Доступность ссылки

Московский «пиццагейт»: сеть пиццерий подозревают в связях с наркомафией


Федора Овчинникова, создателя сети пиццерий "Додо Пицца", допросили по делу о "закладках" наркотиков в туалетах московских пиццерий. Пока он находится в статусе свидетеля. В заявлении, поступившем на Петровку, 38, говорилось, что Овчинников создал свои пиццерии для прикрытия наркотрафика из Латинской Америки.

"Возбуждено дело о распространении наркотиков в особо крупном размере, вплоть до пожизненного заключения. Следователь меня спрашивает: почему вы не в курсе? Но я занимаюсь IT и маркетингом. У нас 300 пиццерий, я не знаю, что в каждой из них происходит. Может быть, где-то кто-то подрался", – рассказал Федор Овчинников Радио Свобода.

Сам он родом из Сыктывкара, где ранее был активистом ныне запрещенной Национал-большевистской партии, затем открыл магазин интеллектуальной книги. Позднее Овчинников поменял книжный бизнес на рынок фаст-фуда и открыл пиццерию "Додо Пицца", которая вскоре превратилась в сетевую франшизу. Сейчас головной офис "Додо Пиццы" переехал из Сыктывкара в Москву. У компании три сотни пиццерий – как собственных, так и открытых по франшизе – в России, странах бывшего СССР, Великобритании, США и Китае.

"На прошлой неделе мне на мобильный телефон позвонил следователь из Южного Медведково и вызвал на допрос в качестве свидетеля по делу о якобы распространении наркотиков в наших пиццериях. Мне было известно, что в конце прошлого года в одной из московских пиццерий в туалете нашли "закладку" каких-то запрещенных препаратов. "Закладку" обнаружили сотрудники пиццерии, а владелец пиццерии вызвал полицию. Юридически я не имел отношения к этой пиццерии, так как она принадлежала и управлялась нашим партнером-франчайзи", – написал 7 февраля Овчинников в Фейсбуке:

"Закладка" – распространенный сейчас вид наркоторговли, когда покупатель и продавец договариваются через анонимизирующие программы интернета, покупатель переводит деньги и получает координаты места, где он может найти свою нелегальную покупку.

Посещение полиции повергло владельца пиццерий в шок. "На Петровку, 38 поступило заявление от некой Прониной Е.В. о том, что под прикрытием сети пиццерий я и наш партнер-франчайзи в Москве занимаемся распространением наркотических средств. Поставки идут из Латинской Америки. Для этого я постоянно езжу за границу, где у нас работают пиццерии для прикрытия. В заявлении, как сказал следователь, был указан мой мобильный телефон. Дальше дело из центра пришло к ним в Медведково, где была обнаружена "закладка", и теперь они его расследуют на месте", – также написал Овчинников.

– Мы знали об одном случае, когда наши сотрудники нашли в туалете "закладку". Сейчас нам говорят, что есть информация и о других, и именно в тех пиццериях, которые были в этом анонимном заявлении. Которое было отправлено за месяц до того, как нашли "закладку" в Медведково, – рассказал Федор Овчинников Радио Свобода.

На допросе следователь выяснял структуру бизнеса "Додо Пиццы" и то, как Овчинников связан с конкретной пиццерией в Медведкове. Предприниматель не исключает, что может из свидетеля превратиться в подозреваемого. Овчинников говорит, что никогда не был в Латинской Америке, никакие компоненты для пицц его компания оттуда не поставляет и пиццерии там пока не открывала.

У нас очень децентрализованный бизнес. Странно пытаться его отнять

– Ядро нашей франшизы – это информационная система. Наша управляющая компания до сих пор инвестирует в нее, но не зарабатывает. У нас очень децентрализованный бизнес. Нашими пиццериями владеют 200 предпринимателей, которые платят нам определенные отчисления. Странно пытаться такой бизнес отнять. Я знаю всех наших конкурентов, они порядочные люди. Странно, чтобы кто-то так пытался с нами конкурировать. Наша компания очень открытая, мы всегда публиковали свои данные. Выручка у нас достигла шести миллиардов рублей, но со стороны непонятно, что это выручка 200 предпринимателей – выручка пиццерий, которые нам не принадлежат. Возможно, это привлекло чье-то внимание, – говорит Овчинников.

8 февраля, однако, дело приняло еще более интересный оборот. Выяснилось, что Екатерина Пронина является соинвестором пиццерии "Додо Пицца" в подмосковных Люберцах – но при этом, по ее собственным словам (с ней поговорило издание vc.ru), никакого заявления в полицию не подавала: "Я сама была не в курсе заявления, что оно подано от моего имени и в другом районе Москвы, я там не проживаю. Подпись там не моя, она сфабрикована, просто взяли фамилию кого-то из инвесторов.

Это происки кого-то из конкурентов, к кому-то попала информация с нашими данными. Может кто-то, возможно, работал и перешёл к конкурентам. Некоторые конкуренты нечестные, [для них] все методы хороши.

Я, естественно, обращусь в органы с целью защиты своего имени, которое использовали для фабрикации заявления".

Федор Овчинников дополняет:

Я обращусь в органы с целью защиты своего имени, которое использовали для фабрикации заявления

"Факты таковы. Екатерина Пронина хотела стать франчайзи «Додо Пиццы» и приезжала к нам на обучение. Стало понятно, что этот бизнес ей не очень подходит, сотрудничество не состоялось, мы вернули уплаченный паушальный взнос. При этом Екатерина Пронина сохранила интерес к «Додо Пицце» и после этого стала инвестором пиццерии нашего партнера в Люберцах Вячеслава Прокудина.

Хочу подчеркнуть, что о Екатерине Прониной я до вчерашнего дня вообще ничего не знал. У нас сейчас много партнеров, и я обычно знакомлюсь с ними после того, как они успешно завершают обучение. И я не знаю лично всех инвесторов в партнерские пиццерии. При этом у нас хорошие отношения с партнером в Люберцах, никаких конфликтов не было. Вячеслав сам в шоке от происходящего.

Мы нашли документы, подписанные Екатериной Прониной. Подпись на заявлении в милицию я помню, и насколько могу судить, она вообще не похожа на подпись Екатерины".

Пресс-секретарь УВД Северного административного округа Москвы Ясмина Шафигуллина заявила Радио Свобода, что должна уточнить ситуацию, и обещала перезвонить. На момент публикации текста информация от нее получена не была.

Адвокат Евгений Черноусов, в свое время работавший оперуполномоченным по борьбе с наркотиками, рассказал Радио Свобода, что технология "обнаружения" наркотиков в каком-либо помещении используется для разрушения бизнеса конкурентов еще с позднесоветских времен: он сталкивался с такими ситуациями в противостоянии владельцев ночных клубов. Как адвокат Черноусов занимался делами о "закладках", и ему кажется очень странным, что "закладки" в данном случае находились в туалетах пиццерий. Обычно наркотики прячут на пустырях, в заброшенных зданиях и других безлюдных местах – где нет риска, что наркотик найдут случайные люди, а также нет камер наблюдения, способных заснять наркодилера. Пиццерии полностью не удовлетворяют этим критериям.

Есть специфичное отношение общества, при котором в любой абсурд люди могут поверить

Анна Саранг, президент Фонда им. Рылькова, занимающегося помощью наркозависимым, отметила в разговоре с Радио Свобода, что дело "Додо Пицца" частично повторяет сюжет киносериала "Во все тяжкие". Там тоже фигурировали латиноамериканские наркокартели, а для прикрытия сбыта запрещенных веществ использовалась вымышленная закусочная Los Pollos Hermanos. "Сложно судить, что есть в этом уголовном деле. Но нужно понимать, как работает наркофобия. Есть специфичное отношение общества, при котором в любой абсурд люди могут поверить", – считает Саранг.

Один из аналитиков рынка заметил в разговоре с Радио Свобода, что в результате шумихи выручка "Додо Пицца", скорее всего, вырастет. Он считает, что пока об этом уголовном деле слишком мало информации. А вот директор Института ресторанных технологий Кадрина Айситулина не исключила в разговоре с Радио Свобода, что кто-либо мог хотеть отнять или разрушить "Додо Пицца", хотя зачастую рейдерские атаки в ресторанном бизнесе не попадают в публичное поле.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG