Доступность ссылки

Украсть, переделить, взломать. Три основных метода манипуляции выборами


В романе “Осень патриарха” Габриэль Гарсиа Маркес рассказывает, пожалуй, о самом изящном способе заранее предопределить вроде бы случайный процесс. Речь идет об общенациональной лотерее, которую из года в год выигрывает президент:

В три часа пополудни на помост, где разыгрывался тираж, поднялись трое детей, избранных самой толпой, чтобы не было сомнений в честном проведении розыгрыша, и каждому ребенку был вручен мешок с бильярдными шарами. Трое детей один за другим засовывали руку в мешок, ощупывали все шары и вынимали тот, который был очень холодным на ощупь по сравнению с другими шарами, – они вынимали этот шар потому, что им тайком было велено это сделать. Итак, дети вытаскивали из своих мешков каждый по шару, показывали их народу, объявляя нанесенный на шар номер, и три объявленных номера счастливо совпадали с трехзначным номером лотерейного билета президента.

С детьми, конечно, были потом проблемы – их приходилось похищать и содержать в тюрьмах, чтобы они не смогли никому рассказать об обмане, и с годами – а патриарх правил долго – таких детей накопились тысячи. Что с ними делать, никто не понимал, разъяренных родителей, попытавшихся взять штурмом тюрьму, расстреляли, но лотерею не прекращали, и стареющий президент продолжал исправно в нее выигрывать.

Общенациональные выборы – не лотерея, столь изящно их не инсценировать, но это не значит, что люди не пытались. Ниже – краткое описание трех основных известных политической науке методов.

Кража голосов

Это старейший и наиболее распространенный способ добиться желаемых результатов. В прошлом, когда списков избирателей либо вообще не существовало, либо они редко обновлялись, мошенники организовывали кладбищенские голосования по принципу Чичикова: обходили местные кладбища, записывали имена недавно умерших, а затем приводили к урнам своих людей под этими именами. Несмотря на торжество компьютерных технологий и проверку личности при голосовании, этот метод используется и по сей день (правда, уже избирательными комиссиями):

Метод каруселей, хорошо известный в России по парламентским выборам 2011 года, тоже довольно стар, причем к многократному голосованию граждан можно не только побуждать (посредством денежного вознаграждения или административного давления), но и принуждать.

В XIX веке в США эта практика получила название cooping. Как рассказывал в 1860 году в суде некий Дж. Юстус Ритцмин, в день президентских выборов 1859 года в Балтиморе, штат Мэриленд, он вышел на улицу в поисках подработки и был нанят какими-то людьми, оказавшимися членами местной банды. Набрав целую группу таких, как Ритцмин, организаторы каруселей напоили их в баре, а затем, угрожая дубинками, вручили им бюллетени Демократической партии и стали возить по участкам. В течение дня Ритцмин и его товарищи по несчастью проголосовали 16 раз. Напоить их нужно было ради усыпления гражданской совести.

Другой связанный с пьянством метод был импортирован в США из Великобритании. Там он был настолько распространен, что нашел сатирическое отображение в романе Чарлза Диккенса “Посмертные записки Пиквикского клуба”. Слуга Сэм так описывает мистеру Пиквику выборы в Итансвилле:

Вечером третьего дня, накануне последних выборов "Желтые" смастерили отличную штуку: они подкупили буфетчицу "Сизого медведя" запустить, что называется, коку с соком в пуншевые стаканы четырнадцати избирателей, которым следовало подавать голоса в пользу м-ра Сломки.
– Что это значит – кока с соком?
– Попросту сказать: сонный порошок, подсыпанный в коньяк. Напились они, голубчики, напились да и проспали больше суток, a выбор кончился без них. Одного, правда, привезли для опыта в городскую ратушу, да толку не вышло никакого: спал мертвецки, хотя и колотили его в спину. Делать нечего: отвезли его назад и положили в постель. Четырнадцати голосов как не бывало!

С той же целью в США нанятые политиками бандиты удерживали избирателей враждебной партии. В 1842 году вашингтонская газета Weekly Globe писала, что 300 избирателей насильно увезли за пределы их округов, чтобы они не могли проголосовать на местных выборах.

Сюда же относится и запугивание. В 50-е годы XIX века новым иммигрантам в США устраивали “кровавую баню”: у мясника покупалось ведро крови, с которым специально нанятые бандиты бегали за потенциальными избирателями, стараясь губкой обмазать им лица кровью. После такого не многие решались возвращаться на избирательный участок.

Запугивание могло быть и вполне цивильным. До введения тайного голосования в Великобритании существовали так называемые “карманные округа” – в тех районах, где работу всему населению предоставлял какой-то один предприниматель. Избиратели должны были подавать свой голос вслух в присутствии других избирателей и самого работодателя. Естественно, под страхом утраты работы, они подавали его за нужного кандидата. Такие округа даже продавались вместе с правом выбора нужного члена парламента. До 1832 года от 60% до 75% округов вообще не были конкурентными.

К прочим способам манипулирования голосами относятся вбросы. К примеру, на последних президентских выборах в Кении центральную избирательную комиссию обвиняли в том, что она заказала печать бюллетеней в типографии, тесно связанной с одним из кандидатов, благодаря чему он получил чистые бланки, которыми впоследствии голосовали мертвые души, фантомы и привидения. Вбросы могут осуществляться и путем манипулирования машинами для голосования. О том, насколько легко это сделать в США, подробно рассказывается тут (англ.), однако нет никаких свидетельств, что этот метод в действительности кем-то использовался.

Наконец, проще всего вводить нужные данные прямо в центральную компьютерную систему (или, ранее, списки). Знаменитые российские 146%, случайно появившиеся в инфографике одного из телеканалов после выборов 2011 года, имеют реальный исторический прецедент. В 1927 году на президентских выборах в Либерии кандидат Чарльз Кинг получил 243 тысячи голосов против 9 тысяч, которые набрал его оппонент Томас Фолкнер. Беда состояла в том, что в стране в тот момент было зарегистрировано лишь 15 тысяч избирателей. Эти выборы занесены в Книгу рекордов Гиннеса как самые нечестные в истории.

Создание избирательных правил, заведомо более благоприятных для одного из кандидатов

Этот метод манипуляции выборами может быть даже вполне конституционным. Например, можно сказать, что существующая в США система выборов, где каждый штат получает определенное количество выборщиков, не соотносящееся с численностью населения, дает заведомое преимущество одной из партий (на данном историческом этапе – Республиканской).

Та же проблема была и в Великобритании, где, до парламентской реформы 1832 года, существовали не только “карманные округа”, которые можно было покупать и продавать, но и так называемые “гнилые округа”, где попросту не было постоянных жителей. Самыми знаменитыми были округ Олд Сарум, представлявший собой пустынный холм, но сохранявший право избирать двух представителей в парламент, округ Гаттон – заброшенная деревня, куда непосредственно перед выборами сгоняли некоторое количество людей, и округ Данвич в Саффолке, который с момента его учреждения успел полностью уйти под воду. И это при том, что такие индустриальные города, как Бирмингем (с населением в 144 тысяч) и Манчестер (182 тысяч) вообще не имели парламентских представителей.

Самый знаменитый метод манипуляций такого рода называется “джерримендеринг”. Под ним подразумевается произвольная демаркация избирательных округов с целью искусственного изменения соотношения в них политических сил. Метод получил свое название в 1812 году, когда карикатурист изобразил один из избирательных округов штата Массачусетс в виде саламандры (salamander), а редактор назвал этот рисунок Gerrymander, совместив его с фамилией губернатора штата Э. Герри. Несмотря на американское происхождение термина, сам метод используется повсеместно и по сей день: избирательные округа основательно перекраивались в Венгрии под выборы 2010 года, что гарантировало победу “Союзу молодых демократов” Виктора Орбана, а победа Владимира Яковлева на губернаторских выборах 1996 года в Петербурге была во многом обеспечена включением в состав города промышленных пригородов, не симпатизировавших действовавшему губернатору Анатолию Собчаку.

Сюда же следует отнести и умение пользоваться голосами диаспоры. Тот же Виктор Орбан в период между 2010 и 2014 годами раздал венгерское гражданство живущим в соседних странах этническим венграм, и те, в знак благодарности, массово проголосовали на следующих выборах за правящую партию. (В 2014 году соперники обвиняли победившего на президентских выборах в Румынии Клауса Йоханниса в использовании тех же методов: Йоханнис, этнический немец, по их мнению, манипулировал голосами живущей в Германии румынской диаспоры). Российскую аннексию Крыма в 2014 году тоже можно рассматривать в том числе и в этом ключе.

Создание внеэлекторальных условий, благоприятствующих одному из кандидатов

На первом месте здесь стоит, конечно, хорошо знакомый россиянам, белорусам, казахстанцам и другим гражданам государств бывшего СССР административный ресурс. Когда одним из кандидатов является действующий глава государства, победить его значительно сложнее. (Это правило, кстати, действует и в США, где большинство президентов от обеих партий переизбираются на второй срок.) Действующий глава государства по определению пользуется большим вниманием медиа и даже может откровенно пренебрегать другими кандидатами, отказываясь от участия в дебатах (как это произошло, например, в этом году на президентских выборах в Чехии: президент Милош Земан согласился дебатировать лишь во втором туре, полностью проигнорировав первый).

К более неприятным случаям использования административного ресурса относится прямой приказ голосовать за действующую власть всем, кто так или иначе от этой власти зависит.

Вторым популярным способом действий является так называемый черный пиар. Он может осуществляться в рамках закона (скажем, когда в ходе предвыборной кампании обнародуется или вспоминается некий неприятный, но истинный факт из биографии одного из кандидатов), а может быть и абсолютно преступным.

Последним американским примером подобной манипуляции является взлом серверов Демократической партии и публикация личных писем сотрудников, из которых следовало, что демократический истеблишмент создавал преференции для победы Хиллари Клинтон над Берни Сандерсом в ходе предварительных внутрипартийных выборов.

Публикация этих не предназначавшихся для публикации материалов могла значительно навредить Хиллари Клинтон в ходе президентских выборов.

В качестве манипулятивного рычага может использоваться даже такая невинная на первый взгляд вещь, как база данных избирателей. Если вести ее с умом, можно во время предвыборной кампании адресно рассылать определенного рода агитационные материалы, которые будут иметь заведомо взрывной эффект именно у этой аудитории. Такой базой, утверждает венгерский политолог Балинт Мадьяр, располагал ближайший сподвижник Виктора Орбана Лайош Шимичка, причем она собиралась легальными средствами на протяжении многих лет.

В колумбийской тюрьме сейчас сидит Андрес Сепулведа – хакер и политтехнолог, утверждающий, что именно благодаря его манипуляциям президентом Мексики в 2012 году был избран Энрике Пенья Ньето. Манипуляции включали в себя взлом серверов в штабах его оппонентов, прослушивание телефонов организаторов их кампаний, создание фальшивых аккуантов в социальных сетях с целью агитации и т.д.

Эффективность подобных действий количественно измерить или вообще невозможно, или крайне затруднительно, но сам Андрес Сепулведа, на протяжении десятилетия манипулировавший выборами в разных странах Латинской Америки, считает, что эффективность этого метода не просто высока, а прямо-таки стопроцентна. Насколько он прав, покажет время. Именно этот метод манипуляции выборами сейчас изучают специалисты всех без исключения демократических стран – не в последнюю очередь в связи с обвинениями в адрес России во вмешательство в американские, французские, испанские и другие выборы.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG