Доступность ссылки

Геннадий Афанасьев: Свой среди чужих


(Предыдущий блог – здесь)

Я не знал, как примет меня зона, кто встретится внутри злополучного барака, куда даже бывалые арестанты боятся попасть. Прошлое продолжало стоять за моей спиной, держа в руках занесенный над головой топор. Заключенная ранее сделка со следствием всегда маячила, как красная тряпка перед глазами разъяренного быка. И всем было наплевать на то, что она уже давно разорвана, а условия ее соглашения не выполнены.

Пытки, мучения, издевательства не служат оправдаем показаний, данных против невинных людей

Пытки, мучения, издевательства не служат оправдаем показаний, данных против невинных людей. Перед лицом всегда стояли угрозы, неоднократно повторяемые следователем Федеральной службы безопасности России: «Теперь ты точно сядешь, у нас есть достаточно против тебя. Как ты будешь сидеть, зависит только от тебя. Либо эта жизнь будет в комфорте, с частыми свиданиями, телефонами, либо тебя будут ежедневно насиловать твои же сокамерники. Выбирай!». В любой момент эти сволочи могли подослать подконтрольных им прихвостней из числа арестантов, которые попробовали бы разыграть имеющуюся у них в рукаве карту моего прошлого, и тогда неизвестно, на чью сторону встала бы масса. Ведь все в тюрьме – это словесное карате, к которому я еще был не готов. Поэтому я так нервничал и переживал. Конечно, я знал, что решение уже было принято в мою сторону ранее, но все же мне катастрофически не хватало времени проявить себя и доказать каждому, что я изменился и теперь готов за правду и честь отдать свою жизнь.

Пребывание в штрафном изоляторе было совсем не сахаром, но одновременно играло мне на руку, потому что сам факт вертухайской немилости говорил уже сам за себя. Становилось очевидным, что, кроме одного лишь страдания, меня ничего больше не ждет в дальнейшем… Несгибаемость, верность своим принципам и готовность сражаться за них заслуживает уважения и поддержки.

Обняв матрасную скрутку и захватив свободной рукой баул, я отправился вслед за вертухаем в свой новый дом – барак со строгими условиями содержания

Находясь в ШИЗО, арестанты обязаны носить специальную робу с нашитыми на нее светоотражателями и нанесенными надписями, свидетельствующими о том, что владелец формы является злостным нарушителем режима содержания. Поэтому первым делом, выходя после суток наказания, происходит переодевание из того общего, еле живого тряпья в персональную робу, выданную при заезде. Других вариантов и нет, одежда со свободы строго-настрого запрещена. После смены гардероба, обняв матрасную скрутку и захватив свободной рукой баул, я отправился вслед за вертухаем в свой новый дом – барак со строгими условиями содержания.

«Атасник» заголосил еще издалека, сообщая всем и каждому, что к ним приближаются люди в форме. Много кто занимается внутри камеры далеко не дозволенными вещами, и если их застукают, то ждать ничего хорошего не следует. Поэтому такой заблаговременный крик дает время на то, чтобы скинуть все ненужное для лишних глаз. Дозорный не замолкает до той поры, пока служивая активность не утихнет.

Вот меня и завели внутрь. Стоя на входе, я наблюдал, как коридор по обеим сторонам заполнялся любопытными глазами. Любопытство толкало целую сотню постояльцев на участие в знакомстве с новичком. Я не успел опомниться, как ко мне сразу же подошло несколько улыбчивых человек, которые принялись здороваться и, предложив положить сумки в сторону, повели в столовую комнату пить традиционный крепко-накрепко заваренный черный чай – «чифир». Конечно же, сразу посыпалось бесчисленное количество вопросов: за что сидишь, какой срок, как сейчас ребята в ШИЗО сидят? Из присутствующих у многих за плечами накопилось уже по десять лет отсидки, часть из которых они провели, не покидая эти злополучные стены. Естественно, что каждый их них изголодался по информации и больше всего на свете жаждал послушать истории про те места и тех людей, где, скорее всего, им не удастся побывать.

Когда местные зэки узнали о том, что я – украинец из оккупированного Крыма, да еще с открытой антипутинской позицией, то оживление достигло своего апогея. Никто не начинал спорить, не перебивал, а лишь молча, но с необыкновенным интересом слушал. Из этого энтузиазма и вовлеченности становилось понятно, что меня приняли. Но по-настоящему отлегло, лишь когда после чаепития двое из подошедших ребят сказали, что им за меня звонил мой земляк, глубокоуважаемая личность в тюремных кругах, и просил позаботиться, чтобы все у меня было в порядке. Я навсегда останусь благодарен ему, потому что, возможно, именно его своевременная забота и сыграла решающую роль во всем моем тюремном будущем. Трудно поверить, но еще сложнее отрицать тот факт, что когда становишься на путь добра и правды, то где-то там наверху все это не остается незамеченным. У меня удивительным образом все сложилось так, как я и мечтать ранее не дерзал.

Когда местные зэки узнали о том, что я – украинец из оккупированного Крыма, да еще с открытой антипутинской позицией, то оживление достигло своего апогея

Ребята быстро показали мне, где и что находится в нашем небольшом строгом бараке. Помогли найти свободное место в каптерке, чтобы я разместил там свои пожитки, и после предложили разместиться на верхней койке, «пальме», в одном с ними спальном проеме. Конечно же, я согласился. Таким негласным образом из меня и еще двух арестантов образовалась так называемая «семейка» – группа людей, что зовут друг друга близкими, от того разделяют между собой и радости, и трудности, что очень немаловажно, когда один и помощи ждать неоткуда. Такие семейки легко определить, ведь они всегда едят за одним столом, держатся вместе на построениях и заказывают из дома или из ларька продукты не на себя самого, а на всех одновременно. У таких людей всегда можно спросить совета и попросить помощи. Мне же достались весьма опытные соседи, которые корнями проросли еще в далекие лихие девяностые.

В бараке не принято бездельничать, нужно заниматься общественно полезной работой и делать это постоянно, иначе на арестанта начнут коситься и рано или поздно станут задавать вопросы. Поэтому я довольно быстро принялся заниматься юридической писаниной, но этого оказалось недостаточно. Чтобы поближе подтянуть меня к тюремным верхам, мне было предложено заниматься изготовлением игральных карт, на что я с радостью ответил согласием.

Так и закипели мои арестантские будни в новом бараке со строгими условиями содержания.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG