Доступность ссылки

Геннадий Афанасьев: Зона, привет!


Город за городом сменялись следственные изоляторы. По нескончаемым темницам России можно изучать географию этой огромной страны. Для россиян без тюрем нет и жизни. С этим можно поспорить, но тот факт, что половина населения страны побывала в местах не столь отдаленных, говорит сам за себя. Не зря предшественника этого государства называли тюрьмой народов.

(Предыдущий блог Геннадия Афанасьева – здесь)

До города с невероятным для произношения названием Сыктывкар я добирался невероятно долго, оставляя позади тысячи километров заросших кустарниками полей, безлюдных степей и покинутых домов. Два месяца – и вот, пройдя череду испытаний и лишений сверх и так переполненной чаши всей этой скверны, меня наконец-то доставили в исправительную колонию строгого режима под номером двадцать пять для осужденных, отбывающих наказание в первый раз. Именно так. Для большинства россиян тюрьма является приговором и порочным кругом, освободившиеся очень быстро попадают за решетку вновь – ведь на таких людей очень легко вешать все нераскрытые преступления.

Был октябрь, но на улице уже лежал снег. Сибирский холод пробирался всюду и заставлял людей закутываться в одежду. Ощущая этот мороз, начинаешь понимать, отчего в России так любят шапки-ушанки. Меня вместе с другими новоприбывшими арестантами первым делом отвели в помещение «каптерки» – так называли вещевой склад. На деле это был контрольно-пропускной пункт, на котором отбирали все имеющиеся в наличии вещи, а взамен выдавали тюремную робу.

Все как в лучших советских кинофильмах: варежки, светоотражающие полосы на спине, ногах, руках и голове, ну и как же без легендарных валенок, которые я в первый раз увидел вживую. После таких сказочных презентов мы стали стильными, модными и молодежными. Все эти метаморфозы свидетельствовали лишь об одном: зона – режимная, а это не предвещало ничего хорошего.

Арестанта ставят перед выбором: сохранить честь и достоинство или сберечь здоровье, но навсегда стать рабом

Этапирование – одно из самых опасных событий в жизни заключенного. Большинство не знает о пункте своего конечного назначения до самого прибытия и очень часто узнает слишком поздно. Поэтому многие везут с собой спрятанные повсюду лезвия. Одно из них – всегда за передней губой, чтобы в случае чего успеть вскрыть себе вены. При приезде на «зону» чаще всего происходит такая небезызвестная процедура как «приемка». Это своеобразная ломка, арестанта ставят перед выбором: сохранить честь и достоинство, но заплатить невероятно дорогую цену, или сберечь здоровье, получить множество материальных бонусов, но навсегда стать рабом. Выбор сложен, и его рано или поздно приходится делать каждому арестанту. Следует быть готовым.

Об этих приемках ходят легенды. Режимы в следственных изоляторах и зонах отличаются легкостью либо жестокостью. Если знаешь, куда путь держишь, то обязательно сможешь понять, что делать – радоваться или плакать. Арестанты любят поговорить, особенно о пережитом опыте. Все это похоже на то, как древние викинги за пирами рассказывали о своих подвигах в походах. Ведь на то, что порой выдерживает арестант, требуется не меньше мужества и отваги. В городе Волгоград, к примеру, выгрузку арестантов из «автозаков» раньше встречали откормленные бойцы, набранные среди зеков и работающих на администрацию. Они держали в руках цепи, в которые были замотаны такие же арестанты. Бедолаги стояли на четвереньках и лаяли на новоприбывших. Начальник учреждения давал новичкам выбор – предлагал «петухам» пойти налево, а «шерстяным» – направо, определяя тем самым их место в тюремной иерархии. Тех же, кто оставался стоять на месте, жестоко избивали, их срок проходил исключительно в штрафных изоляторах, в условиях, которым и крысы не рады.

Из людей выбивают остатки человечности и превращают их в зомби, готовых выполнить любой приказ

Вертухаи хорошо знают тюремные понятия и прекрасно понимают какие действия могут повлечь самые негативные последствия для арестанта в его же мире. Есть очень много правил, которые нельзя нарушать – преступив черту, назад нет пути. Спасти может только тот, кто носит имя вора, но на то должны быть причины. К примеру, существует документ, согласно которому арестант обязуется выполнять любые требования администрации. Для подписавшего такую бумагу нет пути в общую массу. Это клеймо. И чтобы затавровать заключенного, служивые готовы идти на любые гнусности. В Саратове зеков растягивают за руки и за ноги, а после заводят в камеру «петуха» с эрегированным органом. Охранники ставят перед выбором: либо подписываешь бумагу, либо изнасилование. Все действительно серьезно. А в Красноярске зеков загоняют в прогулочные дворики и начинают сверху на них мочиться, что делает всех автоматически «форшманутыми».

Честь и достоинство – самое главное. Их необходимо сохранить любой ценой, ведь это все, что они не могут отобрать физически. Но методов много: окунуть головой в унитаз либо насильно и насухо брить головы станком, одним на всех, при этом передавая страшные заболевания от одного арестанта к другому. Практически по всей Карелии происходит эта вакханалия, поддерживаемая режимом ради наведения порядка и принуждения к послушанию. Из людей выбивают остатки человечности, превращают их в зомби, готовых выполнить любой приказ.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG