Доступность ссылки

Андрей Пионтковский: Игра в слепоту


Иллюстрация

О предстоящем, возможно, самом важном событии первой четверти ХХI века мир получил первое предупреждение в 13.00 по вашингтонскому времени в пятницу, 13 июля 2018 года, от самого информированного в мире человека. В Гудзоновском институте с получасовым сообщением выступил директор Национальной разведки Дэн Коутс. ​Дэн Коутс по своему статусу – координатор разведывательных служб США (их в стране семнадцать). Он – тот самый человек, который каждое утро от имени всех этих структур проводит брифинг президента на личной встрече. Он не выходец из разведки, а политический назначенец, последовательный республиканец, дважды избиравшийся сенатором.

Начал Коутс свое выступление, заявив, что ситуация в сфере безопасности напоминает ему недели накануне террористической атаки 11 сентября 2001 года. У американских спецслужб тогда было много оперативной информации, свидетельствовавшей о возможном нападении, но они ее проигнорировали. "All warning lights were blinking red. Все предупредительные огни тогда горели красным. То же самое происходит сегодня", – сообщил ошеломленным слушателям Коутс. Он пояснил, что имеет в виду угрозу масштабного кибернападения на США.​

Кибератаки разной степени интенсивности на объекты в США регулярно проводят четыре государства: Китай, Россия, Иран и Северная Корея. Самые большие технологические ресурсы для подобной деятельности имеются у Китая. Вторая в этом ряду – Россия. Но характер криминального поведения Китая и России, по словам Коутса, принципиально различен: "Серьезность действия России придают ее намерения. Намерения России отличны от намерений Китая, который стремится украсть наши технологии". Да, китайцы стремятся украсть уникальные высокие технологии, чтобы успешнее конкурировать с теми же США. А русские занимаются в киберсфере совершенно иным: ничего воровать они не собираются, а ориентированы (так же как в свое время организаторы теракта 9/11) прежде всего на нанесение максимального ущерба Соединенным Штатам. Такой политический ущерб уже был нанесен на президентских выборах 2016 года. Коутс подтвердил: примерно то же самое Россия готовится сделать и на промежуточных выборах в Конгресс.

Русские в киберсфере ничего воровать не собираются, а ориентированы (так же как в свое время организаторы теракта 9/11) прежде всего на нанесение максимального ущерба США

Но, в конце концов, украсть какие-то письма Хиллари Клинтон и распространять их – это, конечно, очень нехорошо, но куда менее болезненно для США, чем преступления совсем в иной сфере. Коутс предупредил, что американским спецслужбам ни в коем случае нельзя фокусироваться исключительно на предотвращении киберпреступлений, связанных с выборами. По словам Коутса, Кремль демонстрирует возможности нанести киберудары по самым критическим объектам инфраструктуры СШA: линии электропередачи, банковские сети, ядерный комплекс, системы управления полетами и т. д. А это пострашнее любых электоральных упражнений.

Если верить Коутсу, то нанести удар по США угрожает сегодня не группа исламских фанатиков, обитающих в горах Афганистана, а обладающие огромными ресурсами руководители государства – постоянного члена Совета Безопасности ООН. Со стороны Москвы это естественное и логичное продолжение гибридной войны, которую она ведет против Запада. Ядерный шантаж – один из излюбленных внешнеполитических инструментов Кремля, и к нему в последние годы регулярно прибегает лично президент России. С ядерным очень гармонично коррелирует и кибершантаж. Техника примерна такова: "Между прочим, мы (а, может быть, совсем не мы, а просто наш эмоциональный повар) можем разрушить этот ваш объект, например, и вот этот тоже. Так не лучше ли вам отнестись уважительнее к нашей миролюбивой и конструктивной внешнеполитической концепции "Ялта-2".

Кибершантаж даже более органичен, чем ядерный, для чекистского ремесла ведения гибридной войны. Он способен как бы квантомеханически сочетать несочетаемое – реальную угрозу и одновременно отмазку непричастности, обрекая жертву повторять по-трамповски после каждого полученного удара: "Опять эта проклятая неизвестность: может быть, это русские, а, может быть, кто-то другой!".

Как противостоять такой угрозе? Коутс был абсолютно прав, отвечая на заданный вопрос, что бы он лично сказал президенту России, если бы ему представилась такая возможность: "Прежде всего, надо ясно сказать – Путин, мы тебя знаем, это ты принимаешь решения. Ты, и никто другой! И ты должен знать, что именно ты лично получишь в ответ, если осмелишься осуществить свою угрозу". Несомненно, этот совет Коутс дал своему шефу, когда тот отправлялся на встречу в Хельсинки. Но, обладая знанием, в котором столько мудрости и столько печали, Трамп на глазах всего мира почтительно заискивал перед российским президентом после загадочной встречи с ним один на один и даже заявил, что верит Путину больше, чем Коутсу.

19 июля на конференции Aspen Security Forum 2018 Koутс повторил свое предупреждение о новом 9/11 и уже не скрывал отношения к поведению Трампа в Хельсинки и после Хельсинки. Хитом в интернете стало видео его реакции на новость о приглашении Трампом Путина в Вашингтон.

Выступления Коутса 13 и 19 июля чрезвычайно широко обсуждались в американских средствах массовой информации, но, что характерно, исключительно в аспекте российского вмешательства в выборы 2016 и 2018 годов. Самая серьезная и самая драматическая часть предупреждений главы разведывательного сообщества США – не о рутинном электоральном хакерстве, а о готовящемся Кремлем новом 9/11 (о чем, по Коутсу, кричат все сигнальные огни разведслужб) – игнорировалась полностью. Срабатывала какая-то внутренняя цензура. Не цензура даже, а глубинное коллективное подсознательное табу: запрет мыслить о немыслимом. Так легче. Это табу частично сработало и у самого Коутса. Уже после того, как 13 июля он сказал самое главное, ведущий задал ему вопрос: какая внешняя угроза безопасности США больше всего мешает вам спать по ночам? Коутс ответил достаточно стандартно, примерно так, как все последние лет семнадцать отвечают руководители всех разведок мира. Самая опасная воображаемая угроза, лишающая его сна, – это оружие массового уничтожения в руках некоей террористической организации, которая не контролируется никаким государством.

Продолжающаяся игра в слепоту обязательно приведет к новым трагедиям

Но позвольте, господин директор, хотелось мне воскликнуть, разве вы пять минут назад не рассказали нам так убедительно об одной не воображаемой, а реально существующей террористической организации, угрожающей Америке и обладающей, между прочим, крупнейшими в мире запасами ОМУ? Эта организация не просто не контролируется никаким государством, она сама является государством!

Семнадцать лет назад доверчивый Джордж Буш-младший, растроганный путинской заготовочкой о спасенном на пожаре крестике, глубоко заглянул ему в глаза и увидел там какие-то замечательные вещи. Мне даже пришлось ответить на эту его реплику целой книгой – Another Look into Putin’s Soul ("Другой взгляд в душу Путина"). Семнадцатилетняя деятельность Путина в своей стране и на международной арене способствовала самообразованию американского истеблишмента. Но даже сегодня, понимая, с кем они имеют дело, высшие американские руководители продолжают (государственный секретарь Майк Помпео, например, на днях) повторять услужливо предлагаемую им "независимыми экспертами" мысль: "We need Russians. Мы должны сотрудничать с русскими в совместной борьбе против исламских террористов".

Совместная с террористами борьба с терроризмом?! Американцы просто не отваживаются прямо взглянуть на те действия путинского режима, которые свидетельствует о стратегическом сотрудничестве кремлевских террористов и "Исламского государства", об использовании Москвой исламских террористов как своего рода "Ледокола-2", как инструмента ослабления и разрушения Запада:

  • Наличие в рядах "Исламского государства" тысяч граждан России и бывших советских республик, сотни из которых были снабжены ФСБ российскими загранпаспортами и направлены на Ближний Восток в качестве своего рода воинов-интернационалистов.
  • Патронируемая Кремлем торговля нефтью "Исламского государства" с режимом Башара Асада, о чем подробно рассказывает положенный под сукно доклад финансовой разведки США.
  • Характер боевых действий российской авиации в Сирии, уничтожавшей (при попустительстве и молчаливом содействии администрации Барака Обамы) суннитских повстанцев, сражавшихся с Асадом и с "Исламским государством", и суннитское гражданское население.
  • Все более откровенный и циничный шантаж кремлевской пропагандой населения и руководства Европы и США после каждого масштабного теракта исламистов: снимайте санкции и начинайте сотрудничать с нами, иначе вас будут продолжать взрывать.

Кремль почти открытым текстом предлагает Западу крышу от дальнейших терактов, но, разумеется, на своих жестких условиях. Все постсоветское пространство должно оставаться под жестким контролем Кремля ("Ялта-2"), чтобы ни одна из его стран не смогла вырваться из цепи посткоммунистических режимов и тем самым стать крайне нежелательным примером для граждан России. Впервые стандартный темник "Сотрудничайте с Кремлем, иначе вас будут взрывать!" был отработан путинской пропагандой и ее зарубежной агентурой после теракта братьев Царнаевых на Бостонском марафоне. Но любой американский прокурор, журналист, политик, пожелавший узнать правду о теракте Царнаевых, мог бы убедиться, что "Бостонский взрыватель был давно заряжен".

Попытаюсь еще раз по буковкам изложить ту последовательность событий, которую инстинктивно отказывается воспринять американское общественное сознание вот уже более пяти лет, потому что слишком серьезные пришлось бы ему тогда сделать выводы на тему Who is Mr. Putin? Москва, действительно, в 2011 году дважды предупреждала ФБР и ЦРУ об исламистских симпатиях Царнаева-старшего, не предоставив, однако, при этом никаких конкретных данных. Царнаев был допрошен в США, но никаких оснований для его задержания не оказалось. Об этом в последние годы повадился постоянно напоминать западной аудитории Путин, повторяя раз за разом одну и ту же заученную им легенду, в частности, в своем выступлении на Валдайском форуме в Сочи:

"В 2011 году мы предупредили наших американских партнеров об исламистских связях проживавшего в США Тамерлана Царнаева. Коллеги не восприняли нашу информацию и даже посоветовали нам не лезть в их дела. Ну что ж, я распорядился Бортникову не ставить больше перед американцами этот вопрос. А через несколько месяцев Царнаевы совершили теракт на Бостонском марафоне. Вот видите, они не готовы сотрудничать с нами в борьбе против международного терроризма, даже когда речь идет об их собственной безопасности".

Гладко излагает российский партнер, умело запугивая западного обывателя и подталкивая его к идее "сотрудничества" с его режимом. Ювелирная работа. Но Путин сознательно опускает при этом самую драматическую страницу из истории жизни и смерти Тамерлана Царнаева. Царнаевы совершили теракт на Бостонском марафоне не через несколько месяцев, а через год и несколько месяцев – в апреле 2013 года. А в 2012 году произошло удивительное. Чеченского беженца Царнаева дважды допрашивали в 2011 году в США на основании подозрений Москвы в его причастности к исламистскому подполью. Тем не менее в январе 2012 года Царнаев отправляется в Россию, и не какими-то тайными лесными тропами, а совершенно легально, внесенный во все базы данных, прилетает в аэропорт "Шереметьево". Царнаев никогда на это не решился бы, если бы не был абсолютно уверен, что в России он будет в полной безопасности.

Естественно, человек, чьей судьбой занимались лично Путин с Бортниковым, оказался с первой секунды его появления в Шереметьевском аэропорту под плотным контролем центральных структур ФСБ. Под наблюдением ФСБ он путешествовал по Кавказу, встречался с активистами исламистского движения. Как подробно рассказывает "Новая газета", оперативники регионального дагестанского Центра по борьбе с экстремизмом неоднократно фиксировали его встречи с подозреваемыми в причастности к исламистскому боевому подполью Махмудом Нидалем и Вильямом Плотниковым, старым знакомым Царнаева по Северной Америке.

Оба этих его приятеля были ликвидированы, один 19 мая, а другой 14 июля. После второй ликвидации неуязвимый Тамерлан исчез. Растворился. Ушел в лес, как предположили наивные провинциальные дагестанские правоохранители. А на самом деле снова оказался в Москве, откуда беспрепятственно вылетел из того же аэропорта обратно в Америку. Навстречу своей миссии и своей судьбе.

Когда же после бостонского теракта в Москву прибыла делегация сенаторов США посотрудничать с российскими коллегами в деле расследования, коллеги послали сенаторов куда подальше, заявив им, что никакого Царнаева в России в 2012 году не было. Один из американских дипломатов, сопровождавших делегацию, Фогл Райан Кристофер стал жертвой провокации российских спецслужб: ему обещали передать так интересовавшие сенаторов сведения о Царнаевых и картинно задержали под телевизионные камеры. Больше американцы вопросов о Царнаевых никому в России не задавали.

Предыдущая американская администрация и руководители американских правоохранительных органов наверняка знали правду об организаторах бостонского теракта. Однако они не решились взглянуть этой правде в глаза, слишком она чудовищна. Они навязали тогда себе и всей стране табу на обсуждение темы путинского терроризма, в том числе на территории США. Это табу парализует американское общество уже пять лет, оно сохраняется и сегодня, после предупреждений Коутса. Продолжающаяся игра в слепоту обязательно приведет к новым трагедиям. All warning lights аre blinking red.

Андрей Пионтковский, политический эксперт

Взгляды, высказанные в рубрике "Мнение", передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG