Доступность ссылки

«Белорусский план» для Донбасса. Ожидать ли помощи из Минска?


Президент Украины Владимир Зеленский (слева) и президент Беларуси Александр Лукашенко в Житомире, 4 октября 2019 года

Новая украинская властная команда не оставляет идею разместить на Донбассе миротворческую миссию. Но до сих пор являются открытыми вопрос: каким будет ее формат и какие страны могут предоставить свой контингент. Во время недавней встречи президента Украины Владимира Зеленского и президента Беларуси Александра Лукашенко проблему как раз обсуждали, по данным СМИ, писавшим об этом разговоре, и Минск предложил, чтобы подразделения «голубых касок» на Донбассе были сформированы из белорусов. Вот только способен ли Лукашенко проводить политику, независимую от Москвы? Насколько самостоятельным является это решение? Или оно ‒ все же часть «российского плана»? И как воспринимать попытки Беларуси сблизиться с Соединенными Штатами?

Корреспондент Украинской службы Радіо Свобода обсудил это с американским дипломатом, работавшем и в Киеве, и в Минске и лично знакомым с Лукашенко ‒ Джорджем Кролом. В двухтысячных он был послом США в Беларуси, в конце девяностых возглавлял офис Госдепартамента США по вопросам России, поэтому знает обо всем точно.

‒ Начнем с отношений Минска и Вашингтона, чтобы лучше понять контекст «украинских предложений» Лукашенко. Сейчас впечатление, что после долгого периода конфликта он пытается помириться с Соединенными Штатами. Это искренне или политическая игра?

‒ Отношения между США и Беларусью были непростыми с самого начала ‒ с момента обретения страной независимости и с тех пор, как президент Лукашенко возглавил страну. И все время были попытки и со стороны Соединенных Штатов, и со стороны Беларуси улучшить отношения. Но всегда были вопросы о правах человека, свободных выборах... Все то, что мешало договориться. И сейчас я вижу попытку президента Лукашенко в очередной раз выстроить лучшие отношения с Европейским союзом и Америкой, чтобы иметь определенное пространство для маневра, когда он имеет дело с другим своим соседом, Российской Федерацией.

‒ Многие считают, что движение Беларуси в направлении США ‒ это фактически движение от России...

Они в сложной геополитической ситуации, когда есть тот сосед, какой есть, а хорошие отношения хотелось бы иметь со всеми

‒ Все не совсем так, как людям хотелось бы видеть. Все 25 лет своего правления президент Беларуси очень осторожен в том, как выстраивать отношения со своим «большим соседом» ‒ Россией ‒ и с другими соседями, и с теми же Соединенными Штатами. И я не верю, что, знаете, движение в сторону нормализации отношений с США или с ЕС выглядит, или хотя бы имеет наименьшие намерения навредить отношениям, которые важны для Минска, отношениям с Москвой. И хотя так иногда думают, но это очень упрощенный подход. Беларусь здесь исходит из реалий. Они в сложной геополитической ситуации, когда есть тот сосед, какой есть, а хорошие отношения хотелось бы иметь со всеми. И не в ущерб ни тем, ни другим. Как этот баланс выдержать, как фактически сохранить себя ‒ вот что пытаются просчитать в Беларуси.

‒ Мы так подробно это с вами обсудили с одной лишь целью ‒ понять, насколько в этих условиях белорусские предложения Украине могут быть самостоятельными и искренними...

‒ Скажу вам так ‒ Беларусь всегда хотела иметь крепкие дружеские отношения с Украиной. Это же ‒ и экономика, и отношения между людьми, которые издавна возникли.

Вы можете видеть позицию Беларуси по Крыму, когда официально не признана его аннексия Российской Федерацией

Поэтому президент Лукашенко и делает осознанные, но одновременно осторожные шаги навстречу Украине, чтобы поддержать ее независимость и суверенитет, насколько это возможно. Вот вы можете видеть позицию Беларуси по Крыму, когда, насколько я знаю, официально не признана его аннексия Российской Федерацией. И ‒ что важно для украинской власти ‒ Беларусь воздерживается от этого шага, несмотря на определенное давление России, которое, как я могу предположить, хотя и не знаю деталей, существует. И это при том, что следствием этой политики для Минска вполне может стать недовольство их соседа, заботящегося исключительно о собственных интересах безопасности.

‒ То есть Лукашенко способен на внешнеполитические шаги, расходящиеся с политикой Кремля?

‒ Ну если вспомнить их политику непризнания оккупации Крыма, их политику по сохранению политических и торговых связей с Украиной и открытость границ между двумя странами... Думаю, ключевое для них ‒ это делать что-то без лишнего шума. Так, чтобы не раздражать кого-то другого; чтобы не выглядело, что их действия специально направлены против других интересов (имеет в виду интересов России ‒ ред.).

‒ Тогда прямой вопрос: в случае, если Беларусь предлагает Украине своих миротворцев ‒ это может быть исключительно их план? Такой, к которому Москва не имеет отношения? Поскольку боевики так называемых «ДНР», «ЛНР» это предложение уже осудили, а они, как никто, координируют свои заявления с Москвой...

Его страна способна вести собственную внешнюю политику. И не думаю, что они будут искать (или он лично будет искать) одобрение этой политики кем-то еще

‒ Я думаю, президент Лукашенко ‒ руководитель, говорящий то, что у него на уме. Его страна способна вести собственную внешнюю политику. И не думаю, что они будут искать (или он лично будет искать) одобрение этой политики кем-то еще. И если он говорит, что готов предложить участие белорусских военных в миротворческой миссии (а, насколько я знаю, это он и предлагал несколько недель назад ‒ разместить миротворцев на востоке Украины), то это само по себе является ценным.

А что касается того ‒ хотят их видеть или нет боевики из Луганска и Донецка... Ну, знаете, если они говорят, что не хотят ‒ так это всего лишь их мнение. И не знаю ‒ обязательно ли это мнение Российской Федерации по этому поводу.

И я ни в коем случае не думаю, что президент Лукашенко так уж прямо во всем ищет какого-либо «разрешения» на ту политику, которую он проводит. Простой пример ‒ он же принимал переговоры, приведшие к заключению минских договоренностей, как раз в Беларуси это было. И это важный показатель, чего он на самом деле хочет. По крайней мере, при его посредничестве создали механизм (имеет в виду Минские договоренности ‒ ред.), благодаря которому украинская власть и власть Российской Федерации могут вести диалог, чтобы попытаться завершить эту ужасную трагедию на востоке Украины.

‒ То есть сближение позиций США и Беларуси (в частности, по украинскому вопросу) возможно и реально?

Это не переход на сторону США. Это просто шаг к нормализации, и его не следует воспринимать как некий «геополитический сдвиг» для Беларуси

‒ Будем искренними. Когда кто-то думает, что нормализация белорусских отношений с Соединенными Штатами каким-то образом приведет к тому, что официальный Минск ухудшит свои отношения с Российской Федерацией или попытается стать членом НАТО, Беларусь на это никогда даже и не намекала! Это нужно иметь в виду, когда сейчас обсуждают: «Будет ли это сближение успешным?». Нормализация отношений, назначение послов, восстановление диалога на высоком уровне между Минском и Вашингтоном ‒ это вполне реальный шаг в отношениях между двумя странами. Но это не переход на сторону США. Это просто шаг к нормализации, и его не следует воспринимать как некий «геополитический сдвиг» для Беларуси. За развитием событий следует наблюдать, но это очень маловероятно. Я думаю, что в условиях, в которых живет Беларусь, относительно ее геополитических отношений, имея такого соседа... Это просто восстановление диалога (с Соединенными Штатами ‒ ред.), возможность отменить санкции, привлечь инвестиции, бизнес. Но, я думаю, нужно быть очень осторожным, прежде чем спешить с какими-то выводами относительно «больших геополитических изменений».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG