Доступность ссылки

Неизвестная крымская «война». Дважды депортированные


Крымские татары, выброшенные на улицу из купленных ими домов. Крым, начало 1970-ых годов

40 лет назад в истории крымскотатарского народа произошло трагическое событие. 23 июня 1978 года в Крыму в знак протеста против дискриминационной политики советских властей подверг себя самосожжению Муса Мамут. Через пять дней в Симферопольской больнице от полученных ожогов он скончался.

Рассматривая репрессивные аспекты государственной политики СССР 1970-ых – начала 1980-ых годов, долгие годы тщательно замалчиваемые и скрываемые, невозможно обойти молчанием одну из позорных страниц советской истории. Речь идет о преследованиях крымских татар, пытавшихся вернуться на свою историческую родину – в Крым – уже после реабилитационных законодательных актов конца 1960-ых.

По теме: «Это был самый лживый, самый лицемерный указ...»

До сих пор эти страшные события советской истории не получили адекватной правовой и научно-исторической оценки. До сих пор не получили по заслугам действия идеологов и проводников в жизнь политики «Крым без крымских татар». Им ставили (они по-прежнему стоят) памятники и мемориальные доски в Крыму.

Многие крымские татары пережили депортацию дважды, а некоторые – трижды и даже четырежды – в 1944 году и в 1960-1980-ых годах, когда пытались вернуться на родину уже после пресловутой реабилитации, провозглашенной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму».

Многие крымские татары пережили депортацию дважды, а некоторые – трижды и даже четырежды

Когда они оказывались на крымской земле с твердым намерением остаться здесь навсегда, власти представляли ситуацию таким образом, будто они совершили нечто противоправное. А ведь это были такие же советские граждане, как и те, кто беспрепятственно селился в тот период в Крыму, где в послевоенный период ощущался острый дефицит трудоспособного населения. Впрочем, для властей отличие было существенное: национальность – «крымские татары», на тот момент уже «граждане татарской национальности, ранее проживавшие в Крыму».

Важно отметить, что крымские татары возвращались не в собственные дома и не пытались изгнать тех, кто жил в их домах. Крымскотатарские возвращенцы покупали дома за собственные деньги, однако власти все равно отказывались оформить покупку и прописать их в этих домах.

Работая в архивах с материалами советской эпохи, мне неоднократно встречались документы, характеризующие эту политику. Один из них – докладная записка Крымского обкома в ЦК КПСС от 1 октября 1973 года «О состоянии паспортного режима в Крымской области». Этот документ 45-летней давности нельзя назвать основополагающим или определившим некую новую политическую тенденцию. Он – один из множества, хотя и весьма красноречиво иллюстрирует дискриминационную политику в отношении крымских татар в постдепортационный период.

Мемориальная доска в Симферополе на здании бывшего Крымского обкома партии (ныне тут находится Центральный музей Тавриды), в котором в 1967-1977 годах работал Николай Кириченко
Мемориальная доска в Симферополе на здании бывшего Крымского обкома партии (ныне тут находится Центральный музей Тавриды), в котором в 1967-1977 годах работал Николай Кириченко

В этом документе первый секретарь Крымского обкома Николай Кириченко сообщает данные о количестве переселившихся в 1967-1973 годах в Крым крымских татар – 3496 человек. Оказывается, этого вполне достаточно, а цель руководителя Крыма – убедить главный партийный орган прекратить возвращение их в Крым вообще.

Крымскотатарские возвращенцы покупали дома за собственные деньги, однако власти все равно отказывались оформить покупку и прописать их в этих домах

С нескрываемым раздражением Кириченко пишет: «Многие лица татарской национальности пытаются поселиться в области, игнорируя действующее законодательство о трудоустройстве и паспортном режиме. Не имея жилья, они длительное время проживают без прописки, нигде не работают. Некоторые из них приобретают по частным сделкам жилые дома, уплачивая за них значительно дороже номинальной стоимости».

По сообщению Кириченко, «партийные, советские и административные органы активизировали работу по разъяснению законодательства и укреплению паспортного режима – в частности, признали недействительными 37 сделок о купле-продаже жилых домов. Многие нарушители оштрафованы, 17 человек привлечено к уголовной ответственности за несоблюдение паспортных правил».

Перечисленные меры лидер крымских коммунистов считает малоэффективными, сетуя на несовершенство законодательства в этом вопросе: «В соответствии с законом, за нарушение режима привлекаются к ответственности только главы семей. Отбыв наказание, они вновь возвращаются в Крымскую область, где проживают их семьи. Из-за отсутствия специального законодательного акта выселить их за пределы области не представляется возможным».

В конце информации Кириченко произносит уже привычные для властей на тот момент мантры о том, что «Крым имеет важное военно-стратегическое значение и является пограничной зоной», в связи с чем считает целесообразным:

1). Распространить на Крымскую область действие постановления Совета Министров СССР № 700 от 8 сентября 1969 года «О мерах по усилению паспортного режима и ограничению прописки граждан в городе Севастополе».

2). Установить в Крыму, с учетом местной специфики, порядок выселения из области антиобщественных элементов, предусмотренный пунктом 3 постановления Совета Министров СССР № 658/211 от 15 августа 1966 года «Об укреплении паспортного режима в городах Москве, Ленинграде и Московской области».

3). Предоставить административным органам право в необходимых случаях производить выселение за пределы области в административном порядке злостных нарушителей паспортных правил и членов их семей к прежнему месту жительства.

Благодаря этой и подобным ей директивам, в 1970-ых – первой половине 1980-ых годов массовый характер приняло в Крыму применение статьи за нарушение паспортных правил – практически все крымские татары, пытавшиеся самостоятельно вернуться на родину, прошли через выселения и суды.

Перед крымским татарином, пытающимся вернуться на родину, встает глухая стена «оформления»: прописка, работа, договор о покупке дома

Официальные документы не сообщают о произволе властей, жестоких акциях выселения крымских татар. Зато правозащитный бюллетень «Хроника текущих событий» в 1970-1980-ых годах подробно зафиксировал многочисленные факты нарушений прав человека, став подлинной летописью преследований крымских татар в Крыму.

Так, со ссылкой на документы национального движения «Хроника...» сообщала: «В 1967-1969 годах семью Февзи Поска выгоняли из Крыма 5 раз, семью Асана Чобанова (9 человек) – дважды. Перед крымским татарином, пытающимся вернуться на родину, встает глухая стена «оформления»: прописка, работа, договор о покупке дома... С 1968 года в Крыму было произведено 32 конвоируемых выселения, охвативших около 6 тысяч человек, и ряд судебных процессов»…

(Окончание следует)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG