Доступность ссылки

Какой будет Россия будущего? Волнуют ли россиян проблемы крымчан? Как они поддерживают крымских татар? Об этом в «Дневном шоу» на Радио Крым.Реалии ведущие Катерина Некречая и Осман Пашаев говорили с российским оппозиционным политиком, политэмигрантом Ольгой Курносовой.

Пашаев: Какова Россия Ольги Курносовой?

Очень грустно, что сейчас весь мир ассоциирует Россию с Владимиром Путиным

– Не думаю, что она какая-то отдельная. Мой миникосм – это Петербург. Я там родилась, очень его люблю. Больше всего я скучаю по своей семье и Петербургу. Это особое место, один из самых европейских городов России, поэтому для меня Россия всегда была Европой. Это для меня: Петр Чайковский, Сергей Королев, хоть он и родился в Украине, Андрей Сахаров, Александр Пушкин… Это культура, наука, музыка, литература в первую очередь. Очень грустно, что сейчас весь мир ассоциирует Россию с Владимиром Путиным.

Пашаев: Крым не входит в идеальную Россию Ольги Курносовой?

– Я в Крыму в последний раз была в 1992 году, когда он вполне был украинский. И там было хорошо. Может, немного было сложно, как и в России, и в Украине в 90-ые. Но мне тогда под Ялтой очень понравилось. С тех пор я там не была.

Пашаев: Почему?

– Как-то не складывалось, а после аннексии это невозможно по принципиальным соображениям.

Некречая: Присутствовала ли мечта о Крыме в России до 2014 года?

– Я вообще не понимаю, что мешало русскому человеку ездить в украинский Крым. Мне кажется, русскому человеку там было очень комфортно. Во-первых, с языком не было никаких проблем. Во-вторых, цены. Когда ты приезжал с рублями, а цены там украинские, ты чувствовал себя богатым.

Некречая: Может, мы просто не замечали таких разговоров?

Когда ты приезжал в Крым с рублями, а цены там украинские, ты чувствовал себя богатым

– Политическая карта такая была, конечно. Я даже вам напомню, что был такой бывший мэр Москвы – Юрий Лужков. Он всегда приезжал в Севастополь и с криками «Севастополь – русский город» что-то там организовывал. Жириновский тоже. Эту повестку продвигала определенная группа политиков. Но устремления такого никогда не было.

Пашаев: Вы знали о крымских татарах в 1992 году, когда отдыхали в Крыму?

– О крымских татарах я знала раньше. Я пришла в политику в конце 80-ых, я хорошо лично знала Галину Старовойтову, следила за деятельностью Андрея Сахарова. Поэтому о том, что крымских татар выселили с родной земли, я знала. У меня на глазах шла эта душераздирающая история их возвращения. Так что я помню еще ту, позднесоветскую историю.

Время империи закончилось. Если говорить о будущей России, то это все-равно постимперская Россия. Чем раньше мы начнем о ней говорить, тем скорее и с меньшей кровью закончится эта маразматическая история попытки возрождения имперской модели.

Пашаев: Что будет сдерживать постимперскую Россию в ее границах? И что ее будет объединять?

Будущее всегда побеждает прошлое, но иногда прошлое очень долго и кроваво сопротивляется

– В первую очередь, экономика. Во вторую, то же, что объединяет США – удобство этой территории. Нормальному человеку не так уж много нужно от государства. Достаточно, чтобы оно обеспечивало комфортные условия проживания. Остальное – это старая, имперская, античеловеческая модель. Будущее всегда побеждает прошлое, но иногда прошлое очень долго и кроваво сопротивляется.

Некречая: Когда все изменится? Какие ваши ощущения?

– В России тоже живут люди. Почему они не протестуют? Потому что протестовать в тоталитарной стране достаточно сложно. Бороться в современной России непросто. Но это не значит, что так будет всегда.

Некречая: В Крыму мы постоянно видим обыски, суды, много политзаключенных… Почему у людей в России не просыпается желание участвовать в протесте?

– Какой-то протест есть. Есть «Стратегия 18», когда 18 числа каждого месяца люди в России выходят в поддержку крымских татар. Эти акции немногочисленны, но они есть.

Пашаев: Мне кажется, непростительно мало активистов в России говорят о том, что происходит в Крыму.

– Оппозиция в России – очень сложное занятие. Оппозиция в России – это абсолютный маргинес, правда. Нужно иметь очень сильную волю и понимание своей правоты, чтобы продолжать действовать. Есть ли люди, которые поддерживают борьбу крымских татар? Есть, немало.

Ольга Курносова
Ольга Курносова

Пашаев: Почему вы переехали именно в Украину?

Информационную войну сейчас проигрывает не только Украина, но и весь Запад, потому что нормальные люди ограничены моральными убеждениями. А Кремль ничем не ограничен

– Для меня была важна поддержка Украины в условиях украино-российской войны. Для меня было важно сделать все, чтобы помочь Украине в пропагандистской борьбе против российской информационной машины. Мне казалось, что нам удастся запустить какие-то серьезные информационные проекты. Конечно, все происходит чуть медленнее, чем хочется. В 2014 году всем казалось, что ситуацию удастся переломить гораздо быстрее. Украина сделала, что могла, по крайней мере, в военном плане смогла противостоять. Но я считаю, что информационную войну сейчас проигрывает не только Украина, но и весь Запад. Это происходит, потому что нормальный человек не может смотреть в глаза и нагло врать. Нормальные люди ограничены моральными убеждениями. А Кремль ничем не ограничен. Российская пропаганда очень изощренная.

Пашаев: Что демократический мир может противопоставить этой изощренной пропаганде?

– Нужно создавать такую же информационную машину, в хорошем смысле слова, какая действовала во времена Советского Союза. Она должна вестись везде. Дойти до каждого желающего узнать правду в России можно, но для этого нужно создавать контент хорошего качества.

Некречая: Остались ли у вас в России хорошие друзья, коллеги?

– Конечно, остались, их много. Мои интересы – это по-прежнему российская политика. Благодаря интернету я могу разговаривать с россиянами иногда и по пять часов в день.

(Текст подготовила Катерина Коваленко)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG