Доступность ссылки

«Когда мы выводили войска из Крыма, выводить было некого» ‒ экс-министр обороны Украины


Российские военные в аэропорту Симферополя, 28 февраля 2014 года

По делу о государственной измене экс-президента Украины Виктора Януковича продолжается этап допроса свидетелей. В четверг на вопросы прокуроров и адвокатов отвечал экс-министр обороны Михаил Коваль и тогдашний исполняющий обязанности президента Александр Турчинов. Они рассказали о разрушенной украинской армии накануне аннексии Крыма, как Янукович помогал Кремлю захватить часть Украины и почему в самые горячие периоды власть так и не решилась ввести военное положение.

Ключевым свидетелем для адвокатов Виктора Януковича был в четверг Александр Турчинов, действующий секретарь СНБО, а в период после Революции Достоинства ‒ исполняющий обязанности президента Украины.

Турчинов о периоде Майдана

Александр Турчинов рассказал, что в период Майдана оппозиция, к которой он принадлежал, до последнего пыталась заставить бывшего президента действовать в рамках закона. Однако, когда Янукович не выполнил первое же свое обязательство, прописанное в соглашении с представителями Евромайдана от 21 февраля ‒ о возвращении прежней редакции Конституции, стало понятно, что он не планирует его придерживаться вообще, сказал Турчинов.

Когда же Виктор Янукович сбежал из Украины, оставив «дырку в госбюджете», Турчинова назначили исполняющим обязанности президента.

«Связь со мной была постоянной. Мне могли звонить утром и ночью. Никто ‒ ни Янукович, ни кто-то из его окружения ‒ не пытались выйти на меня, чтобы пообщаться», ‒ сказал Турчинов.

Турчинов о начале аннексии

Захват Крыма начался не 20 февраля 2014 года, как пишет Россия на символических медалях, а значительно раньше, говорит он.

Украина же оказалась не готовой к масштабному сопротивлению: задачи по разблокированию административных зданий Крыма, когда «зеленые человечки» их захватили, просто некому было выполнять, сказал Турчинов.

«Была информация, что можно собрать не более чем 5 тысяч военных. Это весь резерв, который имело руководство государства», ‒ сказал тогдашний исполняющий обязанности президента.

Наибольшей угрозой был риск вторжения вдоль всей территории Украины, продолжил Турчинов. Однако страна даже не могла оперативно начать мобилизацию ‒ не действовали военкоматы. Запустить их работу удалось только 17 марта 2014 года, говорит он.

Турчинов о стратегии сопротивления

Защита Януковича предоставила суду свежее интервью Турчинова «24 каналу», в котором он признается, что говорил в начале 2014 года неправду, называя украинскую армию готовой дать отпор России.

«Это данные, характеризующие личность свидетеля с нехорошей стороны. Надо выяснить, можем ли мы доверять ему вообще», ‒ сказал один из адвокатов Януковича Виталий Сердюк.

Действительно, был вынужден говорить неправду, чтобы не сеять большей паники и успокоить украинцев, признал Турчинов.

Я был вынужден успокаивать людей, говорить, что у нас есть армия, она вас защитит. Для того, чтобы в стране не было паники
Александр Турчинов

​«Я понимал, что найдется много «фейковых диванных героев» или врагов Украины, которые будут подменять понятия и врать о событиях, которые были в то время. Я был вынужден успокаивать людей, говорить, что у нас есть армия, она вас защитит. Для того, чтобы в стране не было паники», ‒ сказал он.

В то же время украинскую армию пытались реанимировать. Провели интенсивное обучение и немного натренированное войско распределили на наиболее угрожающие части границы, рассказал Турчинов.

Военное положение, впрочем, не ввели.

«Когда начался сепаратистский шабаш, мне очень помогло бы введение военного положения. Скажем, это предполагает введение цензуры. Российские СМИ тогда вели войну против нас, многие СМИ тогда это подхватывали. Мне бы введение военного положения помогло бы успокоить общество, противостоять агрессии. И я приказал подготовить распоряжение о введении военного положения. Но оно не дает права на применение оружия», ‒ сказал тогдашний исполняющий обязанности президента.

Заручиться поддержкой на известном заседании СНБО 28 февраля 2014 года ему не удалось, говорит Турчинов. Многие из тогдашних политиков считали, что это дало бы ему неограниченную власть, ведь военное положение не позволяет проводить выборы. Так Украина и осталась без военного положения, однако, в конце концов, с АТО, сказал свидетель.

Турчинов о роли Януковича

Россия отказывалась признавать, что проявляет агрессию по отношению к Украине. Ее единственным аргументом стало письмо Виктора Януковича к президенту России Владимиру Путину, которое презентовали на заседании Совбеза ООН. С помощью этого обращения Кремль планировал оправдать свои действия, да еще и вернуть в Украину власть Януковича, сказал Турчинов.

Россия получила политический фиговый лист, чтобы прикрыть агрессию
Александр Турчинов

​«Так Россия получила политический фиговый лист, чтобы прикрыть агрессию», ‒ добавил свидетель.

Турчинов обвинил защиту Януковича в том, что их клиент и, собственно, сами адвокаты работают на Россию, ведь повторяют тезисы Кремля об аннексии, войне и действующей власти.

Адвокат Сердюк в ответ на это заявил: «Мы работаем на Януковича, Конституцию и украинский народ».

После судебного заседания Сердюк еще раз повторил позицию защиты: действующая власть перекладывает всю ответственность за аннексию и войну на Януковича, хотя следует сначала проанализировать ее действия в тот период.

После очередного спора между свидетелем и защитниками суд отпустил Турчинова с допроса.

Коваль о предпосылках агрессии России

Еще одним свидетелем выступил Михаил Коваль ‒ экс-министр обороны Украины, а сейчас первый заместитель СНБО.

Он также заявил, что Вооруженные силы Украины оказались не готовыми к вторжению России, ведь «была проведена заблаговременно подготовленная операция» ‒ мощности украинской армии систематически уничтожались.

Виктор Янукович в статусе главнокомандующего должен был повышать обороноспособность, требовать проводить штатные стратегические тренировки, а экс-президент не заботился об этом, говорит Коваль.

Он также рассказал, что при Януковиче военные здания передавались судам, а обучение в профильных военных вузах сокращалось. Военные части в стратегических регионах ‒ на востоке, в Крыму ‒ расформировывались.

Украина имела угрозу со стороны России. Одну угрозу видел лично, когда руководил пограничниками на Тузле
Михаил Коваль

​«Украина имела угрозу со стороны России. Одну угрозу видел лично, когда руководил пограничниками на Тузле», ‒ сказал Коваль.

Коваль привел для сравнения объемы финансирования в тот период ‒ и сразу после начала российской агрессии. В 2010 году ‒ 10 миллиардов 240 миллионов гривен, в 2011 году ‒ 12 миллиардов 300 миллионов, в 2012 году ‒ 14 миллиардов 41 миллион, в 2013 году ‒ 15 миллиардов 530 миллионов, в 2014 году ‒ 26 миллиардов 510 миллионов.

С приходом Януковича был сокращен Оперативный штаб ВСУ. Сейчас эту структуру снова восстановили. Система логистики была разрушена
Михаил Коваль

​«С приходом Януковича был сокращен Оперативный штаб ВСУ. Сейчас эту структуру снова восстановили. Система логистики была разрушена при Викторе Януковиче», ‒ добавил Коваль.

Поэтому Россия имела благоприятные условия, чтобы вторгнуться в 2014 году, говорит Коваль.

«Россия под видом проведения Олимпиады в Сочи создала мощную военную группировку», ‒ продолжил свидетель.

Коваль об аннексии

В Крым он прибыл 4 марта 2014 года, когда активная фаза операции уже была позади, рассказал Коваль. Должен был выяснить причины массового дезертирства.

Там его поймали представители Воздушно-десантных войск России и так называемые «казаки»: били, обещали вывезти с полуострова, однако в конечном итоге отпустили.

6 марта 2014 года Коваль и сам выехал из Крыма.

«Во всей стране и в Крыму не было людей, чтобы разблокировать здание Верховной Рады Крыма, захваченное лишь 80 людьми?» ‒ спросил адвокат Сердюк.

Когда мы уже выводили войска, мне показалось, что выводить некого
Михаил Коваль

​Коваль ответил, что таких сил не было: «Когда мы уже выводили войска, мне показалось, что выводить некого».

К тому же в Крыму служили в основном крымчане, чьи семьи были на полуострове. И многие решили предать украинскую присягу, чтобы остаться с семьей дома, сказал Коваль.

Корабли же вывели из Крыма ранее, в феврале, в первую ночь блокады Крыма. Остался только один корабль, который был тогда в ремонте, говорит Коваль.

Коваль о стратегии Украины

На вопрос Сердюка, какие силы нужны были Украине, чтобы провести контроперацию и не сдавать Крым, Коваль ответил: «Если бы я видел документы оперативного планирования, я бы понял, какой компонент должен сыграть. Но такого документа Виктор Федорович не разрабатывал и не утвердил. Не было органа управления, который взял бы на себя ответственность. Не было и речи о проведении операции».

Поэтому Украина выбрала другую стратегию: растянуть силы по всей границе из-за угрозы полномасштабного вторжения. Тогда спасли добровольцы, добавил Коваль.

Россияне рассчитывали, что так же легко захватят Донбасс, как это получилось с Крымом. Однако украинская армия ожила, резюмировал экс-министр обороны.

Оболонский суд Киева объявил перерыв в слушании дела до 10 часов утра 21 февраля. Тогда планируют допросить президента Украины Петра Порошенко, а также представителя Украины при ООН Владимира Ельченко, анонсировала прокуратура.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG