Доступность ссылки

Поход УНР на Крым и перспективы союза с крымскими татарами


Бронеавтомобиль «Гайдамака», который армия УНР использовала в походе на Крым в 1918 году

Сто лет назад ‒ в середине апреля 1918 года ‒ была сформирована специальная военная группа армии УНР во главе с подполковником Петром Болбачаном, которая из района Харькова отправилась на Крым и в том же месяце, преодолев большевистскую оборону, вошла на крымский полуостров.

Однако дальнейшему продвижению украинских войск помешали не враги, а союзные немецкие войска. Больше о тех событиях Радіо Свобода рассказал украинский историк Михаил Ковальчук.

Ранее Крым.Реалии подготовили цикл публикаций «Забытая победа» о походе группы армии УНР во главе с Болбочаном на Крым. Начало серии публикаций здесь.

‒ Когда была провозглашена Украинская Народная Республика и определена ее территория, то Крым не был назван частью УНР. Затем были мирные переговоры в Бресте с Германией и ее союзниками, где украинцы тоже не поставили вопрос о принадлежности Крыма. И здесь принимается решение, что украинские войска идут на Крым. Кто, как и почему принял это решение?

‒ Совершенно очевидно, что решение об этом походе принималось на самом высоком государственном уровне. Известно, что это были тайные приказы в устной форме, отданные непосредственно военным министром Александром Жуковским. Но он это делал не по собственной инициативе ‒ в воспоминаниях он дал понять, что действовал согласовано с государственными лидерами УНР: премьер-министром Всеволодом Голубовичем и председателем Центральной Рады Михаилом Грушевским.

Вопрос о Крыме, действительно, очень интересный. Потому что согласно Третьему универсалу Центральной Рады Крым не принадлежал УНР. Но это решение не случайно, основания оно имело. В январе 1918 года Центральная Рада постановила считать российский Черноморский флот, стоявший в Севастополе, украинским. Поход на Крым, на Севастополь, в первую очередь, осуществлялся для того, чтобы взять под контроль Черноморский флот.

Михаил Ковальчук
Михаил Ковальчук

‒ Черноморский флот или базу флота?

‒ И саму базу, и Черноморский флот. В первой половине апреля 1918 года было вполне очевидно, что мало сказать немцам «это наше», потому что немцы могли тоже его забрать.

‒ А почему на переговорах в Бресте это не подумали обсудить?

‒ Брестский мир не предусматривал прихода немецких войск. Очень распространено мнение, что, подписав мир в Бресте, Центральная Рада пригласила австро-германские войска в Украину, но это не совсем верно. На самом деле, Украина просто заключила мир.

С высокой долей вероятности можно говорить, что немцы пригласили себя в Украину сами

Но потом при непонятных и довольно темных обстоятельствах появилось обращение, написанное от имени украинской делегации в Брест-Литовске к немецкому народу о военной помощи. Это обращение стало большой неожиданностью для государственного руководства УНР. Те обстоятельства выяснены не до конца, с высокой долей вероятности можно говорить, что немцы пригласили себя в Украину сами.

‒ Но кто-то же подписал это приглашение с украинской стороны?

‒ Это члены украинской мирной делегации в Брест-Литовске, но таких полномочий у них не было. По крайней мере, в архивах пока ничего такого не найдено.

‒ Значит, в апреле 1918 года в Украине была группа украинских войск и значительно большая группа немецких войск. Они двинулись на Крым. Как немцы восприняли, что украинские войска также двинулись на Крым?

‒ Эта ситуация, когда приглашение немцев происходило в авральном режиме, содержала абсолютную неопределенность: как, кто и куда должен наступать. В результате, государственные руководители УНР были вынуждены растерянно расспрашивать у этих самых своих представителей в Бресте: как немцы будут идти, сколько у них войска?..

В начале апреля ситуация несколько определилась ‒ стало понятно, что немцы будут наступать так далеко, как смогут.

‒ Неужели? На Петроград или на Москву они не пошли.

‒ Такие планы у немцев были, но они не были воплощены. Там шел спор между дипломатами, политиками, военными. Но Украина была слишком ценным источником ресурсов как продовольственных, так и материальных. И в начале апреля стало понятно, что немцы будут наступать как минимум до восточных границ Украины, и Крым входил в сферу их интересов.

Поскольку уже были случаи, когда немцы забирали себе военное имущество, которое охранялось украинскими часовыми, то полагаться на их милость в вопросе о Черноморском флоте было неуместно.

‒ То есть, украинцы и немцы отправились в Крым наперегонки?

‒ Да, это был своего рода бег наперегонки. Но нельзя сказать, что это происходило только военными средствами, предпринимались усилия и по дипломатической линии. Например, 19 апреля правительство УНР сообщило немецким представителям, что Черноморский флот ‒ украинский.

И, забегая вперед, скажу: когда немцы зашли в Севастополь, то исходили из того, что Черноморский флот ‒ украинский, но сразу украинцам они его не отдадут, а будут некоторое время удерживать под своим контролем. Они боялись, что российский состав перехватит руководство и повернет его против Германии.

Но на уровне деклараций немецкий командующий признал, что этот флот принадлежит Украинской Народной Республике.

‒ Распространена версия, что украинский атаман Петр Болбочан, в то время подполковник, сыграл решающую роль в прорыве укреплений, выстроенных на перешейках. И это была очень серьезная операция в плане военного искусства. Насколько я знаю, вы относитесь критически к этой версии.

‒ Здесь есть некоторые нюансы. Прежде всего надо сказать, что в распоряжении большевиков в Крыму были очень скудные силы, менее чем пять тысяч бойцов. Черноморские матросы из Севастополя принимали резолюции, присягали в верности советской власти, но идти под пули не спешили. Поэтому людей у красных было довольно мало.

Петр Болбочан
Петр Болбочан

‒ Но с крымскими татарами большевики воевали.

‒ В то время они уже успели подавить сопротивление татар. А с немцами они не хотели воевать ‒ немцы были значительно сильнее. Поэтому им проще было отплыть как можно дальше от этого фронта, некоторые из них так и сделали.

Крым можно было взять через два перешейка: с запада это Перекоп, а Чонгар ‒ с востока. Так сложилось, что с запада к Перекопу приближались немецкие войска, а украинская группа Болбочана ‒ с востока к Чонгару.

При реконструкции этих событий у нас часто обращаются не к документам, а к каким-то воспоминаниям. К большому сожалению, часто исследователи идут по пути наименьшего сопротивления.

Возвращаясь к тем событиям ‒ первыми на территорию Крыма зашли немцы. Красные, выстраивали линию обороны у обеих перешейков. Логика боевых действий диктовала такой алгоритм: если оборону на одном из перешейков прорвут, то защищать другой уже нет смысла. Потому что этим защитникам зайдут с фланга в тыл. Что и произошло: 18 апреля авангард немецкой группы генерала Роберта фон Коша прорвал оборону красных на Перекопе.

‒ Что в это время делала украинская группа?

Большевистский режим не пришелся по душе большинству населения. В первую очередь, крымским татарам. Поэтому украинские войска встречали очень уважительно

‒ Приближалась. Она была в районе Мелитополя. Недостаток документов не всегда позволяет точно воспроизвести движение группы Болбочана, но неоспоримым фактом остается то, что первыми оборону красных прорвали именно немцы. И в то время, как это произошло, фактически, организованная оборона большевиков рассыпалась. Не случайно один из участников тех событий с украинской стороны Никифор Авраменко потом вспоминал, что они легко зашли через Чонгар. Правильно, прошли легко! Потому что, как только немцы уничтожили оборону красных на Перекопе, сразу же основная масса защитников Чонгара также побежала в тыл.

‒ Как украинские войска встречали на полуострове?

‒ Большевистский режим не пришелся по душе большинству населения. В первую очередь, крымским татарам. Поэтому украинские войска встречали очень уважительно. На это где-то и делалась ставка в Киеве. Главной целью был черноморский флот, но не исключалось, что если по мере продвижения украинских войск по Крыму татарское население предложит какое-то сотрудничество, некое объединение, то эти варианты также рассматривались.

Немцы это также учитывали. Они встретили появление украинцев очень негативно и расценили это как попытку украинской власти взять Крым под свой контроль.

Крым на карте Украины в 1918 году, составленной Степаном Рудницким
Крым на карте Украины в 1918 году, составленной Степаном Рудницким

‒ Где они встретились?

‒ Их пути пересеклись в Симферополе. 23 апреля украинские войска зашли в Симферополь, и немцы зашли почти в тот же день, была разница в несколько часов.

Немецкое командование расценило эту ситуацию очень негативно. С их точки зрения выглядело так, что они вынесли основную тяжесть боев, прорвали оборону красных, а тут из-за спины всплывают украинцы, занимают Симферополь и собираются идти дальше.

В Бахчисарае появилась возможность альянса между украинцами и крымскими татарами. Такого немцы допустить не могли

Конфликт зашел еще дальше, когда полк полковника Всеволода Петрива занял Бахчисарай. Крымские татары его встретили очень радостно. И появилась возможность альянса между украинцами и крымскими татарами. Такого немцы допустить не могли.

Немцы выдвинули требование, чтобы украинские военные оставили полуостров. Конечно, решать это было не в компетенции Болбочана. Доложили в Киев, дошло до Голубовича и Грушевского.

Ситуация была чрезвычайно угрожающая, потому что на тот момент отношения с немцами были уже очень обострены и грозили перерасти в открытое противостояние. Поэтому решили отступить ‒ украинские войска оставили полуостров.

‒ Какие у кого были планы относительно Крыма в той ситуации? В Киеве уже планировали присоединить полуостров к Украине?

‒ Письменных свидетельств об этом нет. Центральная Рада этот вопрос не рассматривала в таком смысле.

Но все понимали, что украинские войска крымскотатарское население встречает радостно, и появляются перспективы провести переговоры с представителями Курултая об объединении, и это вполне можно было реализовать.

‒ А какие были немецкие планы относительно Крыма и Черноморского флота?

Немцы считали, что занятая ими по праву войны в Крыму территория, и все, что там находится ‒ трофей

‒ Немцы руководствовались тем, что формально Крым не входил в Украинскую Народную Республику. А территория, не входившая в УНР, занятая немецкими войсками по праву войны, и все, что там находится ‒ трофей.

Крым был и остается очень выгодным стратегическим плацдармом. В начале революции Черноморский флот имел около 400 военных кораблей и различных вспомогательных судов. Это довольно мощная военная сила, и немцы не меньше других хотели ее контролировать.

‒ Генералу Людендорфу, второму человеку в немецком генштабе на тот момент, подали план ‒ создать в Крыму «колониальную державу». Насколько далеко немцы зашли с реализацией таких планов?

‒ Обстоятельства 1918 года не дали им зайти далеко. Планы такие были, и если бы немцы выиграли войну или война на Западном фронте продолжалась дольше, то, вполне возможно, эти планы стали бы реальностью.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG