Доступность ссылки

Спасший честь воинской части: украинский офицер Головашенко устоял в Крыму и воюет на Донбассе


Юрий Головашенко

Он родился в Донецке, служил в Крыму, а сейчас 57-я отдельная мотопехотная бригада под его командованием воюет на передовых, ближайших к врагу, позициях на Востоке Украины. Юрий Головашенко признается: командовать сложно, потому что бойцы всему учатся на передовой.

«В мирное время профессиональные военные не могли похвастать теми знаниями, которыми могут сейчас блеснуть ребята, натасканные, наученные и знающие, как это практически использовать. Но теоретических знаний не хватает, это плохо», – делится военный.

В начале 2014 года Юрий Головашенко был комбатом в 36-й бригаде, дислоцировавшейся в селе Перевальном, что вблизи Симферополя.

Все прекрасно понимали, что россияне ждут провокации. Более того, они эти провокации сами устраивали
Юрий Головашенко

Его бригада на тот момент была самой боеспособной на полуострове. Тогда еще подполковник, Головашенко командовал батальоном горной пехоты. Говорит, что мог запросто сравнять с землей всех российских военных вместе с техникой, но не стал. Тому были причины и не только отсутствие приказа.

«Все прекрасно понимали, что россияне ждут провокации. Более того, они эти провокации сами устраивали. Если бы мы в Крыму сделали единственный выстрел, то положили бы где-нибудь убитую женщину с детьми, и это все показали бы в телевизоре», – уверен Юрий.

Пророссийский митинг возле воинской части в селе Перевальном
Пророссийский митинг возле воинской части в селе Перевальном

Большая часть военной техники тогда оказалась под контролем «зеленых человечков», ее сдал командир, его имя теперь называют открыто – Сергей Стороженко. В распоряжении украинских военных осталось несколько бронемашин, и они были готовы к бою.

«Единственное, что было выведено – несколько БМП на территорию воинской части, на основную территорию, и вот эти БМП стояли с боеприпасами и были снаряженные. То есть, если была бы попытка силового захвата, сломать забор и попасть на территорию части, то, я думаю, что все-таки открыли бы огонь», – вспоминает свидетель тех событий, ныне экс-сотрудник медиацентра Минобороны Украины в Крыму Алексей Мазепа.

Алексей Мазепа
Алексей Мазепа

Командир части, в которой служил Головашенко, приказывал всем сдать оружие и агитировал переходить на сторону России.

Тогда Головашенко спорил с командиром, пытался убедить офицеров не сдаваться, лично звонил министру обороны Украины и докладывал ситуацию. До последнего держал батальон наготове на случай, если пришлось бы возглавить сопротивление. Но с каждым днем блокады тех, кто оставался верен присяге, становилось все меньше.

Локомотивом всех изменений и предательства оказался командир воинской части полковник Стороженко и его заместитель подполковник Бойко
Алексей Мазепа

«Мы получали оттуда информацию каждый день о том, как менялись настроения. И, как оказалось, локомотивом всех изменений и предательства оказался командир воинской части полковник Стороженко и его заместитель подполковник Бойко... Они пытались настроить личный состав на то, чтобы перейти на сторону русских», – вспоминает ситуацию экс-сотрудник медиацентра Минобороны Украины в Крыму Алексей Мазепа.

Юрий же категорически отказался разоружать свое подразделение, устроил собрание офицеров и возглавил лагерь тех, кто оставался верным присяге. Его жена Юлия служила в той же части в финансовом отделе, была свидетелем всех событий.

«Он – единственный человек, который не хотел опускать оружие и чуть ли не срывал российские флаги. Он был единственным в бригаде. Были поддерживавшие его офицеры, но они какие-то слабенькие оказались, начали запугивать, рассказывать..., их начали покупать», – говорит Юлия Головашенко.

Юлия Головашенко
Юлия Головашенко

Все командование осталось служить под российским флагом. Но офицер Головашенко успел спасти имя части – забрал флаг и печать. Правда, пришлось схитрить.

«Я же собирался сделать так, чтобы эта воинская часть могла существовать дальше, поэтому эти атрибуты должны были быть обязательно вывезены. Флаг просто отдали, а печать… Мы изготовили дубликат у местного умельца, я отдал начальнику штаба дубликат, забрал у него оригинальную печать и ушел», – вспоминает он.

Возможно был бы более настойчив, в плане того, что я может быть больше личного состава вывел бы оттуда
Юрий Головашенко

О том, что не открыл тогда огонь, полковник не жалеет. Все четыре года его мучает другое.

«Возможно был бы более настойчив, в плане того, что я может быть больше личного состава вывел бы оттуда», – отмечает Головашенко.

Юрий стал тем, кто возглавил выход военных на материк, вместе с семьями вывез 157 человек.

Теперь дом Юрия в Киеве, здесь его ждет жена и трое дочерей. Старшая вспоминает, когда впервые папа поехал на Донбасс, переживали все, но и сегодня тревога не покидает семью.

«Я в пятом классе была, даже могла на уроках заплакать, вспомнив, что папа там воюет. Ко мне подбегали, спрашивали: «Что такое? Почему ты плачешь?», – вспоминает средняя дочь София.

Семья Юрия Головашенко
Семья Юрия Головашенко

Мобильные операторы на Донбассе работают с перебоями, поэтому с родными Юрий общается редко. С крымскими друзьями и бывшими сослуживцами – вовсе не общается.

Но по Крыму, признается, скучает. Бывший командир батальона горной пехоты без ума от крымских гор и торта с названием горной вершины «Ай-Петри», который продается только на аннексированном полуострове.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG