Доступность ссылки

«Еще одно сфабрикованное дело». Процесс по делу Сулеймана Кадырова


Сулейман Кадыров

Верховный суд Крыма 3 мая рассматривал апелляционную жалобу крымскотатарского активиста Сулеймана Кадырова, осужденного на два года лишения свободы условно по обвинению в призывах к сепаратизму. Кадыров написал на своей странице комментарий: «Крым – это Украина! Всегда была, есть и будет». За это против него возбудили уголовное дело и судили. Во время прений активист попросил суд не проявлять никакого снисхождения.

Начала судебного заседания по делу Сулеймана Кадырова ждали несколько часов. Решение судья Верховного суда Елена Михалькова вынесла за семь минут, зачитала за десять секунд. Она быстро вошла в зал суда, не глядя по сторонам, хотела начать читать, но, заметив, что ни адвокатов, ни самого активиста нет, остановилась. «Они вышли, – подсказал кто-то из присутствующих в зале. – Может, им позвонить?». «Кто же знал, что так быстро решение будет готово», – тихо добавил кто-то из зала. «Позвоните», – ответила судья и не пустила пристава, который хотел позвать защитников и подсудимого.

Зашли адвокаты – Алексей Ладин и Эмиль Курбединов. Вместе с ними – Сулейман Кадыров. Встали. Кадыров заметно волновался, тяжело дышал и держал в руках очки. Судья прочитала только резолютивную часть: «Оставить без изменений, а жалобу без удовлетворения». «А другого и не ждали», – уже громко сказал кто-то из тех, кто пришел в суд поддержать Кадырова. «Тише», – сразу зашикали на говорящего, но судья, не оглядываясь, уже выходила из зала. Кадыров вместе с адвокатами улыбался. На выходе из зала суда люди хлопали его по плечу и тоже улыбались. «По нынешним временам условный приговор – это почти оправдательный», – пояснил реакцию людей кто-то из присутствующих в зале журналистов.

Можно закрыть человека. Можно даже убить его. Но как убить веру? Как заставить остальных не думать?
Сулейман Кадыров

Для апелляции Кадыров приготовил короткую речь, где меньше всего говорил о своем деле: «Прежде всего, я еще раз заявляю, что виновным себя не признаю полностью и считаю, что в моих действиях нет ни состава, ни события преступления. Поэтому я не прошу суд проявлять ко мне снисхождение. Можно закрыть человека. Можно даже убить его. Но как закрыть мысли? Как убить веру? Как заставить остальных не думать? Как лишить человечности всех? Разве что украсть их души, сердца, разум. А это, однозначно, не находится во власти тех, кто преследует только за мнение, только за соблюдение религиозных норм. Каждый способ предотвратить пробуждение народа порождает лишь еще большее осознание».

Судья его не прерывала, вопросов задавать тоже не стала. Перед этим зачитала апелляционную жалобу адвоката.

Уголовное дело против Кадырова появилось в октябре 2016 года, после того, как в его доме в Феодосии провели обыск и изъяли компьютеры и телефоны. За ним следили, пытаясь в рамках доследственной проверки найти доказательств «госизмены». В марте того года Кадыров сделал репост видео, где говорилось о создании украинского добровольческого батальона «Крым», который должен был воевать на Донбассе. Видео снял житель Томска К.Кадиров, который, когда его задержали, заключил сделку со следствием: 300 часов обязательных работ по итогам суда и освобождение по амнистии. Тем не менее, в список экстремистских материалов видео не внесли, оно до сих пор есть на YouTube и других соцсетях. В июле под ним появился комментарий «Крым – это Украина. Всегда была, есть и будет! Спасибо автору за видео! Поддерживаю!». Лингвистическая экспертиза, проведенная следствием, не нашла в тексте комментария призывов, но обвинение это не остановило и слова активиста характеризовали как «одобрение». Феодосийский городской суд приговорил Кадырова к двум годам лишения свободы условно. Но гораздо важнее для него, и активист сам это признает, дополнительное наказание – запрет заниматься любой публичной деятельностью.

Сулейман Кадыров
Сулейман Кадыров

Адвокат Алексей Ладин перед заседанием предположил: «Сейчас немного убавят срок условного заключения, а запрет на публичность оставят ту же. Для них это важнее». Уже в суде стало понятно, что приговор, скорее всего, оставят без изменения: судья спешила, во время реплик сторон прерывала адвоката: «Это лишь реплика, прения были раньше», – сказала судья, не задавая никаких вопросов.

Суд создает очень опасный прецедент. Кадыров осужден за призывы при отсутствии призывов
Алексей Ладин

«Вынеся обвинительный приговор по этому делу, суд создает очень опасный прецедент, – заявил Ладин в суде. – Кадыров осужден за призывы при отсутствии призывов. Все эксперты, которые проводили экспертизы, пояснили, что никаких призывов в комментарии Кадырова нет. Точно также можно судить за кражу без факта самой кражи, говорить про убийство, которого не было. Это тупиковый путь». Он отметил, что видео не относится к экстремистским и запрещенным, а сам Кадыров сказал, что видел лишь начало ролика, где автор говорил о репрессиях в Крыму. Ладин перечислял не доказанное в суде: не доказано, что это Кадыров разместил комментарий, не доказан мотив «политической вражды», которую активист, по мнению следователя, испытывал к Российской Федерации. Судью это не заинтересовало, уточнять у Кадырова, что он испытывает к России, она не стала.

«Приговор Кадырову не учитывает его конституционное право на свободу выражения своего мнения, – сказал во время прений сторон адвокат Эмиль Курбединов и продолжил об использовании антиэкстремисткого и антитеррористического российского законодательства для борьбы с оппозицией и инакомыслием.

Сулейман Кадыров (справа) и Эмиль Курбединов (слева) в зале суда, 3 мая 2018 года
Сулейман Кадыров (справа) и Эмиль Курбединов (слева) в зале суда, 3 мая 2018 года

Прокурор выступил коротко и формально: «Вина осужденного доказана как его показаниями, так и показаниями свидетелей, материалами дела и экспертизой, согласно которой в комментарии Кадырова имеются высказывания, направленные на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». «Это какая-то новая конструкция статьи 280.1 Уголовного Кодекса, – удивился в ответ Ладин. – Уголовно наказуемыми признаны призывы, а не высказывания». Судья его прервала, попросила Кадырова произнести последнее слово и ушла.

«Если я буду согласен, то буду улыбаться, если нет – хмуриться», – пошутил активист. Все рассмеялись, обступили его и тоже стали шутить

Перед зданием Верховного суда собралось несколько десятков человек, пришедших поддержать Кадырова. Вокруг ни одной лавочки – их убрали во время процесса по делу зампреда Меджлиса Ахтема Чийгоза, чтобы люди не собирались возле суда. Люди продолжают собираться – но теперь привозят с собой раскладные стулья для женщин. Кадыров вышел к ним с адвокатами, спустился по лестнице, был сосредоточен и молчал. «Приговор вступил в силу, теперь ему нельзя будет выражать свое мнение», – пояснил Ладин. Все молчали и вопросов Кадырову не задавали. «Если я буду согласен, то буду улыбаться, если нет – хмуриться», – пошутил активист. Все рассмеялись, обступили его и тоже стали шутить. «А он приехать в Бахчисарай сможет?» – спросила у адвокатов одна из пожилых активисток. «Смогу, конечно, но буду молчать», – ответил за юриста Кадыров. Он улыбался и шутил, но когда говорили адвокаты, замолкал и грустно смотрел в серый судебный асфальт.

Перед зданием Верховного суда Крыма. В центре – Сулейман Кадыров, слева от него – Алексей Ладин, справа – Эмиль Курбединов
Перед зданием Верховного суда Крыма. В центре – Сулейман Кадыров, слева от него – Алексей Ладин, справа – Эмиль Курбединов

«Уже одно то, что судья пробыла в совещательной комнате семь минут, и за это время проанализировала материалы дела, оценила доводы защиты и обвинения, говорит о политической мотивированной дела», – сказал обступившим его активистам Ладин. «Законодательство России в сфере экстремизма безобразно, оно расплывчато, оно таково, что по нему можно привлечь человека даже за безбилетный проезд», – продолжал свою мысль, высказанную в прениях, Курбединов. Кадыров молчал. Адвокаты выступили, люди стали расходиться. Кадыров подходил к каждому и тихо благодарил за поддержку. Потом уехал и он.

Как можно судить человека за его мнение, за то, что у него есть своя позиция, без каких-либо призывов?
Сулейман Кадыров

Его последнее слово в суде было коротким: «Как можно судить человека только за его мнение, за то, что у него есть своя позиция, но при этом без каких-либо призывов? Во время судебного процесса не было ни одного человека, который бы указал, что я кого-то обидел, оскорбил. Мне не очень понятно обвинение за мои высказывания «Крым – это Украина!». Я вообще никогда не скрывал свою позицию».

Кроме Кадырова, по обвинению в призывах к сепаратизму за проукраинскую позицию в Крыму осудили зампреда Меджлиса Ильми Умерова. В октябре 2017-го его помиловали тайным приказом и через Анкару вывезли в Киев. По результатам сегодняшнего суда он написал: «Еще одно сфабрикованное дело». Одновременно с Умеровым по тому же обвинению на условный срок заключения осудили журналиста Николая Семену. Он остался в Крыму и два раза в месяц должен отмечаться в местном управлении ФСИН. Решение суда по делу Кадырова журналист никак не прокомментировал, потому что его, как и крымскотатарского активиста заставили замолчать.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG