Доступность ссылки

Обсуждая итоги встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына, политики и эксперты пытаются ответить на вопрос: стакан наполовину пуст или наполовину полон? Аргументы пессимистов и оптимистов, бесспорно, глубоки и интересны. Но прежде всего стоит сопоставить нынешнюю ситуацию на Корейском полуострове с тем, что было еще полгода назад, и вспомнить, как развивались события в последние месяцы.

На протяжении всего 2017 года напряженность на полуострове нарастала. Северная Корея успешно испытала несколько баллистических ракет большой дальности, в том числе способную долететь до Вашингтона, и термоядерную бомбу. Пхеньян и Вашингтон угрожали друг другу ядерными ударами. Перспектива вооруженного столкновения, перерастающего в опустошительную войну, казалась вполне реальной.

В начале февраля 2018 года в Пхеньяне, похоже, стали искать выход из кризиса. На открытии Олимпийских игр в южнокорейском Пхенчхане появилась Ким Ё Чжон, младшая сестра северокорейского диктатора, по мнению многих, второй по влиянию человек в КНДР. Есть сведения о том, что осенью 2014 года она около месяца руководила страной, пока Ким Чен Ын находился в больнице. О чем товарищ Ким Ё Чжон беседовала с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином – неизвестно, но еще через месяц Чон Ый Ён, советник президента Южной Кореи по национальной безопасности, сообщил президенту США о предложении Кима провести первую в истории встречу на высшем уровне и о готовности северокорейского лидера отказаться от развития ядерной программы.

Трампу идея понравилась. Критики, естественно, обвинили его в некомпетентности, а президента Мун Чжэ Ина – в том, что он манипулирует американским коллегой и недостаточно точно его информирует. Но посмотрим на это иными глазами. Предположим, Ким Чен Ын не соглашается на американские условия или выдвигает свои, неприемлемые для Вашингтона. В этом случае Трамп сообщает, что он сделал все возможное, но "маленький ракетный человечек" недоговороспособен. Если же северокорейский вождь согласится, хотя бы в принципе, ликвидировать свой ядерный потенциал, то американский президент может войти в историю как лидер, устранивший реальную угрозу международной безопасности. Правда, оставался наиболее вероятный вариант, при котором итоговый компромисс можно трактовать то ли как провал США, то ли как выигрыш, но несколько сомнительный. Опять тот же стакан, который наполовину то ли полон, то ли пуст.

Собственно, это и произошло. Итогом встречи стало совместное заявление двух лидеров. "Президент Трамп, – говорится в нем, – обещал предоставить КНДР гарантии безопасности, а председатель Ким Чен Ын подтвердил свое твердое и непоколебимое обещание завершить денуклеаризацию Корейского полуострова". Соединенные Штаты и КНДР намерены установить новые отношения друг с другом и "объединить усилия в строительстве длительного и стабильного мирного режима" в регионе. Скептики, естественно, скажут: слова, слова, слова. И будут правы. Но верно и другое: "В начале было Слово".

Кто выиграл и кто проиграл в результате первой в истории встречи лидеров США и КНДР? Ее главный итог – ситуация на Корейском полуострове выглядит намного более спокойной и стабильной, чем полгода назад. Вероятность войны, вовлекающей в себя США и, возможно, Китай, стремится к нулю. Начат процесс, который способен, хотя и не стопроцентно, привести к ликвидации северокорейского ядерного потенциала. Бесспорно, выиграла Южная Корея, которая стала бы первой жертвой тяжелейшей войны с Севером, и ее президент Мун Чжэ Ин, выступавший в роли посредника между Пхеньяном и Вашингтоном.

Впереди долгая и нудная дипломатическая торговля, однако основания для оптимизма, хотя и сдержанного, есть

В выигрыше, бесспорно, Китай. Пекину напряженность на Корейском полуострове никак не нужна. Дело не только в последствиях возможного вооруженного столкновения, но и в том, что появилась перспектива сокращения американского военного присутствия в Южной Корее и на близлежащих морях. Кроме того, втягиваясь в предстоящие тяжелые переговоры с США, Ким Чен Ын будет искать поддержку в Пекине. Это приятно контрастирует с предыдущим периодом, когда молодой вождь позволял себе демонстративно не считаться с интересами китайских товарищей. Ким Чен Ын, безусловно, запишет себе в актив обещание Трампа "остановить" дорогостоящие и "очень провокационные" совместные американо-южнокорейские военные учения. "В условиях, когда мы ведем переговоры, – сказал американский президент, – … было бы неуместным устраивать военные учения".

Могут спокойно вздохнуть в Вашингтоне. Там понимали, что разгромить первым ударом северокорейские ядерные силы и огромный ракетно-артиллерийский потенциал, предназначенный для уничтожения четвертой в мире агломерации Сеул-Инчхон, невозможно. А длительная и кровопролитная война в Корее никоим образом не входила в американские планы. Теперь Вашингтон может сосредоточить внимание на более важных проблемах, прежде всего, в Европе.

В проигрыше Москва. Чем выше вероятность войны в Корее, тем меньше интеллектуальных, политических и военных ресурсов остается у США для противодействия российским интригам на Ближнем Востоке, в Украине и Прибалтике. Можно было убеждать "полезных идиотов", что без России решить корейский ядерный кризис невозможно. Когда в конце мая стало ясно, что саммит в Сингапуре все же состоится, Сергей Лавров поспешил в Пхеньян. Можно предположить, что цель поездки заключалась в том, что если и не сорвать встречу, то по крайней мере застолбить за Россией роль полноправного участника будущих дипломатических торгов. Смог ли он о чем-нибудь существенном договориться с Ким Чен Ыном, неизвестно. Но поскольку сразу после этого визита был срочно заменен посол России в Сеуле, а российские дипломаты не говорят ни слова об успехе переговоров, помешать саммиту в Сингапуре Лавров не смог.

Естественный вопрос – что дальше? Ответ очевиден: впереди долгая и нудная дипломатическая торговля. Однако основания для оптимизма, хотя и сдержанного, есть. Санкции против Пхеньяна никто не снимал. Военные учения легко возобновить. Иными словами, у Вашингтона сохраняются все рычаги давления на КНДР. Пхеньян, в свою очередь, похоже, всерьез заинтересован в успехе переговоров. В двадцатых числах апреля было объявлено о прекращении испытаний ракет и ядерных боеприпасов и закрытии полигона в Пхунгери. В мае этот полигон был демонтирован. Скептики, правда, заметили, что тоннели полигона, проложенные в горе Мантапсан, в результате испытания термоядерного устройства обрушились, и соответственно, он и так пришел в негодность. Но обращает на себя внимание еще один интересный момент. За неделю до саммита было объявлено, что со своих постов сняты министр обороны Северной Кореи Пак Юн Сик, начальник Генерального штаба Ри Мен Су и начальник "генерального политбюро" армии Ким Чен Гак. Источники в южнокорейской разведке сообщили, что этим генералам "не хватало гибкости мышления". Смена высшего военного командования накануне саммита свидетельствовала не только об оппозиции Киму со стороны армейской верхушки, но и о том, что он не намерен позволить военным диктовать ему международную тактику и стратегию. Похоже, после саммита в Сингапуре нас ждет кое-что интересное.

Юрий Федоров, политический эксперт

Взгляды, высказанные в рубрике "Мнение", передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG