Доступность ссылки

«Силовики вели себя жестко»: севастопольские анархисты обжалуют обыски


Иллюстрационное фото

Севастопольские марксисты и анархисты пытаются обжаловать действия российских силовиков, которые провели у них обыски в начале марта.Они намерены оспорить как санкцию на обыск, так и изъятие их личных вещей.

1 марта к пятерым активистам «левого» толка пришли с обыском российские силовики. Они заявляли, что активисты проходят в качестве свидетелей по делу евпаторийского анархиста Евгения Каракашева, которого обвиняют по части 1 статьи 282 и части 2 статьи 205.2 Уголовного кодекса России. Каракашев сейчас пребывает в СИЗО.

Несмотря на процессуальный статус активистов, обыски, по их словам, проводили в «жесткой» форме – с применением физического и психологического насилия. В этой связи трое из пятерых активистов – марксист Игорь Панюта, анархисты Алексей Присяжнюк и Артем Воробьев решили обжаловать действия силовиков.

Семь жалоб на троих

Действия силовиков активисты обжалуют по-разному, говорит Алексей Присяжнюк:

«Игорь Панюта, например, жаловался в управление собственной безопасности МВД на методы, с помощью которых у него дома проходил обыск, поскольку с ним они (силовики – КР) вели себя достаточно жестко. Я же туда жалобу не подавал, поскольку, по большому счету, жаловаться не на что. У меня все проходило достаточно корректно».

По словам Игоря Панюты, жалоба в «собственную безопасность» ожидаемо не принесла никаких плодов:

«Мне пришел ответ оттуда, где они сообщают, что, мол, занимаются этим вопросом. И на этом – все, больше никаких деталей не указали».

Севастопольский анархист Игорь Панюта, архивное фото
Севастопольский анархист Игорь Панюта, архивное фото

Все трое активистов подали идентичные жалобы в российский Верховный суд Крыма. В тексте жалоб они просили суд признать безосновательным проведение обыска и изъятие их личных вещей.

«Из суда нам пришел ответ, что жалоба составлена неверно, что мы в одной жалобе просим рассмотреть и обыск, и изъятие. Нужно было оформлять отдельно по обыску, отдельно – по изъятию вещей. Жалобы мы переписали и направили уже шесть идентичных обращений в суд. В настоящее время ждем ответа оттуда», – добавил Панюта.

Активист сообщил, что евпаторийский следователь, ведущий дело против Евгения Каракашева, предложил ему забрать личные вещи, изъятые в ходе обыска.

Изъятых у меня вещей настолько много, что я за один раз не смог забрать
Игорь Панюта

«Изъятых у меня вещей настолько много, что я за один раз на прошлой неделе не смог все забрать. Личного автомобиля у меня нет, а свою машину они предоставлять не намерены. Часть вещей до сих пор остаются у них (у следствия – КР), но я в ближайшее время и их тоже заберу. Когда забирал вещи, никаких дополнительных вопросов ко мне не возникало, разговоры были, но не по существу. Они свой номер уже отыграли и, очевидно, никакого оперативного интереса я больше для них не представляю», – рассказал Игорь Панюта.

В поисках адвокатов

Отсутствие оперативного интереса, судя по всему, касается лишь Панюты. Двое других активистов, Присяжнюк и Воробьев, предполагают, что по-прежнему интересны следствию.

Видимо, меня ждет продолжение, раз вещи пока не возвращают
Алексей Присяжнюк

«Насколько мне известно, следователь сообщил, что возврат моих вещей задерживается, – рассказывает Алексей Присяжнюк. – По каким причинам и что с ними не так, я не знаю. Видимо, меня ждет какое-то продолжение, раз вещи пока не возвращают. Потому что Алексею Шестаковичу (севастопольский анархист, у которого также провели обыск; он выехал в Европу и намерен просить политического убежища – КР), например, готовы вернуть вещи, но, как сказал следователь, лично в руки. Другое дело, что Алексей вряд ли за ними вернется».

Несколько иная ситуация у Артема Воробьева – он был единственным человеком, который не присутствовал на обыске. Рано утром он ушел на работу, после чего скрывался весь день. По словам активистов, личные вещи Воробьеву могут вернуть лишь после допроса.

Присяжнюк и Панюта отмечают, что у них нет адвокатов, что тормозит, по их словам, процесс обжалования действий российских силовиков.

Отсутствие адвокатов – существенная проблема. Идти на допрос без адвоката, по меньшей мере, небезопасно
Алексей Присяжнюк

«На платного адвоката у меня нет денег, а хороших адвокатов, работающих бесплатно, мы не нашли. Адвокат смог бы составить грамотные жалобы на действия силовиков, и этот процесс был бы эффективнее», – заявил Панюта.

Активистам еще предстоит общаться со следователем и делать это без адвоката – небезопасно, говорит Алексей Присяжнюк:

«Отсутствие адвокатов – это существенная проблема, поскольку, например, мне еще предстоит контактировать с силовиками, когда буду забирать вещи. Артему (Воробьеву – КР) еще, судя по всему, предстоит допрос, на который идти без адвоката, по меньшей мере, небезопасно».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG