Доступность ссылки

Татьяна Попова: Коллаборационизм и наказание


Карта Украины без Крыма и неподконтрольных Украине территорий Донбасса. Иллюстрационное фото

Украинское общество в перспективе ждет экзамен по решению проблемы коллаборационизма. Как минимум существует две причины для актуализации этой темы. С одной стороны, принят Закон Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях», которым предусмотрена уголовная ответственность лиц, причастных к вооруженной агрессии России. С другой ‒ в обществе активизировалась общественная дискуссия о коллаборационизме и появились другие законодательные инициативы. При определенном развитии событий эта тема, затрагивающая базовые права и свободы граждан, деятельность СМИ, будет крайне чувствительной, поэтому мы должны начинать об этом говорить.

События и риторика сторон

В первых версиях вышеупомянутого Закона Украины определялось: «Лица, участвующие в вооруженной агрессии России или привлеченные к участию в оккупационной администрации России, несут уголовную ответственность за деяния, нарушающие законодательство Украины и нормы международного гуманитарного права». Такой формулировки в действующем законе, подписанном президентом Украины, уже нет.

Но тема получила продолжение. Речь идет о предложенных на рассмотрение парламента законопроектах о коллаборационизме (№6170) и ответственности за публичное отрицание агрессии России против Украины (№7354). Вопрос вызвал определенный общественный интерес. В частности, 16 января 2018 года возле Верховной Рады Украины активисты «Стоп реванша» требовали принять законы о деоккупации Донбасса, коллаборационизме, законопроекты о языке и церкви и тому подобное.

Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров считает, что украинской власти для борьбы с последствиями оккупации Крыма стоит принять закон о коллаборационистах. Юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека Дарья Свиридова сообщила, что в Киеве уже создана рабочая группа, которая должна определить степень ответственности жителей временно оккупированных территорий за сотрудничество с российскими властями.

Что вообще считать преступлением? Человек, ходивший на так называемый «референдум» ‒ преступник? А бизнесмен, работавший в ОРДЛО?
Егор Фирсов

Дискуссия продолжается, на ее фоне встречаются довольно взвешенные подходы. Например, народный депутат Украины VII и VIII созывов Егор Фирсов считает: «Проблема наказания виновных самая сложная ‒ как с точки зрения практической реализации, так и в плоскости поиска общественного консенсуса между уголовным наказанием, амнистией и прощением. Здесь сложности возникают с самого начала: что вообще считать преступлением? Человек, ходивший на так называемый «референдум» ‒ преступник? А бизнесмен, работавший в ОРДЛО?».

Некоторые риски

Предлагаю представить ситуацию, что ответственность за коллаборационизм в предложенных редакциях законопроектов установлена. Но какая может быть практика реализации требований этих нормативных актов? Есть ли защита для рядовых граждан или журналистов от их выборочного применения и злоупотреблений? Причины для таких опасений, к сожалению, существуют.

Начнем с законопроекта «Проект Закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно уголовной ответственности за отрицание факта военной агрессии России в Украине)». Неудивительно, что он получен от депутатов, которые «любят» генерировать законопроекты о введении цензуры, ограничении свободы слова или деятельности журналистов. На этот раз имеем очередные «идеи» по формату работы СМИ, у которых очень мало общего с общепринятыми европейскими подходами, включая возможность лишения свободы на срок до пяти лет в случае определенных «нарушений». Как это может работать, объясню на простом примере: если вы скажете в любом интервью, что лично не видели российских военных (даже попав под обстрел, который, вы уверены, осуществлялся российскими боеприпасами и из российского оружия), то вас могут за это также осудить на 5 лет. Как говорится, без комментариев... Кстати, почему в списке причастных к дальнейшему сопровождению законопроекта нет парламентского Комитета по вопросам свободы слова. Хотя право на возражение ‒ это и есть свобода слова. По моему мнению, о Комитете по вопросам свободы слова «забыли», потому что авторы никогда не прошли бы с таким законопроектом в этот комитет. Очень надеюсь, что народным избранникам хватит ума увидеть, что такое странное представление законопроекта и законопроект вообще не должен быть поддержан и пройти голосование в Верховной Раде.

Физическое возвращение территорий без контекста их реинтеграции вместе с населением невозможно без четкого, достижимого и привлекательного видения их будущего в составе Украины

Заслуживает внимания также и проект закона «О запрете коллаборационизма» (№6170, поданный народным депутатом Игорем Лапиным). Я вижу как минимум несколько причин для исключений из законопроекта. Например, возможность журналистов Украины или западных стран получить формальные «разрешения» на работу на временно оккупированных территориях Украины от лидеров сепаратистов или российской оккупационной администрации. Иначе журналисты там находиться и выполнять редакционные задания не смогут. В то же время Украине нужно, чтобы на временно оккупированных территориях работали хотя бы представители иностранных СМИ (об украинских СМИ речь уже давно не идет). Но пункт 6 статьи 3 этого законопроекта прямо нам говорит, что недопустимы «любые другие формы сотрудничества с российской оккупационной властью и созданными или поддерживаемыми Россией незаконными вооруженными формированиями». Кстати, в качестве наказания предусмотрено «лишение свободы на срок от двенадцати до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой». Не много ли это будет за репортаж, например, от съемочной группы ВВС о фейках лидеров «ДНР» или незаконном удержании украинских узников на временно оккупированных территориях? Не напоминает ли эта фраза историю печально известного сайта, опубликовавшего персональные данные тысячи журналистов международных СМИ и обвинившего их всех в «сотрудничестве с террористами»? Это стоило Украине и украинской власти ухудшения отношений с правительствами этих стран и международными журналистами. Мы получили ноту протеста от послов G7 и постоянную возможность для россиян обвинять Украину в ущемлении прав журналистов и свободы слова. Народные избранники, которые предлагают такие законопроекты, любят наступать на грабли многократно? Одной ноты протеста со стороны G7 им недостаточно?

Законопроект о коллаборационизме №7425 прописан получше, но решение ситуации с разрешением журналистам на работу в ОРДЛО и Крыму там опять же нет.

Путь вперед

Пока трудно сказать, каким образом будут возвращены временно оккупированные территории. Более-менее реалистичных стратегий пока не обнародовали. Но физическое возвращение территорий без контекста их реинтеграции вместе с населением невозможно без четкого, достижимого и привлекательного видения их будущего в составе Украины.

История имеет «привычку» наказывать за незнание ее уроков

Нравится это кому-то или нет, но сегодня стоит хорошо подумать, есть ли смысл публично говорить о необходимости создания десятков тысяч дополнительных мест в учреждениях отбывания наказаний и перспективах других ограничений для граждан, оказавшихся по ту сторону линии соприкосновения. Иначе говоря, это означает мотивировать сотни тысяч людей оставить ситуацию без изменений. Это в лучшем случае, а в худшем ‒ противодействовать вообще попытке любой реинтеграции. А если быть откровенно циничными ‒ смешно пугать кого-то будущим наказанием, не имея политической воли и реальных возможностей для восстановления суверенитета, живя иллюзией, что это сделают, например, миротворческие контингенты.

Искусство для власти и общества состоит в поиске мотивации для России (в частности, с помощью западных партнеров) дать Украине покой, а для жителей временно оккупированных территорий ‒ возвратиться. Официальная позиция правительства и президента Украины известна ‒ мирное возвращение.

С замалчиванием и игнорированием этой темы также ничего не получится. История имеет «привычку» наказывать за незнание ее уроков. Если своевременно не расставить все точки над «і» в єтом вопросе, то есть риск оказаться в ситуации, в которой сегодня находится власть Польши в результате принятия закона об ответственности за отрицание определенных исторических событий. Вместо того, чтобы двигаться вперед и развивать конструктивные отношения с партнерами, полякам грозят репутационные проблемы, затраты времени и ресурсов за возвращение к борьбе с собственным прошлым. Стоит ли нам это повторять?

Татьяна Попова, эксперт по стратегическим коммуникациям ОО «Информационная безопасность», бывший заместитель министра информационной политики Украины

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радiо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG