Доступность ссылки

Крымский конвейер «профессиональных избирателей»


Реконструкция Нюрнбергского процесса в «Артеке», ноябрь 2017 года

Специально для Крым.Реалии

Российские власти используют аннексированный полуостров не только как военную базу и испытательный полигон для репрессий. Крым также является своего рода лабораторией, в которой кремлевские политтехнологи отрабатывают методики «политического воспитания» школьников.

Из юных крымчан и россиян методично лепят активных сторонников режима, которые готовы участвовать в выборах, референдумах и прочих политических акциях исключительно в поддержку власти. Именно такую цель преследовали инициаторы «детского референдума» в «Артеке». «Референдум в «Артеке» организуется в полном соответствии с требованиями для голосования: будут напечатаны бюллетени, обустроены информационные стенды, кабинки и урны для голосования. Результаты референдума зафиксирует Счетная комиссия из числа детей и вожатых», – указывалось в сообщении. То есть условия, максимально приближенные к «боевым». В администрации лагеря напомнили, что «детский референдум» проводится в «Артеке» ежегодно, начиная с аннексии полуострова. Формально это делается для того, чтобы детвора отметила очередную годовщину «голосования» 2014 года, по итогам которого Крым был «присоединен» к России.

Из юных крымчан и россиян лепят активных сторонников режима, которые готовы участвовать в выборах исключительно в поддержку власти

Помимо «детских референдумов», в «Артеке» проводятся и другие политические мероприятия. В ноябре прошлого года в лагере провели реконструкцию Нюрнбергского процесса, в которой участвовало несколько сотен ребят. Детей, как отчитались в пресс-службе, ознакомили с протоколами допросов представителей нацистской верхушки Германии, выступлениями прокуроров и с текстом приговора, который огласили в октябре 1946 года. Психологи неоднократно обращали внимание на практики «промывки мозгов» российских и крымских школьников. Главный вопрос: с какой целью это делается? Если речь идет о военной пропаганде и милитаризации сознания юных крымчан, то картина ясная: детям прививают мышление осажденной крепости, ксенофобию и категорическое неприятие западных норм демократии и прав человека. В случае с «детскими референдумами» все гораздо сложнее.

После назначения Сергея Кириенко первым заместителем главы администрации президента России, в московских интеллектуальных кругах вновь заговорили о «секте методологов». Так за глаза называют сторонников идей советского философа и логика Георгия Щедровицкого – основателя Московского методологического кружка. Сейчас нет смысла в мельчайших подробностях разбирать теоретическое наследие ученого. Если отбросить «академическую демагогию», то Щедровицкий и его ученики искали ответ на главнейший вопрос: какова глубинная природа человеческого мышления. Публично это объяснялось необходимостью решать различные управленческие и научные задачи. С другой стороны, понимание механизмов работы мышления позволяет эффективно манипулировать отдельными людьми и целыми социальными группами.

Георгий Щедровицкий разработал концепцию организационно-деятельностных игр (ОДИ) как универсальную систему решения различных проблем. Слово «игра» следует трактовать широко – как некую имитационную модель постановки и решения сложной задачи. Известно, что через игры Щедровицкого прошли тысячи советских специалистов и управленцев: сотрудников министерств, директоров предприятий, начальников цехов, комсомольских и партийных работников. Один из участников игр Валерий Лебедев вспоминал, что ОДИ увлекали людей, превращаясь в закрытый культ. «После игры участники говорили, что они испытали настоящее счастье от самого процесса мышления. Такое сильное, какого они не испытывали даже от любви, не говоря уж о водке. Некоторые приходили в себя по несколько недель, и все мечтали снова попасть на игру. А уж совсем некоторые становились маньяками игры, игроманами», – говорил Лебедев. Причина подобной эйфории кроется в нейрофизиологии. Для человека «счастье познания» – сильное чувство, наравне с любовью или ненавистью.

Под видом развлечения детей в прямом смысле этого слова «программируют» на поддержку власти

«Детский референдум» в «Артеке», реконструкция Нюрнбергского процесса и подобные «перформансы» – типичные организационно-деятельностные игры. Отличие от игр Щедровицкого в том, что организаторы привлекают совсем юных участников. Под видом развлечения детей в прямом смысле этого слова «программируют» на поддержку власти, исполнение неких государственных ритуалов, которые только формально называются «референдумами» или «выборами». Кремлевские политтехнологи преследуют две основные цели. Первая – властям нужно поддерживать видимость популярности «Крымнаша» среди россиян. Захват украинского полуострова – фундамент внутренней легитимности режима. Играя в «референдум», дети как бы на собственном опыте переживают аннексию Крыма, убеждая себя в законности событий марта 2014 года.

Вторая цель – подрыв социальной базы несистемной оппозиции. Протесты 2011-2012 годов и прошлогодние антикоррупционные выступления показали, что существенная часть российской молодежи оказалась недосягаемой для телевизионной пропаганды. Кремль пытается это исправить. С их точки зрения, нынешние студенты – «потерянное поколение». Власти сделали акцент на обработку школьников, буквально навязывая им веру в «Крымнаш». Детские базы отдыха – идеальное место. Юных граждан посредством игр в «Артеке» и прочих ОДИ превращают в «профессиональных избирателей». Их приучают к тому, что выборы – это всего лишь ритуал, формальность, а не борьба идей и программ. Если большая часть молодежи в это поверит, то нынешний кремлевский режим просуществует еще очень долго.

Сергей Стельмах, крымский политобозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG