Доступность ссылки

Почему Россия вмешалась в протесты в Украине, а в Армении ‒ нет?


Протесты в Ереване. 2 мая 2018 года

В апреле на улице армянской столицы вышли тысячи людей: они протестовали против назначения бывшего пророссийского президента Сержа Саргсяна на должность премьер-министра. Оппозиционный деятель Никол Пашинян назвал события «бархатной революцией» и анонсировал «крупнейший митинг в истории Армении». В конце концов, Пашиняна избрали новым премьер-министром. И само движение было за демократическое развитие страны.

Почему же Россия, продвигающая авторитарные режимы в других странах, никак не вмешалась в ход событий, и возможно ли существование модели демократизации под внешней российской гегемонией ‒ об этом говорится в новом анализе ведущего ученого в области демократизации Лукана Вэя.

Путин сильно боится потенциального распространения массовых антидиктаторских движений
Лукан Вэй

Тысячи людей протестовали против пророссийского лидера Армении, что должно было бы существенно беспокоить российского президента Владимира Путина. Дело в том, что он «очень сильно боится потенциального распространения массовых антидиктаторских движений, и в своей стране, и уже давно занимается угрозой «цветных революций» в регионе», ‒ говорится в анализе Вэя, опубликованном в политическом журнале Foreign Affairs.

Из-за этих страхов Путин известен своей привычкой вмешиваться в соседние страны для того, чтобы защитить их автократов. Именно поэтому он вмешивался в выборы в разных странах: например, в Украине в 2013-2014 годах он много сделал для поддержки диктатора Виктора Януковича, объясняет Вэй. В конце концов, как многие подозревают, он дошел даже до вмешательства в выборы США и других стран, говорится в статье.

Для Путина гораздо важнее геополитический баланс силы, чем то, насколько демократической или авторитарной является страна

Когда армянские протесты закончились победой народа ‒ избранием Пашиняна ‒ Путин оставался «неожиданно спокойным», отмечает Вэй.

Так, Россия действительно имеет репутацию страны, продвигающей авторитарный режим правления за свои пределы, но на самом деле для Путина гораздо важнее геополитический баланс силы, чем то, насколько демократической или авторитарной является страна.

«Россия стремилась подорвать демократию в таких государствах, как Украина, где доминируют антироссийские силы. Путин поддержал пророссийских диктаторов, выступавших против антироссийских соперников. Например... Януковича в Украине в 2013-14 годах, а в Молдове ‒ Владимира Воронина в 2009 году», ‒ говорится в статье.

Путина вряд ли можно назвать сторонником демократии, но и просто так авторитаризм продвигать он не будет, поясняет автор.

Дело в геополитике

В армянских протестах, в отличие от Украины, не было заявлений об изменении действующего геополитического статуса государства. Протестующие не поднимали флагов ЕС, не делали ничего, что угрожало бы подорвать российское региональное доминирование, замечает автор.

И в отличие от распространенного мнения, Путин не может контролировать политические результаты протестов в любых других странах.

Путин обеспокоился тем, что открытая поддержка непопулярного режима в Армении приведет к похожему народному негативному резонансу
Лукан Мэй

В 2004 году в Украине, например, Путин инвестировал немалые ресурсы и свой собственный престиж ради поддержки кампании Януковича. Но это лишь усилило Оранжевую революцию, приведшую к его поражению.

Через десять лет российское вмешательство в Украине также не смогло помешать приходу к власти прозападных политических сил. Хотя Путин и получил контроль над Крымом, российские действия сделали невозможным любые будущие шансы вернуть Украину в российскую орбиту.

«После опыта России в Украине, Путин, возможно, обеспокоился тем, что открытая поддержка непопулярного режима в Армении приведет к похожему народному негативному резонансу», ‒ замечает Вэй.

Демократия под российской гегемонией?

Внутри собственных границ ничто не мешает Армении превратиться в демократическое государство

Поэтому, возможно ли существование модели демократизации под внешней российской гегемонией? «Избегая открытых вызовов российской внешней политике, даже малые и зависимые страны, такие как Армения, могут быть способны демократизироваться, не опасаясь вмешательства», ‒ допускает автор. Конечно, такая модель лишает страны возможности выбирать внешних союзников, но это все равно лучше, чем ситуация, когда страна не имеет ни внешней автономии, ни внутренней демократии, убежден Вэй.

Пока неясно, собирается ли Пашинян преобразовать Армению в демократию, или же будет продолжать авторитарные привычки прежней власти. А сама Армения мало что может сделать, чтобы избавиться от Путина или снизить военную, или экономическую зависимость от России. Но внутри собственных границ ничто не мешает Армении превратиться в демократическое государство, в конце концов, в основном режим зависит именно от внутренней политики, убежден Лукан Вэй.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG