Доступность ссылки

Крымское ханство. Наследие Менгли Герая


(Продолжение, предыдущая часть здесь)

Истории Крымского ханства не повезло дважды: в Российской империи ее писали преимущественно в черных красках, а в Советском Союзе вообще попытались забыть. Да и жители современной Украины, чего скрывать, по большей части находятся в плену российских мифов и заблуждений о крымских татарах. Чтобы хоть немного исправить ситуацию, Крым.Реалии подготовили цикл публикаций о прошлом Крымского ханства и его взаимоотношениях с Украиной.

Ну и в завершение этой темы подведем некоторые итоги. Когда умер Менгли Герай и какую после себя оставил на полуострове память? Что из наследия его эпохи дошло до наших дней?

Менгли Герай завершил жизненный путь весной 1515 года, в возрасте около 70 лет. Он был похоронен рядом со своим отцом в склепе фамильного мавзолея. Причем еще за 13 лет до этого, в 1502 году, Менгли Герай повелел обновить и богато украсить надземную часть этого мавзолея резными орнаментами и каллиграфическими надписями. Этот мавзолей сохранился до наших дней, и в 2004-2009 годах был отреставрирован.

Династический мавзолей крымских правителей, обновленный Менгли Гераем, был лишь частью целого архитектурного комплекса, который хан возвел на рубеже 15 и 16 столетий, благоустраивая свою столицу.

А надо сказать, что в эпоху Менгли Герая столицей Крымского ханства был еще не Бахчисарай. Бахчисарай будет основан лишь в 1532 году сыном Менгли Герая, Сахибом Гераем. А место, где стояла столица Менгли Герая в ханские времена, называлось Салачик, Салачикское ущелье. Эта местность лежит лишь в паре километров от Ханского дворца, и в наши дни входит в городскую черту Бахчисарая. Однако вплоть до середины 20 века Бахчисарай и Салачик считались разными населенными пунктами (и в кампанию сталинских постдепортационных переименований село Салачик даже, так сказать, удостоилось отдельного переименования в Староселье).

Столица первых крымских ханов в Салачикском ущелье называлась Кырк-Ер

Так вот, столица первых крымских ханов в Салачикском ущелье называлась Кырк-Ер. Она включала в себя одноименное древнее укрепление на высоком горном отроге (современные туристы знают эту крепость как Чуфут-Кале – это название она носит с 17 века). А у подножия этого отрога, на котором стоит крепость, издавна располагался поселок, где и находилась ханская резиденция. Эта местность имеет великолепный климат и была очень хорошо защищена горными утесами. Недаром в 1450-х годах именно сюда перенес свою ставку основатель Крымского ханства, Хаджи Герай. В ордынские времена столицей Крымского улуса был город Кырым – он же Солхат, Эски-Кырым и Старый Крым. Но к началу правления Хаджи Герая он, как свидетельствовали все современники, был уже практически полностью разрушен во время ордынских усобиц. И потому Хаджи Герай перенес свой двор из запустевшего города в куда более удобную и безопасную горную крепость Кырк-Ер, и вокруг нее была образована новая столица нового государства. Замечу, что этот выбор полностью оправдал себя, ведь когда Орда в конце 15 века совершала свои набеги на Крым, Менгли Гераю не раз доводилось укрываться от противника за стенами этой крепости, и враги ни разу не смогли пробить этой защиты и добраться до него.

Итак, на рубеже 15 и 16 столетий Менгли Герай принялся за благоустройство этой столицы. В этом он последовал обычаю, который соблюдался во всех странах востока, где столичный статус главного города принято подчеркивать строительством традиционного набора из пяти сооружений, несущего большое символическое значение. Эти пять сооружений – это главная мечеть правителя, его дворец, усыпальница его предков, школа для воспитания государственных кадров и то или иное благотворительное сооружение для горожан – как, например, общественные фонтаны, лечебницы и тому подобное. Такой набор зданий мы найдем и в Стамбуле, и в Багдаде, и в Каире, и много где еще.

Менгли Герай начал строительство с главной ханской мечети

Как и полагалось в таких случаях, Менгли Герай начал строительство с главной ханской мечети. Примечательно, что деньги на ее сооружение он просил у своего союзника Ивана III, причем просил значительные суммы. Прислал ли тот их или нет – сведений нет, но скорее всего, прислал, потому что Крым для Москвы был незаменимым партнером в ее борьбе с Ордой и на подобные ханские просьбы по другим поводам не отказывал. Как выглядела эта главная мечеть Менгли Герая – уже неизвестно, потому что от нее остались лишь фундаменты, погребенные под постройками советского времени.

Дворец был назван Девлет-Сарай, и был спроектирован, по всей видимости, венецианским архитектором

Вторым крупным проектом хана стало возведение ханского дворца. Этот дворец был назван Девлет-Сарай, и был спроектирован, по всей видимости, венецианским архитектором – почему и имел крайне необычный для крымской архитектуры вид типичного итальянского средневекового палаццо, в чем-то даже похожий на дворец дожей в Венеции. Этот дворец тоже не сохранился, даже точное место, где он мог раньше стоять, известно нам лишь предположительно. Однако от дворца Девлет-Сарай сохранился роскошный входной портал. Он на каком-то этапе был перенесен в Бахчисарайский дворец, и потому уцелел и стоит там до сих пор. Это уникальнейший памятник, ничего подобного ему больше нет среди памятников всей Украины и вообще всей Европы, потому что на этом портале соседствуют типичные орнаменты итальянского Ренессанса и резная вязь каллиграфия торжественных ханских титулов на арабском языке. Такое неожиданное соседство столь разных традиций служит в высшей степени красноречивым символом всей крымской истории, где встречаются самые удивительные примеры соприкосновения и взаимодействия разных культур.

Мавзолей служит местом покоя для четырех ханов: Хаджи Герая, Менгли Герая, Сахиба Герая, а также, почти несомненно, Нур-Девлета

Далее, я уже упоминал про ханский мавзолей. Наличие фамильной усыпальницы было крайне желательным для любого хана, эмира, султана потому, что величественные мавзолеи предков молчаливо подтверждают всему народу, что их нынешний повелитель – это не самозванец на престоле, а потомок рода, издавна правившего этой землей. То есть, это вопрос легитимизации власти в глазах подданных. И, стало быть, Менгли Герай обновил и украсил родовую гробницу не зря. Этот мавзолей использовался до середины 16 века, затем эта роль династических усыпальниц перешла к другим строениям в Бахчисарае. Но этот мавзолей служит местом покоя для четырех ханов: Хаджи Герая, Менгли Герая, Сахиба Герая, а также, почти несомненно, Нур-Девлета. Нур-Девлет, к слову, умер в 1503 году не в Крыму, а на чужбине, в своем Касимовском уделе, в Московском государстве. Но его вдовы вернулись оттуда в Крым и привезли с собой гроб бывшего хана, чтобы захоронить его на родине.

Что касается благотворительного, так сказать, подарка хана жителям столицы – то им стали общественные бани. Историкам было давно известно, что они когда-то существовали здесь, но фундаменты их были обнаружены, причем случайно, лишь в 2007 году.

Еще одно, весьма знаменитое, из столичных сооружений Менгли Герая: мусульманское религиозное училище под названием Зынджирлы-медресе

И, наконец, еще одно, весьма знаменитое, из столичных сооружений Менгли Герая: мусульманское религиозное училище под названием Зынджирлы-медресе. Как и мавзолей, оно тоже сохранилось до наших дней, и тоже было отреставрировано, одновременно с мавзолеем. Здесь шло обучение людей, которые затем делали карьеру не только на религиозном, но и на государственном поприще – как например, судьи и различные придворные чиновники. Образование, которое давали в Зынджирлы-медресе, высоко котировалось по всему Ближнему Востоку, и выпускники этого заведения впоследствии прославились во многих культурных центрах мусульманского мира далеко за пределами Крыма.

Но самый, пожалуй, удивительный нюанс в истории Зынджирлы – это то, что оно оказалось наиболее долговечным начинанием хана, поскольку непрерывно проработало более 400 лет! Уже давно сошел со сцены сам основатель заведения, уже ушло в историю и Крымское ханство, а в стенах училища все еще продолжались занятия. Возможно, его история смогла бы продлиться и дальше, но тут подступил 1917 год. Крымскотатарские деятели хотели было развить и продолжить эту традицию образовательного центра, и планировали создать на базе Зынджирлы-медресе университет имени Менгли Герая. Но большевики вскоре закрыли этот вопрос, и четырехвековая история ханской столичной школы прервалась.

Помимо столичного, Менгли Герай вел и весьма масштабное фортификационное строительство

Но этим список наследия этого правителя не ограничивается, поскольку помимо столичного, Менгли Герай вел и весьма масштабное фортификационное строительство. Он построил новую крепость, Феррах-Керман, на древнем, еще скифском, рву на Перекопском перешейке. А также выстроил целую цепь крепостей на Нижнем Днепре, который в те времена еще являлся зоной кочевий последних ордынских улусов, бродивших по степям между Каспием и Дунаем. На днепровских берегах были построены крепости Тегин, Джан-Кермен, Ислям-Кермен, Гази-Кермен.

От самих этих крепостей, по большей части, не осталось и следа – но зато поселения, разросшиеся вокруг них, стали предшественниками некоторых из современных приднепровских городков Украины. На месте Ислям-Кермена, например, теперь стоит Каховка, на противоположном берегу от нее, где стоял Гази-Кермен, стоит Берислав, а Джан-Кермен – это предшественник нынешнего Очакова.

К концу правления Менгли Герая Крымское ханство выросло в полноценную державу, в регионального лидера и в очень весомого участника международных отношений того времени

Если же вспомнить, так сказать, о нематериальном наследии эпохи Менгли Герая – то, безусловно, заслугой этого хана было то, что само Крымское государство, основанное его отцом, устояло в эпоху потрясений и смуты. К концу правления Менгли Герая Крымское ханство выросло в полноценную державу, в регионального лидера и в очень весомого участника международных отношений того времени.

Для этого хану пришлось проявлять совершенно неординарный стратегический талант, правильно и вовремя подбирая союзников, а также умея привлечь симпатии своего народа.

Это был нелегкий путь. Ведь правителю страны, которая буквально недавно освободилась из-под владычества прежнего «старшего брата», Орды, едва ли было столь уж легко согласиться с навязанным ему верховенством следующего «старшего брата»: на этот раз Турции. Тем не менее, хан и это сумел обратить себе на пользу, приобретя в лице султана могущественного союзника. Когда Мехмед II умер, то сменившие его на османском престоле сыновья и внуки относились к Менгли Гераю с величайшим почтением, а он помогал им в борьбе за власть – как например, Селиму Грозному – и, таким образом, уже сам, со своей стороны, сумел влиять на положение дел в Османском государстве.

Я, наверное, не буду сейчас перечислять достижений Менгли Герая на восточном направлении его политики – то есть, в том, которое касалось других тюркских государств, возникших, как и Крымское ханство, на обломках рухнувшей Орды. Но и здесь Менгли Герай сумел достичь такого авторитета, какого Крым не достигал ни до, ни после него.

Таким образом, можно заключить, что Менгли Герай успешно провел свою страну через трудные времена и оставил своим наследникам мощное и очень жизнеспособное государство. А вот о том, как поколения его преемников распорядились этим наследием – у нас будет повод побеседовать позже.

Продолжение следует.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG