Доступность ссылки

«Cтатус, который ничего не значит»: почему в Беларуси лишили льгот ликвидаторов чернобыльской аварии


Иллюстрационное фото

В Беларуси, в отличие от Украины и России, ликвидаторы чернобыльской аварии лишены многих социальных льгот. После прихода к власти Александра Лукашенко большинство чернобыльцев-ликвидаторов остались без бесплатных медикаментов, льготных кредитов на жилье, скидок на коммунальные платежи, бесплатного проезда. Но самое обидное, как рассказывают сами ликвидаторы, – это то, что они лишены статуса, сообщает телеканал Настоящее Время (создан компанией RFE/RL при участии Голоса Америки).

Журналисты Настоящего Времени рассказывают о том, как 35 лет после катастрофы на Чернобыльской АЭС прожили ликвидаторы, которых молодыми отправили устранять последствия аварии.

В Беларуси лишили многих льгот ликвидаторов чернобыльской аварии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:20 0:00

"Дорогая Лена, не забывай никогда сборы по ликвидации аварии на ЧАЭС. Здесь ты встретила очень много хороших друзей, которые в любую минуту готовы прийти к тебе на помощь. Будь всегда здорова, жизнерадостна, удачи тебе во всем!"

Старый блокнот с пожеланиями от сослуживцев и черно-белые фотографии, которые напоминают о Чернобыле, жительница Солигорска Елена Лапотко достает нечасто. Почти сразу после окончания медицинского училища Елена получила повестку и в августе 1986 года оказалась в числе ликвидаторов чернобыльской катастрофы.

"Когда мы подошли к военкомату, было очень много автобусов. Я помню очень много людей в военной форме. Для меня это тогда, для девчонки двадцатилетней, какой-то шок был. Какое-то ощущение войны, что ли. Я, конечно, слышала о том, что произошло, но как это в реальности должно происходить и что должен ощущать человек, я тогда просто не знала. Мы знали место, куда нас везут, что это город Хойники. Что это радиационная зона, что это опасно", – рассказывает Елена Лапотко.

К августу 1986 года в больнице Хойников уже не осталось врачей: местные жители семьями уезжали из Гомельской области. Кроме медицинских обязанностей, Елене и ее коллегам приходилось выполнять и хозяйственные работы.

"Требовались какие-то операции местному населению. Собиралась бригада врачей, медсестер, ехали в больницу и оказывали помощь. Рентгенография и все вот это. Выполняли работы, которые были связаны с ремонтными работами: в плане того, что строился госпиталь, нас вывозили, чтобы что-то убрать, где-то перенести, приготовить кровати для приема больных", – говорит Елена Лапотко.

В сентябре 1986-го добровольцем в Чернобыльской зоне оказался и житель Солигорска Леонид Ивин, который охранял выселенные деревни от мародеров. Как и большинству, реальной картины происходящего ему никто не рассказал.

"У меня, допустим, в свободное от службы время должность была – топить котельную. Почему? Уже было холодно. Школа должна отапливаться. Естественно, отапливалась тем угольком и торфом, который там лежал. О том, что его бросать в топку, сидеть и греться у этой топки… никто ничего не говорил. То есть сидишь, в топку смотришь, пишешь письмо домой, все это фонит", – рассказывает Леонид Ивин.

Без статуса

В мае 1986 года вместе с коллегами в Чернобыле оказался и житель Речицы Василий Гулай, который цементировал скважины на разрушенном реакторе. Из 80 ликвидаторов его предприятия в живых сегодня осталось 20 человек.

"Это памятник чернобыльцам, которые, как говорится, защищали свою Родину от атомной угрозы. Но так получилось, что той техники, вот на этом памятнике… вертолет и пожарная каска стоит, а нет той техники даже на картинке, на которой работало 80 человек, в том числе и я, из тампонажного управления. Они гнали цемент на саркофаг", – отмечает Василий Гулай.

В Беларуси более 100 тысяч ликвидаторов чернобыльской аварии, хотя официально статуса "ликвидатор" в стране уже давно нет. После прихода к власти Александра Лукашенко почти все льготы, которые были у чернобыльцев, отменили.

"Я надеюсь, от этого государство не развалилось бы: бесплатный проезд. Меня однажды между двумя населенными пунктами вытурили из автобуса как безбилетника. И весь автобус кричал: "Выходи, парень, не задерживай автобус". А женщина-контролер кричала на водителя, который пытался меня защитить, что "ты везешь безбилетника". Говорю, что есть закон о бесплатном проезде. "Покупали вы себе эти удостоверения. Вот наш президент выпустил указ, что вы теперь не можете ездить бесплатно", – говорит Леонид Ивин.

"Можно подумать, мы только и делали бы, что катались! Ну проехал бесплатно этот ликвидатор на пригородном транспорте… Можно было проехать бесплатно и на городском. Это такая мелочь… Каждый же день ты туда не ездишь. Убытка ты государству не нанес бы", – продолжает Василий Гулай.

"Насколько я помню, было 50 процентов оплаты жилья, коммунальные услуги, вернее. Было внеочередное место, если нужно было ребенка в сад оформлять. Ежегодный медосмотр, углубленный, чернобыльцев. Тогда у нас была льгота на очередь на строительство жилья или получение квартиры", – вспоминает Елена Лапотко.

Сегодня чернобыльцы могут без очереди пройти к врачу, а также взять на работе неоплачиваемый отпуск в любое удобное время – на этом в основном помощь от государства для них заканчивается. Но самое обидное, говорят ликвидаторы, что власти официально лишили их этого статуса. В удостоверениях белорусских чернобыльцев сейчас написано – "потерпевший".

"Бесплатный статус, который ничего не значит: участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Мы сейчас все пострадавшие! А спрашивается, почему я пострадавший, если никуда не ездивший, вот здесь живший, я уже был пострадавший. И все, кто здесь живет, в городе Речица, – это пострадавшие от чернобыльской аварии. И мы такие же! То есть после командировки в Чернобыль", – возмущается Василий Гулай.

Ликвидаторы рассказывают, чем сериал «Чернобыль» отличается от реальности (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:05 0:00

"Чувствуешь себя, конечно, человеком, выброшенным за борт. Можно так вот сравнить, наверное. Когда человек нужен для определенной какой-то работы, его забирают, невзирая на то, что он там здоровье свое гробит, скажем так. И теперь ощущаешь, что просто ты не нужен", – говорит Елена Лапотко.

"Статус ликвидатора – это человек, участвовавший в каком-то событии для Родины и что-то сделавший. А потом ему просто говорят: "Да не было тебя там!" Обидно как… Я не был на самом реакторе, не участвовал, чтобы его закрыли, но огромное количество людей, от девчонок до мальчишек, участвовали в ликвидации очень страшной катастрофы", – рассказывает Леонид Ивин.

По словам Ивина, вспоминать чернобыльцев в Солигорске сегодня не принято. В богатом по белорусским меркам городе ликвидаторам нет даже памятника.

"Чиновникам не дана команда проводить праздник, никто праздник проводить не будет, – говорит Леонид Ивин. – В городе нет памятного места, памятного знака! В крутом шахтерском городе не хватает денег поставить памятный знак чернобыльцам. Люди, которые уехали из этого города, будучи служащими органов внутренних дел, рабочими, водителями, поехали на какую-то аварию, а тогда считали – катастрофу, потеряли здоровье, вернулись домой, а про них просто-напросто забыли!"

Некоторые чернобыльцы, такие как Василий Гулай из Речицы, уже много лет добиваются возврата социальных льгот, но из кабинетов высокопоставленных чиновников получают лишь отписки.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG