Доступность ссылки

Спортивный ковчег: окрестности Олимпийского парка в Сочи уходят под воду


Экологические активисты предупреждают: набережная Сочи возле спортивных объектов, выстроенных к Олимпиаде-2014, сползает в море. Затопление угрожает большой части Имеретинской долины, в том числе нескольким поселкам местных жителей. Причина – неудачное планирование на олимпийской стройке.

Олимпийский парк находится в Имеретинской низменности в Адлерском районе. Там же на морском побережье к Олимпийским играм был построен Имеретинский порт. На территорию посторонних не пускают здание порта, парковка, шлагбаум с обеих сторон окружены металлической сеткой. Но справа есть тропинка, а на заборе висит табличка: "Выход к морю". Тропинка огибает порт и выходит на пляж "Лего" на левом берегу реки Мзымта. В этом месте река впадает в Черное море.

​Грузовой порт "Имеретинский" начали возводить в 2008 году по "Программе строительства олимпийских объектов и развития города Сочи как горноклиматического курорта". Через порт собирались доставлять грузы для олимпийской стройки. Строительство вели компании из структур группы "Базовый элемент" Олега Дерипаски.

Когда строили порт, вокруг него оставался лишь небольшой участок побережья. Сейчас там полноценный пляж, который увеличивается с каждым годом. Это происходит по естественным причинам – пляж питается от Мзымты. Река несет гальку и песок с гор Кавказа на побережье. Раньше часть этой каменной массы равномерно распределялась вдоль берега, а все остальное уходило на морское дно. Порт перегородил эту своеобразную каменную реку. Теперь часть гальки остается у стен Имеретинского порта, а остатки уходят на глубину.

Мзымта, или 2600 КамАЗов

Пока пляж "Лего" прирастает песком и галькой, побережье за портом сползает в море со средней скоростью один метр в год. Где дно глубже, скорость вырастает до 10–15 метров.

Пляж "Лего": 2010 (фото из архива местных жителей) и 2018 (фото Екатерины Погудиной)

Морское дно Имеретинской низменности – это сплошные обрывы и каньоны глубиной 600–1000 метров. Дно состоит из сыпучих материалов: валунов, гальки, гравия, песка. Эта масса постоянно движется. Раньше здесь сохранялся баланс: подводные оползни уносили материал на глубину и заполняли им морские каньоны, а река вновь приносила гальку и песок с гор. Сейчас в устье Мзымты стоит порт. Каменная река не может его обогнуть – не позволяет большая глубина, а подводные каньоны продолжают забирать свое, но теперь питаются за счет пляжей.

Схема движения каменного потока до и после строительства Имеретинского порта. Скриншот из документального фильма "Трагическая гибель Олимпийского пляжа" экологического активиста Владимира Потапова:

Первым ушел под воду участок напротив Олимпийской деревни. В 2012 году там еще оставались песок и галька, в 2018-м – только насыпь из валунов. Ее сделали после исчезновения пляжа, чтобы защитить берег от морских волн.

Потом истощился пляж напротив ледового дворца. До появления Олимпийского парка ширина участка была около пятидесяти метров, сейчас – не больше пяти. Периодически сюда привозят гальку, но через некоторое время море вымывает ее снова.

Пляж Олимпийского парка в 2015 и 2018 годах (фото из архива местных жителей и Екатерины Погудиной):

На очереди пляж напротив стадиона "Фишт" и отеля "Богатырь". Сейчас этот участок почти не меняется, он кормится за счет исчезающих пляжей и искусственной подпитки. Автор фильма Владимир Потапов говорит, что в 2019 году этот кусок берега тоже сползет в подводные каньоны. Это будет продолжаться, пока не исчезнут все пляжи до реки Псоу, по которой проходит граница. Псоу тоже несет с гор гальку и песок, но уже на пляжи Абхазии, и лишь небольшая часть попадает на соседний пляж Сочи.

Река Псоу
Река Псоу

Чтобы берег перестал уходить под воду, нужно выполнять ту же работу, что и река. Мзымта ежегодно приносила на берег тонны гальки и песка, до 30 тысяч кубометров в год. Объем одного КамАЗа около 11,5 кубометров. То есть, чтобы подменить реку, требуется 2600 КамАЗов: каждый день без выходных 6–7 грузовых машин должны приезжать на берег, высыпать гальку и песок. Рабочая техника круглый год сновала бы по пляжу среди отдыхающих. Представьте себе картину: туристы фотографируются, плавают в море, загорают, лежа на полотенцах, дети играют на мелководье, а рядом работает техника. Так и происходило в мае этого года, когда пляж готовили к началу туристического сезона.

Запланированная катастрофа

Олимпийскую стройку курировала государственная корпорация "Олимпстрой". В июле 2008 года глава госкорпорации Виктор Колодяжный заявил, что Имеретинский порт не представляет никакой опасности для экологии. Сейчас очевидно, что это не так.

Но еще на этапе планирования экологи предупреждали "Олимпстрой", что порт нельзя возводить в устье реки Мзымта. Для работы над проектом привлекли Игоря Балабанова, кандидата геолого-минералогических наук, начальника отдела специальных исследований ОАО "Росстройизыскания". После экспертизы он заключил, что будущий порт станет угрозой для береговой линии. В итоге Балабанова отстранили.

Складывалось ощущение, будто все протоколы общественных слушаний просто повыкидывали

В 2008 году проходили общественные слушания, где представители экологических и общественных организаций тоже предупреждали о негативных последствиях и требовали провести экологическую экспертизу. На первых порах к местным экологам прислушивались. В 2009 году госкорпорация "Олимпстрой" предложила им сформировать техническое задание на проведение полноценных инженерно-геологических изысканий. Проходили встречи с рабочей группой экспертов. Но в итоге сотрудничество ни к чему не привело.

Евгений Витишко
Евгений Витишко

– "Олимпстрой" – это монстр, это государственная машина, которая могла использовать серьезные механизмы давления на любые структуры, в том числе на Главгосэкспертизу, – говорит Евгений Витишко, экологический активист, главный геолог Черноморского управления берегозащитных и противооползневых работ. – Это давление испытывала на себе и активная общественность. Те голоса, которые возражали против строительства, были просто проигнорированы или подавлены.

За инженерно-геологические изыскания и разработку проекта отвечали московская компания ОАО "ГИПРОГОР" и ФГУП "РосНиПиУрбанистики", Санкт-Петербург. На строительство порта дали добро. Экспертная комиссия государственной экологической экспертизы тоже написала положительное заключение.

– Складывалось ощущение, будто все протоколы общественных слушаний просто повыкидывали, – говорит Наталья Калиновская, экологический активист, участник Экологического совета Сочи. – Страна выиграла право на проведение Олимпиады, значит, строить надо. Все.

По словам Евгения Витишко, главная ошибка олимпийского строительства была в том, что все планировали менеджеры:

– Они навскидку раскидали олимпийские объекты, зачастую не советуясь с учеными, – говорит Евгений. – За ними шла очередь строителей. А уже потом подключали проектировщиков и изыскателей. На этом этапе задача людей, которые проводят изыскания и готовят проекты, сводится к тому, чтобы подстроиться под уже принятые решения. Среди них логически необоснованное решение, что в устье Мзымты необходим морской порт. Это и привело к катастрофическим последствиям.

– Сочи – это курортный город. Его самая привлекательная часть – это пляж, – говорит Наталья. – Не будет пляжа, кто сюда поедет? На что здесь смотреть? На одни спортивные объекты? Но люди приезжают сюда, чтобы отдыхать на морском побережье.

Действительно ли исчезновение пляжей у Олимпийского парка так опасно для экономики курортного района? Казалось бы, эта зона уйдет под воду, но одновременно намоет широкую набережную у стен порта. Останется лишь проложить туда комфортную дорогу.

Помимо этого есть широкий дикий пляж в устье реки Псоу на границе с Абхазией. Эта часть набережной уходит под воду очень медленно, потому что Псоу продолжает ее подпитывать, пусть и без помощи Мзымты. Именно там теперь отдыхают местные жители. Почти никто из них не ходит на узкие насыпи у Олимпийского парка. До дикого пляжа нелегко добраться: нужно либо ехать на машине в объезд, либо много километров идти пешком. Но эта проблема тоже решаема. Значит, когда пляжная зона уменьшится, туристическая индустрия все равно найдет выход.

Однако дело не только в том, что туристам негде будет загорать.

Берегозащита без защиты

Пляж – это естественная защита берега от наступления моря. Если он исчезнет, море примется за остальную часть суши и начнет вымывать долину.

"Имеретинская низменность – это небольшая корочка осушенной земли, а под ней водно-песчаная смесь на многие десятки метров. Здесь речь идет о том, что часть Имеретинской низменности может погрузиться в воды Черного моря", – заявлял еще в 2009 году Олег Царук, руководитель регионального отделения международной организации защиты дикой природы WWF в России "Российский Кавказ".

Для того чтобы море не вымывало сушу, необходима береговая защита. В Сочи она есть: это бетонная дамба и набережная, возведенные в одно время с портом. Если прогуляться по набережной от ее начала, за спиной у вас будет порт, справа бетонная стена высотой полтора метра, призванная защищать от штормовых волн. За стеной – валуны. Впереди пешеходная дорожка, вымощенная плиткой. Слева низенькие желтеющие пальмы, которые не дают тени. Другой растительности нет. Редкие отдыхающие медленно движутся под палящим солнцем.

Набережная в Сочи
Набережная в Сочи

Первый спуск к морю ведет на бетонные плиты. Они уложены здесь, чтобы защищать берег от штормов. В январе 2018 года именно этот участок треснул после встречи с волной. Из резервного фонда Краснодарского края на его восстановление выделили 141,5 млн рублей, ремонт закончили в мае.

Сочинская набережная ежегодно встречается со штормами, и каждый раз ей требуется ремонт. По сути, береговая защита не справляется с этой своей основной задачей.

Набережная до и после ремонта (фото из архива местных жителей и Екатерины Погудиной):

По словам Натальи Калиновской, еще на этапе планирования проектировщики предложили речное берегоукрепление, а не морское:

– Мы объясняли, что проект защиты, которую они хотят построить, уже устарел. Стройку надо было отодвинуть от пляжа, а за его пределами поставить двух-трехъярусную террасу. Но нас же никто не слушал. Жители выходили и митинговали, чтобы набережную не строили в том виде, в котором она сейчас существует. Мы ложились под бульдозеры, под трактора. И все равно здесь поставили речное укрепление.

За полутораметровой стеной на набережной стоят отели, кафе, велопрокаты. Все это построено на территории пляжа. По словам местных жителей, раньше он был шириной до ста метров. Во время олимпийской стройки инфраструктуру начали возводить прямо на побережье.

– Сам пляж – это накат волны во время шторма, – говорит Калиновская. – Волна приходила и забирала песок и гальку с пляжа. И она продолжает это делать, независимо от того, есть там постройки или нет.

Море подмывает береговые укрепления и вымывает материал. Под бетонными спусками, под пешеходными дорожками образуются пустоты, и вся набережная постепенно проседает. Чтобы остановить этот процесс, туда тоже периодически засыпают гальку. Потом ее снова уносят волны.

Октябрь, 2013 год. Эти пустоты появились под набережной после традиционного для Сочи шестибалльного шторма.
Октябрь, 2013 год. Эти пустоты появились под набережной после традиционного для Сочи шестибалльного шторма.

Экспертизу проекта дамбы для госкорпорации "Олимпстрой" проводил Владимир Пешков, доктор географических наук, сотрудник Кубанского госуниверситета. Он заключил, что строить набережную на территории пляжа нельзя. Его тоже отстранили от проекта.

Об этом говорил и Вячеслав Мальцев, доктор технических наук, сотрудник Научно-исследовательского центра "Морские берега": "Каждый шторм будет разрушать такую береговую защиту. И береговое укрепление будут вынуждены делать каждый год. А ведь надо было всего лишь отступить от моря. Но в Сочи каждый клочок земли на вес золота, и поэтому, проигнорировав мнение ученых и общественности, начали реализовывать этот безграмотный изначально проект".

Это как творческий эксперимент: будто никаких научных исследований по береговой защите не существует

По словам Евгения Витишко, сейчас береговая защита не выдерживает даже стандартные волны. Каждую осень и весну здесь бывают шторма до 6 баллов:

– Даже такие обычные сочинские волны размывают набережную. При этом раз в несколько лет случаются действительно сильные шторма. Эта защита не выдержит их.

– Строители просто залили бетоном самый южный пляж страны, – говорит Наталья Калиновская. – И только потом поняли, что бетонный накат, который они сделали, наоборот, дает старт волне. Волны как на трамплине подымаются выше и заливают жителей прилегающих территорий.

Сейчас некоторые участки набережной дополнительно усиливают. Наращивают стену, укладывают на морское дно тетраподы – железобетонные конструкции – и крупные камни. Однако, считают экологи, эти укрепления могут сползти вместе с пляжем в морские каньоны, которые постоянно требуют подпитки.

– Я расцениваю это как творческий эксперимент, – говорит Евгений Витишко. – Будто никаких научных исследований по береговой защите не существует, и строители сейчас выясняют, какой же способ сработает. На самом деле, сколько бы ни бросали на дно, все это будет уходить в каньоны. Это только отстрочит последствия. В итоге все пляжи исчезнут, и море возьмется за берег.

Последняя капля в чашу

Экологи считают, что олимпийские объекты в этой ситуации защищены лучше всего. Спортивные сооружения построены на искусственных насыпях, которые поднимают их над уровнем моря. Но на берегу находится не только Олимпийский парк. Здесь стоят дома местных жителей.

Расположение жилых поселков в Имеретинской низменности
Расположение жилых поселков в Имеретинской низменности

Именно поселкам грозит затопление: во время штормов их заливает водой. Так было в 2016 году, когда волна дошла до совхоза "Россия" рядом с Олимпийским парком и залила первые этажи на прибрежной улице. По словам местных жителей, пока не было набережной, море не добиралось до жилых домов. Широкие пляжи позволяли волнам разгуляться, а река Мзымта снова намывала унесенную гальку.

Когда начнутся первые серьезные аварийные ситуации, тогда эти проблемы станут решать

Ко всему прочему, напротив населенных пунктов морское дно изрезано множеством каньонов. Пока стоит эта набережная, людей заливает во время штормов. Но если укрепления сползут в каньоны, море все равно подойдет к поселкам.

Вода угрожает не только прибрежной зоне, но и населенным пунктам позади спортивных объектов. С одной стороны от них – горы, с другой – Олимпийский парк на искусственной насыпи. Во время дождей люди оказываются на дне своеобразной чаши.

– Олимпийские объекты отсыпали щебнем и песком, уложили огромный слой камней, насыпали сверху немного земельки, привезли пальмы в кадках и посадили. А люди как жили ниже уровня моря, так и живут, – говорит Наталья Калиновская. – Помимо дождей у нас подземные воды, болота. Олимпийские объекты давят своим весом, и мы тонем. По-хорошему, эти объекты вообще нельзя было возводить здесь. Но уже построили, стоят, пока не тонут – и слава богу.

– Не могут же в итоге одни спортивные сооружения остаться над водой? – говорит Евгений Витишко. – Думаю, до подобных затоплений не дойдет. Когда начнутся первые серьезные аварийные ситуации, тогда эти проблемы станут решать.

Если снести порт, можно стабилизировать ситуацию: тогда река Мзымта продолжит приносить гальку на берег. Пляж начнет расти, подводные каньоны будут пополняться и угроза затопления Имеретинской низменности исчезнет. Останется только решить проблему с отводом сточных вод из дальних поселков.

Мощности Имеретинского порта так и не были востребованы полностью. За время подготовки к Олимпиаде порт принял 3 млн тонн груза, хотя было запланировано 16 млн тонн. С доставкой остального груза справилась железная дорога. Сейчас Имеретинский порт действует как стоянка для маломерных судов. По сути, это парковка для яхт, которая не дает потоку гальки из реки Мзымта двигаться вдоль пляжа. Еще в 2014 году мэр Сочи Анатолий Пахомов задавался вопросом, нужен ли этот порт городу.

В 2018 году о том, чтобы снести порт или перенести его в другое место, речь уже не идет. Отсыпка пляжей происходит нерегулярно и недостаточно. Отдыхающие жалуются, что раньше на берегу были галька и песок, а сейчас привозят камни плохого качества. Радио Свобода не удалось получить комментарий в пресс-службе администрации города Сочи.

Местные экологи и активисты предлагают и другие решения. Владимир Потапов в фильме "Трагическая гибель Олимпийского пляжа" рассказывает, что восстановить поток наносов можно искусственным способом, если перевозить гальку на грузовых судах. Евгений Витишко говорит, что еще одним выходом может стать гидротехническое сооружение, которое позволит каменному потоку обходить порт под водой.

Скриншот из фильма "Трагическая гибель Олимпийского пляжа"
Скриншот из фильма "Трагическая гибель Олимпийского пляжа"

Пока эти предложения даже не обсуждаются. По словам Натальи Калиновской, сейчас у общественных организаций нет диалога с властью:

– У нас как обычно происходит? Пока гром не грянет, мужик не почешется. Потом все равно начнут действовать, даже если сейчас делают вид, что ничего не происходит.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG