Доступность ссылки

Айше Сеитмуратова: «У меня болит мой народ, у меня болит Крым»


Айше Сеитмуратова

21 мая исполняется 99 лет со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова – советского физика-теоретика, академика, диссидента, лауреата Нобелевской премии мира за 1975 год.

Особая страница биографии Андрея Сахарова – защита прав репрессированного крымскотатарского народа. В своей нобелевской лекции среди непереносимых нарушений прав человека в СССР он назвал и дискриминацию крымских татар. Академик неоднократно выступал в защиту Мустафы Джемилева. Так, в апреле 1976 года вместе с супругой Еленой Боннэр он приехал в Омск для участия и наблюдения за ходом процесса. Там же в это время находилась и активистка крымскотатарского движения Айше Сеитмуратова. Вскоре их пути разошлись – перед угрозой нового ареста Айше удалось выехать на Запад – случилось это благодаря помощи академика Сахарова и Елены Боннэр.

В январе 1980-го власти решили освободиться от Сахарова. Без всякого суда было принято решение о лишении его всех наград и высылке из Москвы. Теперь в защите нуждался он сам.

Андрей Сахаров
Андрей Сахаров

К этому времени вот уже пять лет как в разных странах проходили Международные Сахаровские слушания. Первые Сахаровские слушания состоялись в октябре 1975 года в Копенгагене в здании фолькетинга – датского парламента. Цель Сахаровских слушаний была сформулирована диссидентом Кронидом Любарским, членом организационного комитета Международных Сахаровских слушаний: «Всемерно способствовать обеспечению прав человека в Советском Союзе – делу, ради которого академик Андрей Дмитриевич Сахаров, создавший в свое время советскую водородную бомбу, а затем обратившийся к Хрущеву с призывом к ядерному разоружению, принял решение порвать с советским истеблишментом и пожертвовал личной свободой».

Пятые Международные Сахаровские слушания проходили в апреле 1985 года в Лондоне. Вот как вспоминает об этом их участник, британский и украинский журналист, дипломат, писатель Богдан Нагайло: «Состав участников был очень представительный. Слушания открыл доктор Симон Визенталь, бывший узник гитлеровских концлагерей, приобретший мировую известность в связи с его розысками военных преступников, скрывавшихся от справедливого возмездия. В своем выступлении он подчеркнул, что имя Андрея Сахарова стало в наше время символом борьбы за обеспечение прав человека повсюду, в первую очередь, в советской России. В Пятых Сахаровских чтениях участвовали известный адвокат Дина Каминская, представитель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, редактор-издатель бюллетеня «Вести из СССР» Кронид Любарский, профессор Сидней Хейтман из Университета штата Колорадо (США), историк Владимир Тольц и другие. Я выступал 11 апреля 1985 года в панели «Советская национальная политика» с докладом о национальных проблемах в СССР. Вместе со мной в ней участвовали Нина Строката, представитель Украинской Хельсинкской группы, Марите Сапиетс (Прибалтийская Хельсинкская группа), а также Айше Сеитмуратова, участница крымскотатарского национального движения».

Господин Богдан Нагайло любезно предоставил нам аудиозапись выступления Айше Сеитмуратовой, основные тезисы которого мы публикуем ниже.

«Во-первых, я благодарю организаторов Сахаровских слушаний за возможность выступить. Я также благодарю присутствующих за то внимание, которое проявляют к сопротивлению в Советском Союзе отдельных лиц и отдельных национальностей. А сейчас я расскажу о своем народе.

Айше Сеитмуратова
Айше Сеитмуратова

Эксперимент, который проводится по ликвидации наций в Советском Союзе, очень хорошо можно раскрыть на судьбе крымскотатарского народа.

Трагедия крымскотатарского народа началась не 10, не 20 и не 30 лет назад, а 200 лет назад. Но я не буду говорить об исторических проблемах, а буду говорить о судьбе крымскотатарского народа за последние 10 лет.

Я уже на Третьих Сахаровских слушаниях в 1979 году говорила подробно о факте выселения крымскотатарского народа. Не буду повторяться. Единственное, что скажу – в 1967 году Президиум Верховного Совета Союза ССР издал Указ о реабилитации крымских татар – то есть крымские татары необоснованно высланы из Крыма. И после этого можно было подумать, что народ будет возвращен на родину в Крым и восстановлен в своих правах. Однако этот Указ 1967 года заканчивался словами – «татары, ранее проживавшие в Крыму, укоренились в Узбекистане».

Таким образом, пятнадцать веков прожив в Крыму, мы не укоренились, оказывается, а вот за 23 года мы укоренились в местах ссылки. И для того чтоб осуществить практически это «укоренение», советское правительство сейчас издает один указ за другим, одно постановление за другим. После 1975 года, заключительного Акта Хельсинки, в Советском Союзе в отношении крымских татар издано очень много законов. Они направлены не на улучшение, а на ухудшение, на уничтожение крымских татар как нации.

Приведу только один пример. В Узбекистане 26 апреля 1978 года было издано указание Министерства внутренних дел Узбекской ССР, которое гласит: «Татарам, ранее проживавшим в Крыму, выезд из Узбекистана запрещается». Не забудьте, что крепостное право было отменено. Однако сегодня советское правительство устанавливает крепостное право в отношении крымских татар.

В России существовал Юрьев день, когда крестьянин мог уходить от одного крепостника к другому. Но для крымских татар нет и этого Юрьева дня. После указа 1967 года, несмотря на то, что там было сказано об укоренении, мой народ своим массовым выездом на родину продемонстрировал советскому правительству, что мы не укоренились. И когда мы прибыли снова в Крым, на нас здесь обрушились новые репрессии.

Один из документов прямо говорит, за что судят крымских татар в Крыму. Приведу решение Крымского областного суда в отношении Мусы Мамута и его жены Зекие Абдуллаевой. В решении областного суда сказано: «Муса Мамут и Абдуллаева Зекие признаны судом виновными за то, что они в апреле 1975 года переехали из Ташкентской области в село Донское Крымской области. Заключили сделку купли-продажи дома №136 по улице Комсомольской».

Вот вся вина человека, который получил за это два года лагерей. Отсидев эти два года лагерей, Муса Мамут снова вернулся в Крым. Не успел он приехать, за ним снова пришла милиция, чтоб его арестовать. Муса Мамут своей жизнью протестовал. 23 июня 1978 года на глазах милиционера, на глазах 10-летнего сына он облил себя бензином и сжег. Это было не самоубийство, это был протест против произвола властей…

Общая политика по ликвидации народов СССР была хорошо освещена господином Нагайло. Я говорю о положении своего народа, потому что «у кого что болит, тот о том и говорит». У меня болит мой народ, у меня болит Крым. В отношении моего народа проводятся жестокие репрессии. Крымские татары даже не имеют права говорить на своем языке.

И поэтому я обращаюсь к мировой общественности, к ученым, к государственным деятелям – поднимите свой голос в защиту моего народа. Речь не идет о предоставлении крымским татарам каких-то привилегий. Нет. Нам нужно вернуться на свою родину и жить как народ со своими обычаями и традициями, со своим языком».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ



XS
SM
MD
LG