Доступность ссылки

Сергей Жадан: «Время работает на всех нас»


Сергей Жадан

Где декоммунизация

И вот мы едем из города Днепра в город Кропивницкий. Правда, для этого нам нужно выехать с территории Днепропетровской области и въехать на территорию Кировоградской. Украинские реалии последних лет выглядят не только трагично ‒ временами они выглядят вполне гротескно. Но никто не обещал, что всем все будет понятно.

Иногда мы просто не замечаем, в каком спрессованном временном отрезке нам всем выпало оказаться. В наших реалиях об истории не обязательно говорить в прошедшем времени. История, по большому счету, это воздух, которым мы ежедневно дышим. Воздух этот не всегда свежий и целебный, но другого у нас просто нет. Так же, как нет у нас другой истории. Есть эта, с ее длинным и тяжелым послевкусием, с ее травмами, комплексами и страхами. В том числе со страхом переоценки ценностей, со страхом заглянуть в шкаф и увидеть там несимпатичные тебе в целом скелеты. То есть со страхом называть вещи своими именами.

Остался ли Ленин в головах?

Очень хорошо помню все эти декоммунизационные дискуссии четыре года назад. Помню отчаяние в глазах сторонников памятников Ленину и решимость в глазах тех, кого эти памятники не устраивали. Могло показаться, что главный вопрос был ‒ стоять или не стоять в том или ином населенном пункте ленинской фигуре. Пожалуй, так оно и было, и важность этого вопроса не стоит недооценивать. Ведь защищать тогда, весной 2014-го, выходили не отдельно взятых политиков ‒ защищали и отстаивали потребность избавиться (или необходимость оставить) персонального Ленина в своей голове. Даже не так Ленина, конечно, как все то, что за ним стояло, весь тот набор историко-культурных символов и метафор, сохранившихся по ту сторону линии фронта. Зато по эту сторону линии фронта Ленин не устоял. По крайней мере, его нет на площадях и улицах. А вот остался ли он в головах ‒ вопрос сложный. Хотя чрезвычайно важный.

Как изменилось наше восприятие декоммунизированных имен и фамилий? Наших ‒ я имею в виду не только тех, кто выступал против советского исторического и идеологического наследия еще до того, как это стало «частью государственной политики», я говорю и о тех, кто сомневался, не понимал, считал ненужным и откровенно отрицал. Что сегодня думает рядовой гражданин Украины о памятниках Ленину, которые убрали из его города? Не берусь утверждать, но могу предположить, что не думает вообще. Вдруг оказалось, что незыблемость и неприкосновенность многих мировоззренческих концептов, насаждавшихся нам как нечто, что в принципе не может подлежать ревизии и пересмотру («это наша история», «это наше прошлое»), довольно сомнительна и неясна, а сами концепты легко теряют свой вес и сакральность, стоит только на них посмотреть критически и беспристрастно. Другое дело – насколько мы способны на подобную критичность и беспристрастность.

Время работает на всех нас

Это довольно странное ощущение ‒ находиться так близко к истории, иметь возможность прикоснуться рукой к ее коже, почувствовать ее тепло, или вообще ‒ изменение ее температуры. Ведь, по большому счету, дело не в переименовании как таковом ‒ любую улицу всегда можно перепереименовать. Дело в тех изменениях ‒ внешних и скрытых, ‒ которые за всем этим стоят. Дело во времени, которое так или иначе работает на нас, на нас всех ‒ и согласных и несогласных ‒ во времени, которое мы проживаем на улицах и площадях наших городов. Ты живешь, привыкая к площади Защитников Украины, и замечаешь, как это название становится частью окружающего пространства, как на него начинают нормально реагировать даже таксисты (которые в принципе не могут нормально реагировать на жизнь), замечаешь, как исчезают из памяти старые названия, а главное ‒ как естественнее без них. Как-то так и должно быть, не так ли?

Вот и в Кропивницком, куда мы наконец приезжаем, нам объясняют, что горожане к новому названию привыкли, что по Кирову не убиваются, что все идет, как и должно идти. А мы и понимаем, что собеседники наши – люди хоть и симпатичные, но предвзятые, что они первыми выступали за отказ от предыдущего названия, и все же слушаем их, анализируем, делаем выводы. Ведь что нам всем остается, когда речь идет о нашей стране? Слушать, анализировать, делать выводы.

Сергей Жадан, поэт, прозаик, переводчик, общественный активист

Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG