Доступность ссылки

Časopis argument: «Керченский мост фундаментально изменил геополитику Крыма»


Нет ничего полезнее для правильного понимания себя, чем взгляд со стороны. Как Крым освещался в мировых медиа, что было вынесено в заголовки, а чему не уделили должного внимания – в традиционном обзоре Крым.Реалии.

«Странный мост соединил Россию с Крымским полуостровом», – пишет корреспондент польской газеты Rzeczpospolita. «После двух лет строительства, на которое было израсходовано 7 миллиардов долларов, дорожных подъездов к мосту все равно нет. Поэтому доставка товаров на полуостров вместо грузовиков будет по-прежнему осуществляться паромом, находящимся в нескольких километрах к северу. Паромы часто не выходят в путь из-за суровых погодных условий, и на подъездах к переправе возникают многокилометровые пробки. Но президенту (России – КР) это все равно понравилось. «Мы будем продолжать работать над аналогичными проектами по всей стране. Именно по всей стране! Мы будем строить новые дороги, новые мосты, аэродромы и порты», – заявил он на встрече с рабочими, строившими мост. Он оказался не только самым длинным в Европе, но и самым дорогим в мире. Самый длинный подобный переход – китайский мост Гранд Даньян-Куншань, ведущий по обширной дельте реки Янцзы и насчитывающий почти 165 километров в длину. По данным московских «Экономических Известий», метр китайского моста стоил 8,8 тысяч долларов, а российского – 200 тысяч долларов».

«Керченский мост фундаментально изменил геополитику Крыма», – утверждает обозреватель чешского журнала Časopis argument. «С экономической точки зрения этот современный инфраструктурный проект, несомненно, окажет значительное влияние на экономику полуострова. А с точки зрения безопасности Азовское море, внутреннее море, разделенное между Украиной и Россией, и Керченский пролив обретают новое значение – мост является ключевым инфраструктурным объектом, которому необходимо будет обеспечить безопасность. С другой стороны, уменьшилась важность регионов Восточной и Юго-Восточной Украины как стратегической области доступа к Крыму по суше. Россия может опираться на собственную инфраструктуру, которую полностью контролирует и которая соединяет Крым и Россию. Не зря Путин на открытии моста заявил, что мост сплотит россиян. Россия, с точки зрения доступа в Крым, больше не нуждается в украинских дорогах, потому что она сама располагает собственной инфраструктурой на своих условиях. Геополитика Крыма под российской властью коренным образом изменилась с появлением новой транспортной артерии. Таким образом, мост стал подтверждением фактического (хотя и не признанного на международном уровне) присоединения Крыма к России, а также отчуждения с соседней Украиной. Так что не все мосты соединяют».

«Как понять деликатное балансирование Японии между Россией и Украиной», – рассказывает обозреватель американского аналитического центра Atlantic Council. «Токио не признал независимость Крыма и осудил «попытку изменить статус-кво силой», как выразился премьер Синдзо Абэ. Тем не менее Япония ввела свои санкции только после нажима со стороны Соединенных Штатов, а ее карательные меры оказались ограниченными и беззубыми. Публичный санкционный список Японии был ограничен лишь украинскими сепаратистами из Крыма и самопровозглашенных республик. Японские санкции против Москвы использовались как инструмент сдерживания Китая, а не России. Токио опасается, что аннексия Крыма и неудовлетворительный ответ НАТО на нее могут стать прецедентом для Китая, у которого разгорается аппетит. В украинских СМИ Япония высоко ценится за то, что она – единственная азиатская страна, которая ввела санкции в отношении России. Действительно, Китай и Индия воздержались от голосования по резолюции, осуждающей аннексию Крыма в Совете Безопасности ООН и Генеральной Ассамблее; между тем, Южная Корея и Сингапур подвергли критике действия России, но воздержались от введения санкций. В Украине Япония не выпячивает своего стратегического партнерства с Россией, предпочитая подчеркивать сходство между обеими странами. Там часто проводятся параллели между Крымом и «Северными территориями» Японии; два территориальных спора рассматриваются как общая проблема, где статус-кво был изменен силой. «Ваша борьба против России и наша борьба с Россией должны быть скоординированы», – заявил Казуюки Хамада, бывший вице-министр иностранных дел Японии, на Киевском форуме безопасности в прошлом месяце. Однако это заявление сильно отличается от внутренней дискуссии в Токио, где не проводят параллелей между оккупацией Россией Крыма и «Северных территорий»: Токио хочет избежать разочарования Москвы. Но по мере того, как международное давление на Россию растет, Японии будет все труднее поддерживать ее деликатный баланс между «большой семеркой», Россией и Украиной».

«Визит в Россию: может ли Эммануэль Макрон противостоять Владимиру Путину?» – спрашивает журналист французского издания Le Journal du Dimanche. «На Елисейских полях говорят, что «диалог с Москвой продолжался», несмотря на дело Скрипаля, отравленного в Солсбери, и изменение раскладов в Сирии, где Башар Асад, которого активно поддерживают Россия и Иран, отвоевал значительные территории. Что касается Украины, то разве не Владимир Путин лично открыл на этой неделе 19-километровый мост, соединяющий Россию и Крым, завершив тем самым аннексию этой территории, захваченной силой у Украины в 2014 году? Макрон понял, что мы не должны «унижать россиян», но он не намерен идти на уступки по основным международным вопросам, пытаясь оживить двустороннее сотрудничество «с соблюдением рамок европейских санкций», установленных после аннексии Крыма Россией. С целью показать, что он «не обманывается» в отношении состояния российской демократии в начале четвертого срока Путина, он планирует встретиться с представителями правозащитных организаций. Диалог между двумя лидерами в ходе визита будет корректным по форме, но серьезным».

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG