Доступность ссылки

CNN: «Российский мост в Крым: метафора эпохи Путина»


Нет ничего полезнее для правильного понимания себя, чем взгляд со стороны. Как Крым освещался в мировых медиа, что было вынесено в заголовки, а чему не уделили должного внимания – в традиционном обзоре Крым.Реалии.

«Эстония проявляет творческий подход к интеграции местных русскоязычных», – утверждает редакционный материал британского журнала The Economist. «После российской аннексии Крыма в 2014 году западные журналисты разглядывали карты в поисках других мест, которые могли бы стать следующими в списке Владимира Путина. Они наткнулись на Нарву, где почти все население – русскоязычное. Вид российских флагов и пограничников под средневековой крепостью на другой стороне узкой реки оказался подходящим для драматических картинок в выпусках новостей. Внезапно Нарва попала в заголовки международной прессы как «следующий Крым». Такой подход всегда был слишком упрощенным. Жители Нарвы могут иметь культурные, исторические и языковые связи с Москвой, но немногие из них хотят жить в России. Заработная плата, пенсии и уровень жизни выше в Эстонии, чем на другой стороне границы. Нарва – это не Крым, а Эстония – не Украина. Она гораздо менее коррумпирована, а также является членом ЕС и НАТО. Поэтому России гораздо сложнее вмешиваться в дела Эстонии, чем Украины. И если некоторые русскоязычные эстонцы когда-нибудь думали, что переместить границу – это хорошая идея, резня на востоке Украины развеяла эту фантазию».

«Сейчас говорит Россия», – интервью с российским послом в Финляндии Павлом Кузнецовым под таким заголовком опубликовало финское издание Helsingin Sanomat. «Подчеркнутое дружелюбие в диалоге, очевидно, является осознанным выбором. Взгляды Финляндии и России часто не совпадают. Мнения стран, например, расходятся в двух важных вопросах: захват Крыма и ввод войск НАТО в Польшу и страны Балтии. Финляндия считает захват Крыма незаконным. Россия выступает против размещения войск НАТО, а Финляндия считает, что при помощи таких действий ситуация в Балтии становится более стабильной. Кузнецов вежлив. Ситуация становится напряженной только однажды: когда журналисты задают уточняющие вопросы о статусе Крымского полуострова. «Сейчас Крым – часть России, как Москва и Санкт-Петербург», – говорит Кузнецов и дает понять, что разговор на эту тему продолжать бесполезно. «Мы поддержали стремления крымчан, когда они провели референдум о независимости – в отличие от Косова, которое решило провозгласить независимость без волеизъявления населения в одностороннем порядке – и затем вошли в состав России в соответствии с уставом и резолюцией ООН». Крым – одна из главнейших причин раскола во мнениях России и Запада. По мнению Запада, речь идет об оккупации. Референдум проводили под контролем российских солдат. Существуют ли вопросы, связанные с Крымом, в которых Россия могла бы пойти навстречу? «В каких аспектах? – сдержанно интересуется Кузнецов. – Будущее Крыма ясно. Это – часть Российской Федерации. Эта ситуация не изменится. Это решенный вопрос».

«Чтобы понять Путина, мы должны понять историю России», – утверждается в авторской колонке, опубликованной американским изданием The Baltimore Sun. «В ноябре в Ливадийском дворце, недалеко от Ялты, Путин открыл памятник царю России Александру III, который правил с 1881 года до своей смерти в 1894 году. Памятник так же символичен, как и его местоположение. Ливадийский дворец когда-то был летней резиденцией династии Романовых – правящей семьи России. Это также место проведения Ялтинской конференции 1945 года, на которой президент США Франклин Рузвельт, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и советский лидер Иосиф Сталин решили судьбу послевоенной Европы. В 2014 году Россия аннексировала Крымский полуостров, вызвав международное осуждение. Открывая современный памятник русскому царю в Крыму, Москва стремится обозначить преемственность своей исторической связи с этим полуостровом. Спонсированное государством возведение памятника Александру III в Крыму подтверждает вдохновленный историей политический курс России при Владимире Путине. Хотя памятник вызвал споры о художественных деталях, церемония открытия и, более того, речь г-на Путина на ней, были исполнены символизма».

«Российский мост в Крым: метафора эпохи Путина», – пишет московский корреспондент американского телеканала CNN. «19-километровый мост, самый длинный в Европе, связывает российский Краснодарский край с Крымским полуостровом, аннексированным Россией у Украины в 2014 году. И его открытие в официальном нарративе России знаменует собой физическое «воссоединение» Крыма с российским материком. Но это также символ международной изоляции России. Российские спецслужбы захватили Крым в ходе молниеносной операции в феврале 2014 года. Сначала Кремль отрицал, что военнослужащие в масках и камуфляже без опознавательных знаков были российскими военными, но позже признал, что так называемые «зеленые человечки» действительно были российскими подразделениями. Запад быстро отреагировал удушающими экономическими санкциями. Но пока в открытии Крымского моста больше символизма, чем получения экономической выгоды. Соединенные Штаты и большинство других стран отказались признать аннексию Крыма, и санкции в отношении России вряд ли будут отменены в ближайшее время. Но для российского правительства аннексия Крыма и открытие моста являются предметом патриотической гордости. По словам Путина, вопрос закрыт – и Крым никогда не вернется в Украину».

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG