Доступность ссылки

Крымское ханство. Битва за Вену


Крымские Истории: Крымское ханство

(Продолжение, предыдущая часть здесь)

Истории Крымского ханства не повезло дважды: в Российской империи ее писали преимущественно в черных красках, а в Советском Союзе вообще попытались забыть. Да и жители современной Украины, чего скрывать, по большей части находятся в плену российских мифов и заблуждений о крымских татарах. Чтобы хоть немного исправить ситуацию, Крым.Реалии подготовили цикл публикаций о прошлом Крымского ханства и его взаимоотношениях с Украиной.

В прошлый раз мы закончили на Бахчисарайском договоре 1681 года, по которому Украина была разделена на две зоны влияния: русскую и османскую, причем Крым при заключении этого договора уже выступал не как самостоятельная сторона, а как посредник, что ли, между двумя империями. Временное подчинение Правобережной Украины стало знаковым этапом расширения турецкой экспансии в Европе, а какую роль в этой экспансии играл Крым – он был послушным исполнителем воли Стамбула или действовал по собственному усмотрению?

Чтобы прийти к ответу на этот вопрос, давайте окинем широким взглядом общую расстановку сил в Восточной и Центральной Европе на тот момент.

Никаких реальных выгод, а уж тем более возможностей эксплуатации края формальное подчинение Правобережной Украины туркам не дало. Как, собственно, и Крыму

Установив, по условиям Бахчисарайского мира, свою номинальную сферу влияния на Правобережье, Турция вовсе не приобрела реальной власти над Украиной. Под непосредственным османским владычеством оказалось лишь Подолье с городом Каменец. А на остальной украинской территории, попавшей в сферу османского контроля, позиции османов зиждились исключительно на их соглашениях с Петром Дорошенко, который был для турок союзником лишь ситуативным и не слишком надежным, что прекрасно понимали и в Стамбуле, и в Варшаве, и в Москве. То есть, никаких реальных выгод, а уж тем более возможностей эксплуатации края формальное подчинение Правобережной Украины туркам не дало. Как, собственно, и Крыму.

Зато мирное соглашение на Днепре развязало османам руки в Европе. И там они решили попытаться осуществить свою давнюю мечту, к которой безуспешно подступались еще в XVI веке, а именно – ­­захватить Вену. И вот, летом 1683 года, огромное османское войско осадило столицу Австрии. И потерпело там катастрофический разгром, чем Европа обязана, главным образом, полководческому таланту польского короля Яна III Собеского – в армии которого, к слову, имелся и украинский казацкий отряд.

Отбросив турок от Вены, коалиция европейских государств – известная в истории как Священная Лига – на протяжении последующих лет продолжила теснить османские силы на юг, освобождая от их присутствия обширные пространства Европейского континента. Из-под турецкой власти была освобождена Венгрия, часть Сербии, даже области в Греции. Весьма вероятно, что Священной Лиге удалось бы полностью очистить от турок и все Балканы – если бы в спину коалиции не ударила Франция, которая, в отличие от прочих стран, в силу собственных интересов не желала полного разгрома Турции и потому открыла на западе против Австрии, так сказать, второй фронт.

Обстановка в Европе действительно стала новой, поскольку разгром турок под Веной означал конец трехсотлетней турецкой экспансии на континенте

Вследствие этой, а также множества других причин победоносное шествие Священной Лиги затормозилось, и европейские державы стали переговариваться с Турцией о заключении мирного соглашения, которое зафиксировало бы новую обстановку и новые границы на карте. А обстановка в Европе действительно стала новой, поскольку разгром турок под Веной означал конец трехсотлетней турецкой экспансии на континенте. Потому что после этого разгрома турецкая политика в Европе стала представлять собой уже не напористое наступление, как прежде, а медленную, но непрерывную сдачу прежних позиций.

Вот такой, если очень вкратце, была международная обстановка в тот момент.

Ну а где же здесь Крымское ханство – спросите вы? Где в этих всех событиях Крым?

А вот он, Крым: мы видим его представителей в арьергарде османского войска, на третьих и четвертых ролях на полях этих сражений. Добившись в XVII веке окончательного и безраздельного господства над ханством, османы, конечно же, старались на полную мощь использовать военную силу Крыма для решения собственных проблем в Европе. При этом они были крайне недовольны тем, что крымские татары сражаются за султана без особого энтузиазма.

Очень ярким примером здесь может служить история хана Мурада Герая, за которым в турецких исторических сочинениях о венских событиях на многие годы закрепилось клеймо чуть ли не предателя. История его участия в Венской кампании, вкратце, такова.

Своим воцарением в Крыму Мурад Герай был всецело обязан османскому визирю Кара-Мустафе, который в свое время добился отстранения от власти Селима I Герая и замены его Мурадом Гераем. И теперь, когда этот визирь был назначен верховным командующим османских войск под Веной, хану настала пора оплатить свой, так сказать, долг перед Кара-Мустафой. Поэтому, когда визирь призвал его в Австрию на помощь, хан без малейших возражений пришел под Вену с немалым войском. Но там он встретил совершенно не тот прием, который ожидал: визирь обращался с его людьми плохо и использовал их, по сути, как пушечное мясо, затыкая крымскими отрядами дыры в своей обороне: он то бросал ханских всадников против артиллерийских орудий противника, против которых те не имели никаких шансов, то ставил их на охрану мостов, что было, опять-таки, верной гибелью для лучников – притом, что собственной артиллерией визирь с ханом делиться отказался.

Мурад Герай честно пытался помочь своему благодетелю. Одной из основных функций крымскотатарских войск в турецких кампаниях была оперативная разведка, и потому хан обладал широкой и довольно точной информацией о планах противоположной стороны. Основываясь на этих данных, он сообщал визирю, что к Вене спешат большие силы союзников и потому визирю следует изменить тактику. Но Кара-Мустафа относился к его предупреждениям пренебрежительно, обвинял хана в трусости, и его замечания во внимание не принял.

Хан заблаговременно увел большую часть своих людей из зоны поражения и тем самым спас десятки тысяч жизней соотечественников от верной гибели в абсолютно бессмысленной для Крыма бойне

В итоге, когда Мурад Герай окончательно уяснил, что грядущее столкновение будет иметь просто-таки титанический масштаб, и что крымским татарам в нем делать нечего – особенно при полном равнодушии командующего к их участи и возможным потерям – хан принял непростое решение и заблаговременно увел большую часть своих людей из, так сказать, зоны поражения. И тем самым спас десятки тысяч жизней соотечественников от верной гибели в абсолютно бессмысленной для Крыма бойне.

Это ему обошлось дорого: во-первых, в устах турок за ним навсегда закрепилось клеймо предателя, а во-вторых, когда Кара-Мустафа, разъяренный и опозоренный своим провалом, искал истинных и мнимых виновников поражения, одним из таких виновников был объявлен хан. В итоге Мурад Герай был смещен с трона и отправлен в ссылку – причем ему еще повезло, потому что ряд высших офицеров османской армии, тоже обвиненных в трусости, визирь предал казни. Можно еще добавить, что султан, в конце концов, нашел истинного виновника поражения: им был объявлен сам Кара-Мустафа, и казнь незамедлительно постигла самого визиря.

Хану приходилось стоять с войском наготове на Дунае – посередине между Крымом и Стамбулом – чтобы не опоздать ни на балканские фронты, ни на Перекоп

Весьма схожие проблемы возникали и у преемников Мурада Герая – как, например, у Селима I Герая, от которого турки, снова-таки, требовали непосредственного, личного и активного участия в их продолжающихся битвах со Священной Лигой – и это при том, что на границы Крыма уже наступали русские войска. Хану пришлось очень туго, разрываясь между острой необходимостью помогать османам далеко на западе и защищать границы собственной страны на севере – тем более, что отсутствие хана в стране в такой критический момент вызывало вполне понятное возмущение знати. Хану, в результате, приходилось стоять с войском наготове на Дунае – посередине между Крымом и Стамбулом – чтобы не опоздать оттуда ни на балканские фронты, куда в любую минуту мог позвать султан, ни на Перекоп, где в любой момент могло развернуться русское наступление.

Словом, если говорить о роли Крыма в османской экспансии в Европе в конце XVII века – а точнее говоря, не в экспансии как таковой, а в обратном процессе, когда эта экспансия обратилась вспять и превратилась в отступление – то эта роль выглядит, во-первых, глубоко второстепенной и подчиненной, а во-вторых, весьма трагичной для Крыма.

Потому что, говоря глобально, Османская империя за предшествующий период сделала все, чтобы максимально подчинить себе Крым и крепко включить его в орбиту своей имперской политики. И вот когда, наконец, ей это удалось, и Крым оказался накрепко привязан к османской политике, эта политика потерпела крах и Османская империя пошла на дно – и потянула за собой Крым. Вначале медленно, затем – все быстрее. И ровно через сто лет после «венского разгрома» это совместное скольжение вниз закончится гибелью Крымского государства.

Продолжение следует.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG