Доступность ссылки

«Смотрю издали на свою родину»: две истории абхазских беженцев


Мост, который соединяет грузинский регион Абхазию с основной частью территории Грузии

Горячая фаза грузино-абхазского конфликта закончилась 25 лет назад, однако не все пострадавшие от войны смогли найти себя в новой жизни. В 1992 году, когда грузинский регион Абхазия заявил об отделении от Грузии и вспыхнула война, из Абхазии было изгнано более 200 тысяч этнических грузин. Как обустроились люди на новом месте? Радио Донбасс.Реалии пообщалось с беженцами из Абхазии и узнало, как сложились их судьбы после войны.

«Живем на пособие»

Село Орсантия на северо-западе Грузии можно назвать селом на краю страны. За рекой Ингури уже неподконтрольная территория Абхазии. В конце моста с разрушенной опорой видно дома, обнесенные забором линии разграничения. Уже два года переход по мосту закрыт со стороны Абхазии.

Несколько ветхих двухэтажных домов в центре села стали убежищем для тех, чьи дома отняла война. В первом же доме, куда мы зашли, нас встречает Диего Акубардия, который живет в этом доме с мамой, женой и двумя детьми.

В 1993 году их дом вблизи Гали сожгли, и семья выехала в Орсантию, ничего не взяв с собой.

«Начать жить с нуля было непросто. Я инвалид, а сын и невестка не работают, живем на пособие (310 лари – 125 долларов – на 6 человек – ред.). Несмотря на то, что сын закончил стоматологический колледж, найти работу по профессии не удалось, он старается заработать физическим трудом, но такая возможность выпадает два раза в год», – говорит Гогола Цурцумия, мать Диего.

Гогола Цурцумия
Гогола Цурцумия

​«В Абхазии у нас был большой дом и земля. Там мы выращивали орехи. Здесь живем в нескольких комнатах вшестером. Если бы у нас была земля, то было бы легче. Можно было бы что-то выращивать», – рассказывает женщина.

Сын Гоголы Диего работает лишь время от времени, в основном разнорабочим. Но сейчас работы нет. За домом, где живут беженцы, как раз собирались вывозить два столетних дерева, однако устроиться на эту работу Диего Акубардия не смог.

«Иванишвили (Бидзина Иванишвили, председатель правящей партии «Грузинская мечта – Демократическая Грузия» – ред.) сейчас столетние деревья по всей Грузии перевозит в свой парк. У нас за домом два таких дерева. Когда приехали их готовить к перевозке, я пришел, чтобы меня взяли. Но мне сказали, что там работают «свои люди», и меня не взяли», – говорит Диего.

Диего Акубардия
Диего Акубардия

Провожая нас, Диего рассказывает, что настолько сильно тоскует по родному дому, что несколько раз незаконно пробирался на неподконтрольную территорию, чтобы проведать свой дом.

Два года назад нас схватили пограничники, русские. Очень сильно били, продержали несколько дней
Диего Акубардия

«Пока не было забора, мы с другом перебирались на ту сторону, шли посмотреть свои дома. Но два года назад нас схватили пограничники, русские. Очень сильно били, продержали несколько дней. Потом пришлось платить штраф 1200 рублей, тогда только отпустили. С тех пор не хожу», – говорит Акубардия.

Диего перестал рисковать, но ждать возвращения не перестает. Ведь Абхазия видна с берега Ингури, правда мост через реку больше не ведет домой. «Если бы границу убрали, я бы сразу же побежал туда. Очень хочу вернуться», – говорит Диего Акубардия.

«Занимаюсь любимым делом – помогаю беженцам»

Но таких, как семья Диего, уже меньшинство. Большая часть беженцев смогла обустроиться в Грузии. А некоторые, после того, как встали на ноги, начали помогать тем, кто не нашёл себя в новой жизни.

Михаил Элбакидзе – сотрудник общественной организации «Абхаз Интерконт» в Кутаиси. Организация работает по нескольким направлениям, главное из которых – улучшение жизни социально незащищенных людей.

«Мы помогаем по разным проектам, в основном мы даем гранты. Еще есть небольшой денежный капитал, из него под маленький процент мы выдаем беженцам кредиты», – рассказывает Михаил Элбакидзе.

Когда началась война, Михаилу Элбакидзе было 5 лет, с тех пор в родном Сухуми он не был.

«Я родился в Сухуми в 1986 году, мне было 5 лет, когда началась война. Нас папа с мамой и трехлетней сестрой отправил в Кутаиси к родственникам. Несмотря на военную ситуацию, все думали, что возвращение будет через неделю. Но мы 10 лет жили у родственников, они взяли на себя все расходы. Когда мы поняли, что уже ничего хорошего нет, то начали самостоятельно что-то делать. Папа создал организацию, и она до сих пор работает. Я потом поступил в университет в Москве, закончил магистратуру и аспирантуру, и вернулся на родину. Занимаюсь своим любимым делом – помогаю социально незащищенным людям и беженцам, в основном из Абхазии», – рассказывает Элбакидзе.

Михаил Элбакидзе
Михаил Элбакидзе

«Абхаз Интерконт» активно помогают людям в горных регионах, в основном в Мигрельском: Рача, Личхун и Сванетия. Помочь удалось больше чем тысяче человек, задействовав их в сельском хозяйстве.

«У нас есть свое социальное производство недалеко от Кутаиси, где мы выращиваем клубнику и зелень. Там мы учим беженцев и социально незащищенных людей, как выращивать и производить продукцию. Нанимаем их на работу, а потом, если есть подходящий проект, то строим им небольшие теплицы, где они самостоятельно будут выращивать свою продукцию», – рассказывает Михаил.

Теперь его клиенты, по словам Михаила Элбакидзе, стали успешными фермерами. Они выращивают орехи, клубнику и сдают свою продукцию в крупные торговые сети Грузии.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG