Доступность ссылки

Из России: Никого, кроме Путина


Владимир Путин

Лучшее, что может сделать власть для президентских выборов, – допустить к ним всех. Все равно это очередные выборы Путина, вне зависимости от того, готовятся ли массовые фальсификации, сильно ли вырастут цены и будут ли в числе кандидатов настоящие оппозиционеры, а не ручные. Главная проблема этих выборов в том, что они будут честными, даже если будут нечестными. И безо всякого противоречия: выборы будут нечестными, даже если будут честными. Такой вот русский парадокс. Путин выиграет эти выборы при любых раскладах, а оппозиция, участвуя в них, играет ему на руку и проиграет. Впрочем, неучастие оппозиции ничего не изменит.

Во-первых, срабатывает "эффект присоединения к большинству". Люди предпочитают голосовать за тех кандидатов, у которых высокие шансы выиграть (точно так же пользующийся высоким спросом товар покупают те, кому он был не особенно нужен, а книга, получившая премию, начинает нравиться людям, которые иначе не стали бы читать такую ерунду). В странах, где власть много лет сосредоточена в руках одной группировки и одного человека, вообще трудно определить, когда работает админресурс, пропаганда и фальсификации, а когда "эффект присоединения к большинству". Быть в меньшинстве, идти не в строю или, по выражению Генри Торо, "слышать другого барабанщика" – трудно и психологически некомфортно. Люди предпочитают прибиться к большой влиятельной группе, особенно если в их жизни мало поводов для радости и гордости за самого себя, но много лишений, страданий и унижений. Российская ситуация такова, что этих людей в России – "86%". Именно они – главный путинский электорат, а вовсе не прикормленные властью пропагандисты, милитаристы и госслужащие. Проголосовать за заведомо проигрышного кандидата и попасть в оппозиционную группу для таких людей – еще одно, очередное, унижение. Зато стать одним из "путинистов" – возможность психологически компенсировать свое низкое положение на социальной лестнице.

Сюда же можно добавить "оправдание системы" и обывательскую психологию "как бы чего не вышло". Люди склонны защищать и поддерживать статус-кво, причем не только в России. Это когнитивное, социально обусловленное искажение, ему подвержены все. В России перемены всегда страшат, от них не ждут ничего хорошего, а ждут очередных потрясений и изменений к худшему. В России – экономический кризис, большое общественное расслоение, отсутствие социальных гарантий и перспектив, и это достижение нынешней власти, которая и дальше будет идти тем же курсом, курсом "Титаника", плывущего на айсберг. Но ирония в том, что пассажиры "Титаника" все равно будут голосовать за своего капитана, находя оправдание его самым катастрофичным ошибкам. Пластичная человеческая психика склонна к самообману, поэтому обыватель всегда найдет объяснение любым необъяснимым действиям власти. А для того чтобы облегчить ему эту задачу, денно и нощно трудятся пропагандистские телеканалы и прокремлевские СМИ.

Если лошадь каждый день показывать по телевизору, то и лошадь покажется талантливым политиком

Во-вторых, играют роль национальные стереотипы, помноженные на очарование ореола власти. Человек, долго находящийся на высоком посту, вызывает в России подобострастное преклонение, а тот, кто управляет так долго, как Путин, кажется единственно возможным президентом. Как большинству из нас свойственно инстинктивно считать, что физически красивые люди умнее и благороднее некрасивых, так и человек на вершине власти наделяется управленческими талантами, умом и привлекательностью, даже если этих качеств у него никогда и не было, а он просто ушлый и беспринципный жулик, сколотивший банду из олигархов и чиновников. С каждым годом президентства Путин кажется народу все более умным и умелым (даже если социально-политические реалии просто кричат об обратном), само пребывание у власти как бы доказывает, что он этого достоин. Ну кто может заменить его на этом посту? Кто может быть ему ровней? Чем дольше Путин у власти, тем больше людей, даже критически относящихся к президенту, начинают верить – никто. Все это усиливается постоянным появлением Путина в новостях, тиражированием образа на рынке: от сувениров до футболок и школьных дневников, холуйской поддержкой общественных деятелей и деятелей культуры. Если лошадь каждый день показывать по телевизору, то и лошадь покажется талантливым политиком.

В 1999-м, когда Путин впервые появился на телеэкранах, у многих его внешность вызвала отторжение и антипатию. Тогда ему давали прозвища вроде "упырь", "гном", "тролль" и "моль", а еще шутили чеховской фразой: "Если человек не курит и не пьет, поневоле задумаешься, уж не сволочь ли он?" Прошло 18 лет (большой срок, который не красит даже мужчин), и Путин возомнил себя секс-символом, причем не боясь выглядеть смешным. Джон Оливер в одном из своих ток-шоу высмеивал то обстоятельство, что в России Путин считается привлекательным мужчиной и ему посвящают песни вроде "Такого как Путин", а затем перечислил приметы: 65-летний, лысоватый, невзрачный, маленького роста. Американцам смешно. А русским – нет. Власть делает человека привлекательным для многих, а абсолютная власть – абсолютно привлекательным.

В-третьих, никуда не уйти от проклятия недавней истории. Путин ассоциируется у нации с сытыми временами, а демократы – с голодными 90-ми. И неважно, что нынешняя власть – кровь от крови и плоть от плоти 90-х, а сытое время – это высокие цены на углеводороды и триллионы нефтедолларов, большая часть из которых растворилась в воздухе. Но программа, которую выдвигают оппозиционные лидеры: честная конкуренция, честные суды, свобода слова, гражданские права – напоминает о годах, когда в эфире звучали фразы о "нерентабельной части населения". Выбор между Путиным и любым другим демократическим кандидатом для многих выглядит как альтернатива: "Тебя как, сразу прикончить или желаешь помучиться?" Лучше, конечно, помучиться, решат избиратели и от страха проголосуют за Путина только для того, чтобы не вернулись 90-е.

Активисты оппозиции ничего не могут поделать и с реваншистскими настроениями, с поддержкой внешней политики Путина. Дело, опять же, в "родовой травме" постсоветской России: крушении империи, превратившейся из сверхдержавы в страну "третьего мира", и национальном унижении. Сегодняшний патриотический угар, как бы мы к нему ни относились, – ответная реакция на царившее в средствах массовой информации антипатриотическое, беспросветное самоистязание. Резкая, унизительная, обидная по своим формулировкам критика часто звучала тогда и из уст иностранцев. Как известно, все мы, конечно, презираем отечество свое с головы до ног – но нам досадно, если иностранец разделяет с нами это чувство. Как все исторические нации (в смысле "творящие историю"), русские чувствительны к тому, как относятся к России другие страны и какую роль она играет в мировых событиях. Пусть даже эта роль раздута пропагандой. Можно против этого внутренне бунтовать, но не считаться с настроениями большинства невозможно, потому как другого народа у нас нет.

Да, население обнищало и будет нищать дальше, да, жизнь в России – ежедневная унизительная борьба за существование, да, в стране уничтожены образование, медицина, наука и промышленность, а национальные богатства сосредоточены в руках кучки избранных (10% богатейшего населения России владеет более 70% национального достояния, а на долю половины беднейших жителей страны приходится меньше 5%), но за одно только возвращение России на мировую арену и за агрессивную риторику, напоминающую времена холодной войны, граждане готовы простить Кремлю многое. А вот оппозиции, угрожающей отнять последнюю радость – возможность стучать туфлей по столу и грозить миру кузькиной матерью, – не простят ничего.

Понятно, что любые выборы с участием Путина превращаются в выборы без выбора. При этом единственно возможный, беспроигрышный кандидат до смерти боится конкуренции, так что на выборах, безусловно, будут массовые нарушения: и вбросы, и фальсификации, и принуждение бюджетников. Без этого его победа была бы "чистой". В этой ситуации бесполезно не только участие оппозиционных кандидатов (предположим, что они искренне верят в победу), но и призывы к бойкоту, а волну массовых протестов против участия Путина в выборах никто поднять не способен. Остается готовиться к очередной победе, которая подтвердит то, что мы все и так знаем – Путин останется у власти навсегда, а население России поделится на тех, кто при Путине родился, и тех, кому доведется при нем умереть.

Елизавета Александрова-Зорина, московский писатель и публицист

Мнения, высказанные в рубрике "Блоги", передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG