Доступность ссылки

Ксения Собчак: о Крыме, выборах, отце и Путине


Ксения Собчак

7 марта кандидат в президенты России Ксения Собчак посетила Иркутскую область, где у нее было запланировано несколько частных встреч и одно публичное мероприятие – встреча с избирателями. Мероприятие проходило в кинотеатре "Чайка": зал, рассчитанный на 430 мест, не вместил всех желающих, люди стояли в проходах, но и этого пространства было мало. За десять минут до начала встречи Ксения Собчак дала интервью корреспонденту Сибирь.Реалии.

Ксения Собчак на встрече с избирателями в Иркутске
Ксения Собчак на встрече с избирателями в Иркутске

Визит Ксении Собчак в Иркутск совпал с очередным медиа-скандалом вокруг ее имени в российских СМИ. Накануне она заявила о том, что направила в посольство Украины просьбу разрешить ей приехать в Крым. При этом отметила, что поедет туда только через украинскую территорию. На эту новость уже отреагировали российские и украинские политики. Депутат Госдумы Наталья Поклонская заявила, что видит в словах Собчак признаки уголовного преступления – публичных призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России. Зампредседателя Совета министров Крыма Дмитрий Полонский назвал заявление Ксении Собчак "политическим цирком", а министр иностранных дел Украины Павел Климкин – "политической шизофренией".

–​ Ксения, Наталья Поклонская в соцсетях пишет, что вы уже были в Крыму в 2014 году и не просили у властей Украины разрешения. Она видит в этом непоследовательность, а вы?

Единственное, что меня интересует в этой ситуации – права и интересы людей, чьи права систематически нарушаются, а таковые в Крыму, безусловно, имеются

– Я вообще не готова вступать в диалог с управляемыми персонажами, вроде Натальи Поклонской, и как-либо отвечать им. Это первое и основное. Единственное, что меня интересует в этой ситуации – права и интересы людей, чьи права систематически нарушаются, а таковые в Крыму, безусловно, имеются. И они ко мне обращаются с просьбами обратить внимание на то, в каком состоянии сейчас находятся их жизни и судьбы. В 2014 году вместе с Антоном Красовским мы были в Крыму, где собирали информацию для издания "Сноб" о том, что там происходило в тот момент. Мы готовили репортаж. Сейчас у меня принципиально иной статус, я – кандидат в президенты России, Антон Красовский – мое доверенное лицо. Я единственный российский политик, который официально запросил разрешение у властей Украины на въезд в Крым с украинской территории. Представители посольства Украины в России говорят, что не получали копию этого заявления, что является неправдой.

– Что вы, как кандидат в президенты, можете предложить сибирским регионам? Точнее, как, на ваш взгляд, должна измениться, политика центра по отношению к регионам вообще и по отношению к Сибири в частности?

– Прежде всего, в моей программе очень подробно расписано то, что я считаю важным для любого российского региона: это федерализм в полном понимании этого слова. Я считаю, больше власти нужно дать всем регионам, больше возможности выбирать самоуправление на всех уровнях, конечно же, реальные выборы мэра и губернатора. И вся система власти, выборной власти в самом регионе. Во-вторых, это изменение налогового законодательства. Мне кажется несправедливым, что все деньги сегодня централизованно уходят в Москву и там уже распределяются по регионам. Я считаю, было бы правильно все-таки оставлять часть этих денег на местах. В частности, у нас в программе прописана возможность оставлять налог на прибыль тех предприятий, которые здесь работают, внутри региона. Что, конечно, обеспечит предпосылки для экономического роста здесь, возможность инвестиций и так далее. Это очень важно, потому что там, где деньги, там и развитие. Мы сейчас это видим по Москве. Москва богатеет, Москва становится привлекательным центром для всех.

Но это влечет за собой ряд больших проблем. Во-первых, нет других центров силы в России, как в любой другой большой стране. В той же Америке огромное количество разных центров. Люди не стекаются только в Нью-Йорк. Есть Даллас, есть Лос-Анджелес, есть Флорида, есть другие регионы, где имеются возможности развития, в том числе, для промышленности. В России такого нет. Москва, еще пара-тройка крупных городов-миллионников, а все остальное – это регионы, из которых люди мечтают уехать. Выбраться куда-то в столичный центр.

Мы становимся сырьевой колонией Китая... И не нужна никакая война

Это можно прекратить только созданием настоящей экономики, в разных регионах, в том числе и в Иркутске. Тем более что для этого здесь есть все условия: Байкал, потрясающая природа, возможность экологического отдыха, туризма. Но только это нужно тоже развивать правильно, соблюдая закон, а не разбазаривая эту землю китайцам и не устраивая какие-то совершенно чудовищные застройки.

– Можно ли сегодня Сибирь назвать сырьевой колонией России?

– По сути дела, сейчас мы сырьевая колония, причем не только России, мы становимся еще и сырьевой колонией Китая. Нужно понимать, что в регионе, где на один квадратный километр приходится, по-моему, порядка пяти жителей в среднем, конечно же, рядом огромный Китай, вторая экономика мира. Китайцы берут эти земли в аренду, скупают, договариваются на коррупционных условиях о покупке все новых и новых территорий. По сути дела, это такая ползучая эмиграция из Китая. И не нужна никакая война. Просто через 20-30 лет мы проснемся, это будут абсолютно китайские земли, китайские надписи, китайские браки и так далее. В этом смысле удержать Сибирь Россия может, только создавая здесь свою экономику, промышленность, собственные центры силы и ужесточая законодательство по скупке земель китайскими предприятиями. И вообще, жестким контролем за тем, как используется взятая в аренду земля. На сегодняшний момент мы знаем об огромном количестве нарушений.

– Есть данные, что во многих регионах, и в Сибири в том числе, по предварительным опросам, неожиданно много набирает Грудинин. И в то же время мы видим лояльность федеральных СМИ по отношению к вам и ожесточенную кампанию по дискредитации Грудинина. Как вы это объясняете?

– Я не очень понимаю, почему вы мне этот вопрос адресуете. Это какая-то агитация за Грудинина у вас? У меня есть ощущения ровно обратные. Я считаю, что происходит как раз агитация за Грудинина всеми способами. Я считаю, что администрация президента намеренно надувает его рейтинг этой дискредитацией.

Власть пытается меня задушить в объятиях, сделать вид, что хорошо, что я иду на выборы, я – "агент Кремля"

По-моему, это такой умный ход, чтобы оппозиция была представлена не людьми с либеральным мышлением, типа меня или Явлинского, а коммунистом, делая вид, что его очерняют. При этом у всех людей думающих, образованных, ровно обратный эффект это вызывает. Это просто стратегия по привлечению внимания к Грудинину. Мы все понимаем, как проще всего привлечь к себе внимание. Только когда на тебя есть какое-то давление. Что-то на меня я давления не вижу вообще. Меня, наоборот, власть пытается задушить в объятиях, все пытаются сделать вид, что хорошо, что я иду на выборы, я – "агент Кремля" и так далее. Это же намеренная дискредитация – удушение в объятиях. А Грудинин у нас якобы такой борец, хотя совершенно очевидно, что это все делается как раз в кабинетах администрации президента. И специальное раздувание Грудинина, чтобы побольше людей пошло за него проголосовать, и в итоге, как результат, мы лишимся либеральной оппозиции, у нас будет двухпартийная система: Путин и коммунисты. А при таком выборе люди больше пойдут голосовать как раз за Путина, потому что голосовать за сталиниста Грудинина…

А я хочу напомнить, что этот человек считает лучшим правителем нашей страны товарища Сталина. Я считаю, что поддерживать Сталина, как сказал позавчера Борис Гребенщиков, которого я очень люблю и уважаю, может только человек, претендующий на квартиру расстрелянного. Для меня невозможно представить себе ситуацию, при которой можно проголосовать за сталиниста. Но власть навязывает нам эту дихотомию: либо Путин, либо коммунист Грудинин. И это делается абсолютно специально. Я даже считаю, что ваш вопрос является очередным раздуванием имиджа человека, который совсем не является оппозиционером, это главный кандидат главной согласованной партии. Конечно, сейчас всеми силами Кириенко "надувает" его имидж вот таким якобы давлением со стороны власти. Мне эта ситуация абсолютно очевидна.

​– Вопрос по вашей политической программе. Вы предлагаете внести изменения в Конституцию, в ст. 3-5 (о федеративном устройстве, о полномочиях ветвей власти). "Перед Россией стоит задача перехода от суперпрезидентской республики, где полномочия всех ветвей власти фактически и неизбежно концентрируются в руках одного человека, к полноформатной парламентской демократии", – говорите вы. Для таких конституционных изменений необходим созыв Конституционного собрания, что, в свою очередь, возможно только с санкции думы. Как при нынешней думе возможны такие перемены?

– Во-первых, я считаю эту думу нелегитимной. Мы помним, как проходили последние выборы. Они были проведены с огромным количеством нарушений. Я считаю, эта Дума просто не является легитимным органом, они никого не представляют. Поэтому должна быть переизбрана Дума, должны быть новые выборы. И соответственно, в результате этих выборов, если они будут проведены честно, я абсолютно уверена, что "Единая Россия" будет там в катастрофическом меньшинстве. Я не знаю людей, которые любят эту партию, которые разделяют ее мировоззрения. И, конечно же, это будет уже другая Дума, которая сможет принимать подобные решения.

​– Тем не менее, от созыва к созыву "единороссы" сохраняют большинство. С чего вдруг они потеряют голоса и не будут в большинстве в следующей Думе?

– Я не считаю, что у них есть хоть какая-то популярность. Есть фальсификация выборов. Я считаю, что просто подделываются результаты, специально навязываются кандидаты, за них заставляют голосовать бюджетников. "Единая Россия" в народе – это уже давно "партия жуликов и воров".

Путин никогда не сдает своих, и даже человек, уличенный в коррупции, не несет за это никакого наказания

​– Вам часто ставят в укор, что вы избегаете персональной критики в адрес Путина. У вас есть претензии лично к нему как к президенту России?

– Главная претензия, что он ставит людей на высшие государственные должности не по принципам профессионализма, а по принципу лояльности. Главная претензия в том, что он никогда не сдает своих, и даже человек, который был уличен в коррупции, все равно не несет потом за это никакого наказания. По сути дела, главная вина его в том, что он создал систему, в которой страной управляет порядка ста приближенных друзей и их семей, а все остальные вынуждены работать на миллиардное состояние вот этих близких Путину товарищей.

​– При этом вы выступаете против люстрации. Вот если представить, что времена изменятся: нынешний глава государства и его ближайшее окружение должны будут понести какую-то персональную ответственность за происходящее в стране сейчас?

Мой отец не одобрил бы ту систему, которая сейчас существует в России. Он был человеком демократических убеждений

– Безусловно. Любой гражданин, включая президента, должен нести эту персональную ответственность в независимом суде. И реформа независимой судебной власти – это главная реформа моей программы. Я считаю, что первое, что нам нужно – это независимый суд. Тогда у нас появится опять же другой центр силы власти. Сегодня исполнительная власть, по сути дела, объединяет в себе функции всех трех ветвей. И все решения принимает именно президент. Это очевидно. Политические процессы, политические гонения и приговоры, выписанные по указке. Как только будет реальное разделение властей, восторжествует закон и мы сможем лично привлекать к ответственности всех виновных в тех или иных противоправных деяниях.

– Скоро юбилей вашего отца, снимается фильм к этому событию, в нем, насколько я знаю, будет и интервью с Владимиром Путиным. Как вам кажется, ваш отец сегодня был бы в оппозиции Путину?

– Я снимаю фильм про моего отца с режиссером (Верой Кричевской – Сибирь.Реалии). Мы делаем это вместе. Это такая журналистская работа с моей стороны и режиссерская – с ее. Мы скоро, я надеюсь, после выборов, покажем этот фильм. Я специально перенесла сроки, чтобы не смешивать с президентской кампанией. Я думаю, что, конечно же, мой отец не одобрил бы ту систему, которая сейчас существует в России. Он был человеком демократических убеждений, он бы поддержал меня.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG