Доступность ссылки

За Путина? Без пенсии


Акция против коррупции в День России. Орел, 12 июня 2017 года

Почему президент Владимир Путин вопреки своему обещанию сразу после выборов поднимает пенсионный возраст? Обсуждают Олег Смолин, Алексей Михайлов, Евгений Гонтмахер, Леонтий Бызов

Правительство во главе с Дмитрием Медведевым объявило о плане поэтапно поднять возраст выхода на пенсию с 60 до 65 лет для мужчин и с 55 до 63 лет для женщин. Социальные пенсии хотят платить только с 70 лет. Кроме того, власти поднимают с 18 до 20% налог на добавленную стоимость (то есть на 10%), повышение НДС вызовет рост цены на все товары и услуги.

Имеющая большинство в Государственной думе "партия" "Единая Россия" уже поддержала это решение хозяев страны. За него высказался и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Глава "Комитета гражданских инициатив" ставит во главу угла пополнение бюджета за счет граждан: "Первый год это будет больше 100 млрд рублей, потом это каждый год будет наращиваться. К 2024 году в нынешних ценах это будет примерно триллион рублей в год". Презентовавший себя доселе как "системный либерал" Кудрин утверждает: "Люди, которые проработают чуть больше, получат более достойную пенсию". На самом деле, проработав дополнительно 5 лет, в среднем мужчины потеряют до 1 миллиона рублей, женщины за 8 лет – 1,7 миллиона. "Прибавка" же к пенсии составит не более 1000 рублей в год. К тому же до 65 лет в России пока не доживает половина мужчин.

Протесты в России. 2017 год
Протесты в России. 2017 год

Решение принимается в разгар чемпионата мира по футболу в России. Видимо, делается расчет на наркотизацию населения футбольным шоу. Довольно вяло выступают против – КПРФ, ЛДПР и "Справедливая Россия". Непарламентские оппозиционеры резко критикуют это решение как еще одно доказательство обмана народа со стороны президента Путина, ведь еще в 2005 году Путин заявил, что пока он президент, повышения пенсионного возраста не будет. Алексей Навальный давно предлагает пополнить пенсионный фонд за счет доходов "Газпрома", "Роснефти" и других путинских госкорпораций.

Зачем президентская власть срочно повышает пенсионный возраст и НДС. Можно ли обойтись без этого решения? Является ли крах пенсионной системы платой за войну в Украине и Сирии?

Дискутируют экономист, бывший депутат Государственной думы РФ Алексей Михайлов и профессор, доктор экономических наук, член "Комитета гражданских инициатив" Евгений Гонтмахер, депутат Государственной думы РФ (фракция КПРФ) Олег Смолин, социолог, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Алексей Михайлов и Евгений Гонтмахер
Алексей Михайлов и Евгений Гонтмахер

Михаил Соколов: Правительство Дмитрия Медведева объявило о плане поднимать со следующего года возраст выхода на пенсию с 60 до 65 лет для мужчин и с 55 до 63 лет для женщин. Этот ход Кремля обсудят сегодня наши гости. Почему же российская власть сразу после переизбрания Владимира Путина так срочно, в лоб поднимает пенсионный возраст, и еще будет изменен налог на добавленную стоимость?

Евгений Гонтмахер: Вы сами упомянули, это имеет прямую связь с тем, что только что прошли президентские выборы, Владимир Владимирович получил очень хороший результат. Кстати говоря, как все подчеркивают, в крупных городах и в Москве.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Ничего не говоря об этих экспериментах.

Евгений Гонтмахер: Кроме того, что его рейтинг уже достаточно давно тефлоновый, ничего к нему не прилипает, у нас, видимо, считают, что тефлоновое население, которое все спокойно принимает. Например, платежи за капремонт ввели обязательные, довольно приличные суммы люди платят – ничего, никакой реакции. Новые налоги ввели на недвижимость по коммерческим основаниям, которые существенно выше, чем до этого, – спокойно. С бензином сейчас ситуация – ну, возмущаются.

Это первая причина, что, видимо, там, где принимали это решение, конечно, принимал он сам лично, они считают, что люди спокойно все примут, поворчат и успокоятся. Второе – это признание того, что никакого экономического роста в ближайшей перспективе в России не будет. Потому что если послушать эти планы о прорывах, о которых Путин говорил, майские указы, темпы роста выше мировых и прочее, то, казалось бы, деньги должны политься потоком в нашу экономику, и тогда многие проблемы, в том числе пенсионные, можно было бы как-то решать. Я так понимаю, что этого не будет. Многими решениями и по НДС, и по пенсионному возрасту это признано. Потому что это в чистом виде, это не скрывается, дополнительные доходы в бюджет, экономия нынешних расходов.

Михаил Соколов: То есть банальное наполнение бюджета за счет граждан.

Евгений Гонтмахер: Да, это подготовка, видимо, к каким-то более сложным временам. Наш Резервный фонд закончился, но есть еще Фонд национального благосостояния. Я так понимаю, что не ахти какая ситуация в экономике, кто его знает, что дальше будет, и вот решили еще немножко пополнить закрома родины за счет прежде всего населения. Вот все причины.

Михаил Соколов: Каков экономический смысл в этих решениях?

Алексей Михайлов: Во-первых, я хотел бы сказать, что у каждого человека, кому 59 лет, просто взяли и отобрали пенсию за год. Пенсия за год составляет в среднем по стране пусть 14 тысяч, умножаем на 12, мы получаем порядка 180 тысяч рублей отобрали у каждого из кармана.

Михаил Соколов: У кого четыре года прибавится или пять, у него отобрали, если он доживет, миллион.

Алексей Михайлов: Миллион рублей отобрали у человека. Миллион рублей, что это такое? Это две машины можно поменять. Это первый взнос за квартиру, даже в Москве можно купить такую квартиру. Это просто взяли и вынули у людей из кармана. Вспомним, что медианная зарплата у нас в стране 23–25 тысяч рублей. Это значит, половина населения нашего получает меньше, чем 25 тысяч рублей. Пенсии 14 тысяч. То есть у половины населения отобрали от трети до половины их доходов, причем у тех, кому выходить на пенсию, у тех, кому будет 60.

А что это дает бюджету? Два миллиона пенсионеров умножаем на эти 190 тысяч, получаем 350 миллиардов. Что такое 350 миллиардов для бюджета? Это пара процентов доходов. Зачем такое крохоборство? Для половины населения страны это половина их доходов, отобрать у них половину или треть доходов. Это в голове у меня, честно говоря, не укладывается.

Михаил Соколов: Это экономическая безграмотность или политический волюнтаризм?

Алексей Михайлов: Это абсолютно политический волюнтаризм. Поговорка очень простая и действует точно так же, как и во всем мире: дайте политикам волю, и вы найдете их руки в своих карманах. Вопрос не зачем, вопрос – почему. Потому что могут. Потому что после таких выборов они могут сделать все что хотят. Если они хотят отжать какие-то 400 миллиардов, что для бюджета ерунда полная. Вы знаете, какой у нас профицит бюджета за первые пять месяцев – 450 миллиардов.

Михаил Соколов: Цена нефти пошла вверх.

Алексей Михайлов: Да не пошла она. 75 – она на этом уровне и остается. У нас нет никакой проблемы в государственных финансах, у нас нет дефицита бюджета. С какой стати половина населения страны должна идти на такие жертвы? У нас война какая-то происходит?

Михаил Соколов: Две войны – с Украиной и в Сирии.

Алексей Михайлов: Мы не признаем ни ту, ни другую. Из Сирии мы войска вроде как вывели три раза, а в Украине у нас вообще их не было. Вопрос не в этом, вопрос абсолютно в другом. Первое – профицит бюджета. Второе: вы знаете, сколько у Минфина денег? У Минфина вы не найдете информацию, а Центробанк – ему деваться некуда, он свой баланс публикует, и там есть средства правительства. У правительства на счете 6,6 триллиона рублей. 3,9 триллиона – это Фонд национального благосостояния, а 2,3 триллиона – это просто так, резерв, неофициальный резерв Минфина.

Михаил Соколов: Мало ли что случится, раз – и заплатили.

Алексей Михайлов: Просто пошли доходы нефтяные, за четыре месяца этого года правительство набрало больше полутора триллионов рублей в свои неофициальные резервы. У нас правительство купается в деньгах, у нас у правительства нет ни малейшей проблемы с государственными финансами. Зачем нам устраивать всю эту социальную катавасию?

Михаил Соколов: Вы-то не устраиваете, зачем говорить "нам"? Это они все-таки устраивают с нами.

Алексей Михайлов: Я живу в этой стране, я россиянин. Я не голосовал за Путина, но народ проголосовал.

Михаил Соколов: А вы уверены? Сейчас показывают видео, как вбрасывают в десятках регионов, там явка отличается на 30-40%. Это массовая фальсификация, никаких 70% нет.

Алексей Михайлов: Даже с учетом фальсификаций, даже если посчитать по математике, Путин все равно победил.

Михаил Соколов: Давайте мы Леонтия Бызова спросим, каковы настроения народные. Я не знаю, Институт социологии проводил ли какие-то исследования в этом направлении. У меня есть одна цифра, что холдинг РАМИР проводил опрос по поводу повышения пенсионного возраста, 92% опрошенных против, за – 8%.

Леонтий Бызов: Удивительно, если бы цифры были иные. Подобные вопросы, это говорят социологи с не вполне сбалансированными закрытиями, не являются очень информативными. Потому что из вопроса совершенно непонятно, есть ли какие-то плюсы, для чего это делается, видны одни минусы. Естественно, люди на это реагируют. Недовольство, меня гораздо больше интересует реальный уровень недовольства после этого. Уровень недовольства пока, если судить по тому, что какая набирается статистика в социальных сетях, то уровень недовольства зашкаливает все мыслимые пределы. Складывается ощущение, что это просто так добром не кончится, это кончится очень плохо.

Михаил Соколов: То есть просматривается рост недовольства?

Леонтий Бызов: Взрывной рост просто. Несмотря на 5:0 в футболе, что это подло так сделали во время футбола, все рассчитали подло. Тем не менее, рост за последние сутки просто взрывной негатива в социальных сетях.

Михаил Соколов: Интересно, что социальные сети разные. Было бы любопытно сравнить, конечно, просвещенный Фейсбук и такие народные типа "ВКонтакте". Получается, что власть идет на риск? Риск, как нам Алексей говорит, не очень оправданный?

Евгений Гонтмахер: Я думаю, что они каким-то политпланированием занимались перед тем, как оглашалось это решение. Они взвесили эту ситуацию поствыборную, что все отлично, внутренняя ситуация в России стабильная. Насчет футбола я не уверен.

Михаил Соколов: Это анестезия такая, все радуются.

Евгений Гонтмахер: Допустим, наши вчера проиграли бы. Повезло, слава богу. Я с футболом это никак не связываю, я это связываю прежде всего с результатами выборов. Сейчас Дума в срочном порядке в первом чтении это все примет, потом лето, народ разъедется, огороды, отпуска и прочее, в сентябре Дума, видимо, что-то откорректирует, я думаю, не существенно.

Михаил Соколов: Господин Песков пообещал экспертную дискуссию.

Евгений Гонтмахер: Вообще это странная ситуация. Я вспоминаю пенсионную реформу 2002 года, мы начинали ее обсуждение в 1997 году, пять лет, с участием международных экспертов, был даже общественный совет при президенте уже Путине, кстати, во главе с Касьяновым, тогда премьером, куда входили представители фракций Государственной думы, эксперты, профсоюзы и так далее. Я был ответственным секретарем этого совета, я помню, какие были дискуссии. Это все было достаточно публично.

А тут у меня ощущение, что эта вся конструкция, как в цирке у эквилибриста, она была построена в последнюю ночь. Потому что где-то вот это, где-то вот это, но ощущения, что есть какие-то риски, где-то наверху абсолютно нет. Риски не в том, что люди выйдут на улицы, риски в другом – риски в настроениях людей. Путин нас призывает к прорывам – новое слово появилось. Он пытается сказать, что цифровизация, XXI век. Ведь прорывы осуществляются в нормальном настроении с ощущением того, что ты свободный человек, у которого есть все возможности себя реализовать. А тут тебе преподносят такой сюрпризик.

Кстати, к вопросу об НДС – это бизнесу подарочек. Какой инвестклимат здесь может быть? Поэтому это очень короткий расчет, что буквально в течение нескольких ближайших месяцев это все успокоится, а что будет через три-четыре года со страной, мне кажется, об этом даже не думают.

Опрос на улицах Москвы

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG