Доступность ссылки

«Папа шепнул мне, чтоб я не сдавалась. Вот я и не сдаюсь». Второй обыск в семье Алиевых


Гульсум Алиева

Утром 19 июля российские силовики наведались в дом фигуранта ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» Муслима Алиева в селе Верхняя Кутузовка для проведения обыска. Они изъяли всю технику, кроме смартфона старшей дочери, активистки инициативы «Крымская солидарность» Гульсум Алиевой. Ей инкриминируют статью 282 Уголовного кодекса России – «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» – за посты в социальных сетях.

Ни адвокатов, ни правозащитников в дом не пускают
Лиля Гемеджи

«Скорее всего, это за посты, которые она делала в группе «Крымская солидарность». Мы не можем сказать точно, потому что ни адвокатов, ни правозащитников в дом не пускают», – отметила юрист Лиля Гемеджи, которая приехала на место событий. По ее словам, обыск организован очень тщательно: российские силовики досматривали не только комнаты в доме, но и подвальные помещения, а также провели личные досмотры.

Лиля Гемеджи
Лиля Гемеджи

Гульсум Алиева – дочь одного из шести фигурантов так называемого «ялтинского дела Хизб ут-Тахрир» Муслима Алиева. Он был арестован в феврале 2016 года. Дома его ждут супруга Наджие и четверо детей.

Алиева присоединилась к инициативе «Крымская солидарность» после ареста отца. Сейчас суды над ним и другими арестованными по этому делу проходят в российском Ростове-на-Дону. С одного из них Наджие Алиева приехала сегодня в четыре утра, а через два с половиной часа в их доме начался обыск.

В апреле в интервью для Крым.Реалии о детях и родителях арестованных и пропавших без вести на полуострове, которые вынужденно становятся гражданскими активистами, Гульсум вспоминала события обыска двухгодичной давности. Она говорила, что больше всего тогда испугался ее младший брат Сейдали: «Он накрылся с головой одеялом, а потом долго выяснял у мамы, не пришли ли нас расстреливать». Сейчас, во время второго обыска, он тоже находился в доме. У мальчика поднялась температура. Маме Наджие пришлось получать консультацию врача по телефону.

Гульсум хорошо помнит и первое судебное заседание, когда отцу избирали меру пресечения. Тогда она была уверена, что его арест – это ошибка, в которой скоро разберутся. Однако на первом же заседании следователь Михаил Голышев сказал, что настаивает на пожизненном заключении Алиева. На вопрос судьи «почему?» следователь ответил, что Алиев – очень общительный человек с ярко выраженными лидерскими качествами, который сможет собрать вокруг себя людей.

Во время первого визита силовиков Муслим спросил, что именно они ищут.

– Оружие, наркотики, боеприпасы.

– Этого вы в моем доме не найдете, а если и найдете, то это – ваше.

Муслим Алиев
Муслим Алиев
Они перевернули все, досматривают руками всю семью, полы уже поднимать собираются

Во время сегодняшнего обыска российских силовиков больше всего интересовал телефон Гульсум, с которого, по их мнению, она делала посты в группу «Крымской солидарности». «Они перевернули все, дом, подвал, досматривают руками всю семью, полы уже поднимать собираются», – рассказали очевидцы.

Во время апрельского интервью Гульсум призналась, что общественная работа занимает практически все ее время. Ее основная активность заключается в обработке информации с судебных заседаний и помощи журналистам, которые работают в Крыму. Также она старается выезжать на обыски и вести прямые включения по мере возможностей. «Выпустят папу – останутся другие», – отвечала Гульсум на вопрос о том, собирается ли она покончить с общественной работой, если отец окажется на свободе. «Однажды, на одном из первых заседаний, он шепнул мне, пока пристав отвернулся, чтоб я не сдавалась. Вот я и не сдаюсь», – рассказала она.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG