Доступность ссылки

«Договоренность с Путиным – это уступка ему». Об отношениях США и России


Короткая беседа Трампа с Путиным во вьетнамском Дананге. 11 ноября 2017 года

Отвечая на вопросы журналистов по итогам саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), завершившегося на днях в Китае, президент России Владимир Путин коснулся и вопроса о возможности возвращения России в G8. По его словам, Москва сама не выходила из этого элитного клуба. Как известно, членство России в этой международной организации было приостановлено в 2014 году в связи с российской аннексией Крыма.

Ранее вопрос о возвращении России в клуб крупнейших экономик мира неожиданно поставил президент США Дональд Трамп. Перед открытием саммита G7 в Канаде он отметил, что «Россия должна участвовать во встрече».

«Почему мы собираемся без нее (России – КР)? Это их дело, но я бы рекомендовал, чтобы Россия присутствовала на встрече. Они должны участвовать в этом. Не знаю, понравится вам или нет – может, это не политкорректно – но перед нами мир, которым нужно править. А на «семерке», которая прежде была «восьмеркой», Россию взяли – да и выгнали. Они должны принять Россию обратно», – заявлял Трамп.

В заключение своих слов Дональд Трамп выразил уверенность, что Россия «нужна за столом переговоров».

С этим мнением на данный момент не согласился никто из остальных членов G7. Все они требуют от Москвы изменения ее подхода к решению украинской и сирийской проблем.

В коммюнике саммита G7 Москву призвали «прекратить дестабилизирующее поведение, подрыв демократических систем и поддержку сирийского режима» и осудили за применение отравляющего вещества в Солсбери. Вновь подтвердили международную поддержу суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, акцентировали на незаконности аннексии Крыма.

Владимир Путин и Дональд Трамп
Владимир Путин и Дональд Трамп

Президент российского Института развития и модернизации общественных связей Федор Крашенинников в интервью русской службе «Голоса Америки» назвал реакцию Путина на перспективу возвращения России в G-8 «попыткой сделать хорошую мину при плохой игре». По его словам, хорошо говорить о том, что ты не хочешь туда, куда тебя всерьез не зовут.

Путин и занял единственно возможную для него позицию: нам это, мол, не очень-то надо
Федор Крашенинников

«Признаться же, что ты хочешь снова войти в этот клуб, а тебя там совсем не ждут, весьма обидно. Вот Путин и занял единственно возможную для него позицию: нам это, мол, не очень-то надо. Тем более, что, к его счастью, в недрах «большой семерки» действительно не все хорошо – стараниями, прежде всего, президента США», – отметил эксперт.

В то же время Федор Крашенинников полагает, что Путин готов идти на компромиссы с Западом.

«Однако то, что он считает достаточным компромиссом, скорее всего, не устроит Запад. Понятно, что Путин ни в коем случае и никогда не готов будет обсуждать возвращение Крыма. Единственное, на что, как мне кажется, он может согласиться, это частичное изменение политики по Сирии и Донбассу. Но в обмен он потребует от Запада признание Крыма российским», – подчеркнул Крашенинников.

По его мнению, здесь возникает чисто риторический вопрос: готовы ли к такому повороту западные страны?

Президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский также не видит никаких особых тайн в связи с позицией Путина на предмет возвращения России в элитный клуб.

«Он, конечно, не отказался бы, если бы «семерка» опять его пригласила. Но поскольку это нереально, самое правильное в данной ситуации – выражать некое презрение к этой институции как к элитному клубу для «жирных котов». Так что, на мой взгляд, здесь нет ничего загадочного», – отмечает политолог.

Глеб Павловский
Глеб Павловский

Глеб Павловский убежден, что сегодня совершенно невозможно представить, чтобы Москва стала торговаться на этот счет.

Путин ведет крайне рискованную и опасную политику, и теперь ему крайне сложно вернуть статус-кво
Глеб Павловский

«Потому что здесь нет приза, нет прямой выгоды и инструмента для разрешения какого бы то ни было конфликта. Компромисс требуется, чтобы разрешить проблему, а не для того чтобы получить какой-то символический приз. Думаю, Путин не нуждается в поощрительных кубках и грамотах, чтобы чувствовать себя уверенным. Да, он ведет крайне рискованную и опасную политику, и теперь ему крайне сложно вернуть статус-кво. Но если он и собирается это сделать, то, во всяком случае, не через «большую восьмерку», – считает президент Фонда эффективной политики.

Федор Крашенинников предполагает, что Трамп верит в свое человеческое обаяние и в то, что он как деловой человек может договориться со всеми один на один на взаимовыгодной основе, в том числе и с Путиным.

«Весь вопрос в том, готов ли западный мир к тому, чтобы Трамп уступил Путин. Потому что надо четко понимать: договоренность с Путиным – это уступка ему. Возможно, у Путина есть какой-то козырь относительно Трампа, что заставляет американского лидера идти на некоторые трудно объяснимые шаги. Чем дальше, тем больше я утверждаюсь в мысли, что какой-то компромат на Трампа у Путина все-таки есть», – говорит эксперт.

По мнению политолога, это такая карта, которая в случае ее разыгрывания может привести к отставке Трампа.

«Но Путину пока невыгодно, чтобы Трамп ушел. Потому что Майк Пенс (вице-президент США – КР) – гораздо более жесткий человек, и ему точно нечего делить с Путиным. А Трамп порою проявляет какую-то непонятную слабость и все твердит, что попытается договориться о чем-то с Путиным», – говорит Крашенинников.

Манера Трампа разгадана: это поддержание чувства заинтересованности в партнере при одновременном стремлении развить в нем неуверенность
Глеб Павловский

Глеб Павловский утверждает, что манера Трампа разгадана: «Это поддержание чувства заинтересованности в партнере при одновременном стремлении развить в нем неуверенность. Он считает, что таким образом достиг больших успехов в разрешении проблемы Северной Кореи. Хотя вполне возможно, что тут он жестоко ошибается. То же самое он применяет по отношению к Путину, сочетая поощрительные жесты с угрозами».

Однако, по оценке политолога, проблема не в технологии, а в том, чего президент Трамп стремится добиться на самом деле. Если в случае с Северной Кореей «максимальный приз» хорошо известен, то с Россией все наоборот, полагает Павловский.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG