмосфере ненависти к бывшим соседям, одноклассникам и друзьям.

Ни телеканалы Грузии, где Конституцией запрещены государственные СМИ, ни Молдовы не уделяют столько внимания идеологическому противостоянию, как это происходит на оккупированных территориях. Единственное отличие – это ситуация в Азербайджане и Армении, где доля ненависти друг другу выше, чем в других конфликтах, и она постоянно подогревается многочисленными фильмами о «геноциде армянского народа», противостоянии в Турции в начале 20 века. Это происходит еще и потому, что в обоих странах государственная пропаганда стала информационной политикой, а кроме противостояния других вариантов разрешения конфликта не признается. Так было до недавнего времени в Приднестровье, Абхазии и «Южной Осетии» – телеканалы неустанно, каждый день рассказывали о зверствах молдавских и грузинских «фашистов», с утра до вечера транслировали умело смонтированные кадры кинохроники военных столкновений. Теперь настала очередь «украинских фашистов», историями о которых потчуют население Крыма и оккупированных районов Донбасса.

В отличие от межэтнического окраса конфликтов в Грузии и Азербайджане, Приднестровье кажется заповедником Советского Союза, где формально нет межэтнических распрей и примерно в равной доле, по 30-35 процентов живут русские, молдаване и украинцы. Противостояние с Кишиневом совершенно идеологическое: когда в начале 1990-х годов сепаратистские регионы создавались как плацдармы для восстановления советской империи или ее подобия, Москва объяснила жителям молдавского левобережья Днестра, что в Молдове «националисты» хотят присоединения к Румынии, а также вступления в НАТО и ЕС. Приднестровье и внешне выглядит осколком Советского Союза – с кириллицей, гербом в виде советской «капусты», флагом с серпом и молотом, приднестровским рублем с портретом генералиссимуса, завоевателя Александра Суворова, а также с собственным КГБ.

Со временем, когда экономическая ситуация катастрофически ухудшилась, этнический приднестровский калейдоскоп уже невозможно было настроить против молдавских «фашистов» и приднестровцы с удовольствием стали ездить в Кишинев и даже получать молдавский паспорт. Некоторые, когда Румыния раздавала гражданство, получали и румынский паспорт – с ним бывшие жители Приднестровья теперь живут и работают в Европе. А оставшиеся «патриоты» по-прежнему впустую рассказывают о героической обороне Бендер и Тирасполя.

Теперь жители оккупированной части Донбасса оказались в несколько привилегированном положении – они могут пользоваться интернетом и узнавать новости из Киева, как бы российская пропаганда не настраивала людей против независимой Украины. Кажется, что более-менее грамотные жители оккупированных украинских территорий стали понимать, что ситуация и зависимость от России, которая попала в санкционный капкан, будет только ухудшаться, а собственных сил, без подпитки из Москвы хватит лишь на какое-то непродолжительное время для поддержания состояния замороженного конфликта. Прошло всего четыре года, и за это время еще не появилось новое поколение, как в Приднестровье или в кавказских сепаратистских территориях, а это значит, что закрепиться Кремлю здесь будет сложно.

Кремль не понимает, что эта история гораздо длиннее, чем история российской оккупации и воспитание ненавистью

В 1990-х годах, особенно с приходом Путина в Кремль, российская пропаганда сохраняла влияние на население Карабаха, Абхазии и «Южной Осетии»: из-за недостатка средств и по советской привычке люди предпочитают смотреть «центральное телевидение» из Москвы, которое технически более качественнее местных. Свои телеканалы сепаратисты смотрят только для того, чтобы узнать о местных событиях, послушать объявления, все фильмы, концерты и шоу, а заодно и пропаганду получают из «центра». Эта зависимость сохраняется еще и потому, что практически все оккупированные территории перешли на русский язык, не только общения, но и делопроизводства и, конечно, пропаганду.

Москва будет сохранять влияние на сепаратистские территории, пытаясь закрепиться там как можно дольше. В старых территориях за 26 лет поняли, в какую «черную дыру» они попали, но сохраняют ненависть к «фашистам» по привычке. Кремль не понимает, что традиционные отношения на какое-то время могут быть нарушены, но нельзя разрушить историю взаимоотношений, и эта история гораздо длиннее, чем история российской оккупации и воспитание ненавистью.

Тем не менее, как показывает опыт объединенной Германии, ментальные и ценностные различия в соединенной нации между западными и восточными немцами до сих пор сохраняются. Задача нынешних политиков и психологов – заранее приготовиться к тому, как придется восстанавливать когда-то разрушенные отношения. Но прежде – дождаться логического конца российской экспансии.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG