Доступность ссылки

Успехи «Талибана» в Афганистане и беспокойство Кремля


Глава МИД России Сергей Лавров и официальный представитель "Талибана" Мохаммад Сохаил Шахин во время второго заседания Московского формата консультаций по Афганистану, 9 ноября 2018 года

Талибы продолжают наступление одновременно с выводом из Афганистана военнослужащих США и других стран НАТО. Западная коалиция планирует полностью вывести свои силы к середине сентября. По данным правительства Афганистана, из-за конфликта между правительственными войсками и боевиками "Талибана" беженцами стали более двух миллионов человек.

В связи с этим Таджикистан обратился к государствам Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) за помощью в охране границы с Афганистаном. Как отмечают таджикские власти, под контролем радикальных исламистов сейчас находятся примерно две трети от общей линии границы с Афганистаном.

Между тем представители движения "Талибан" прилетели в Москву (хотя движение признано в России террористическим). Официальный представитель движения Мохаммад Сохаил Шахин сказал ТАСС, что цель визита – обсуждение текущей ситуации в Афганистане с российской стороной.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

О том, как может развиваться ситуация в Афганистане, как это повлияет на страны Центральной Азии, а также какова в этом роль России, Настоящее Время поговорили с экспертом по вопросам безопасности Рустамом Бурнашевым.

Как далеко может продвинуться "Талибан" и при чем здесь Москва
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:29 0:00

– Талибы целенаправленно идут в сторону Кабула. На внешнюю аудиторию они заявляют, что уже в ближайшее время намерены сесть за стол переговоров с афганским правительством, а на самом деле захватывают район за районом. Неужели США и союзники на переговорах в Дохе были столь наивными и не могли предположить, что будет именно так?

Военного решения ситуации в Афганистане нет, это общая установка вообще всех сил, которые работают с Афганистаном

– Тут достаточно сложная ситуация. Дело в том, что, когда мы говорим о движении "Талибан", мы используем унифицирующее понятие. На самом деле это далеко не однородное образование на настоящий момент, которое включает в себя по большому счету значительную часть никак не связанных между собой групп. Поэтому переговоры, которые шли относительно вывода войск США и дальнейшего устройства Афганистана, касались одной группы, сейчас действуют и берут под свой контроль те или иные отдельные пункты, возможно, другие группы, возможно, участвуют в этом и группы, которые вели переговоры, потому что на настоящий момент основной вопрос, как мне кажется, для движения "Талибан" – это усилить свои позиции на тот момент, когда начнутся реальные переговоры по созданию коалиционного правительства.

– Ну а вообще "Талибан", как вы думаете, намерен вести какие-либо переговоры с действующим правительством или цель одна силовой захват и установление своей власти в Афганистане?

– Трудно ответить за "Талибан", постольку, как я уже сказал, это неоднородное образование на настоящий момент. Но, как мне представляется, все-таки там хорошо понимают, что военного решения ситуации в Афганистане нет, это общая установка вообще всех сил, которые работают с Афганистаном. И понятное дело, что, вероятнее всего, мы будем иметь все-таки переговоры по созданию коалиционного правительства.

– Делегация "Талибана" прибыла в Москву. Как вы считаете, о чем талибы хотят поговорить с российскими властями?

– Дело в том, что это нормальная ситуация, как мне кажется, как для российских властей, так и для движения "Талибан", постольку поскольку движение "Талибан" претендует на участие в легитимной власти в Афганистане, то есть, соответственно, это движение, эти участники должны получать международную легитимность, должны вести переговоры, устанавливать отношения со всеми странами, имеющими тот или иной интерес в Афганистане, которые так или иначе вовлечены в афганский процесс. Поэтому такие переговорные процессы, мне кажется, будут нарастать. И в эти переговорные процессы будут вовлекаться не только Россия, Соединенные Штаты Америки, но и другие страны, которые так или иначе связаны с Афганистаном.

– США ускоренно свертывают свой контингент, а теперь вопрос о России: Лавров заявил, что Москва вмешается, если талибы нападут на Таджикистан. Есть ли еще сценарии, при которых Россия может ввести войска в Афганистан?

Никаких оснований предполагать, что будут какие-то нападения со стороны Афганистана на территорию Таджикистана, просто-напросто нет

– Дело в том, что здесь очень ключевое слово "если". Если вы помните, у спартанцев была такая фраза, ответ на реплику, что "если я одержу победу, то вам будет плохо", и спартанцы ответили: "Если". В словах Лаврова тоже ключевое слово "если". То есть, если из Афганистана какие-то силы нападут на территорию Таджикистана, который является членом ОДКБ, Россия говорит о том, что она окажет поддержку своему партнеру по этой организации. На самом деле на настоящий момент никаких оснований предполагать, что будут какие-то нападения со стороны Афганистана, и прежде всего именно со стороны движения "Талибан" на территорию Таджикистана, просто-напросто нет.

Господин Лавров ни слова не говорил о том, что Россия готова участвовать в конфликте на территории Афганистана. Дело в том, что для всех наших стран постсоветского пространства, в том числе для России, до сих пор сохраняется афганский синдром, и для того, чтобы какая-то наша страна предприняла участие в военных действиях на территории Афганистана, с моей точки зрения, должны произойти какие-то совершенно неординарные события, которые, скажем, в современном анализе абсолютно никак не рассматриваются. Поэтому, возможно, что Россия будет оказывать помощь своим партнерам по ОДКБ, в том числе Таджикистану, но вероятность участия России в каких-то боевых действиях на территории Афганистана практически равна нулю.

– Вы сказали, что талибы нападать на Таджикистан не будут, и тем не менее: стоит ли опасаться странам Центральной Азии этого конфликта?

Вероятность участия России в каких-то боевых действиях на территории Афганистана практически равна нулю

– Здесь вопрос о том, что мы понимаем под конфликтом. Если мы понимаем некоторые последствия, связанные с этим конфликтом: нарастание нестабильности в самом Афганистане, нарастание неопределенности, приостановление тех проектов, которые некоторые страны Центральной Азии начали инициировать на афганском направлении, например, Узбекистан в этом плане крайне активен в последние годы. Конечно, это будет формировать для наших стран определенные вызовы. Но говорить о том, что для нас здесь будет какая-то угроза и у нас здесь должен быть какой-то страх, я бы, например, не стал. Все-таки весь опыт, история Афганистана, история нашего взаимоотношения с Афганистаном показывает, что нам угроза со стороны Афганистана практически никогда не исходит. Чаще вмешивались мы, я имею в виду СССР, страны постсоветского пространства, чаще всего мы в этом плане вмешивались в афганский конфликт, чем они.

– Какова вероятность, что талибы возьмут Кабул?

– Современные оценки вооруженных сил "Талибана" не позволяют предположить, что они смогут взять Кабул и удерживать его. Поэтому, скорее всего, они усилят свое присутствие в Афганистане, но Кабул брать не будут.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG