Доступность ссылки

На примере Крыма: безжалостное отношение к природе – российская традиция?


Специально для Крым.Реалии

Как сообщалось, недавно Прокуратура и Национальная полиция Автономной Республики Крым начали уголовное производство по ч. 1 ст. 243 Уголовного кодекса Украины по делу о загрязнении моря у берегов полуострова. В частности, было установлено, что у побережья Крыма, в результате перегрузки нефтепродуктов и других горюче-смазочных материалов из танкера в танкер, которые принадлежат России, допущено загрязнение акватории Черного и Азовского морей. Загрязтнения зафиксированы в нейтральных водах Черного моря южнее Керченского пролива и еще в трех местах, общей площадью более 24 квадратных километров. Украинские правоохранители отмечают также, что токсичные вещества попадают в Черное море, создавая угрозу для здоровья населения и среды.

Политики и писатели об экоциде

Экоцид – родовая черта российской государственности. Сергей Митрохин, член Политкомитета партии «Яблоко», еще в 2010 году в блоге на «Эхо Москвы» в статье «Государственный экоцид в России» отмечал: «Уничтожение окружающей среды бывает антропогенным, техногенным. Для России впору придумать новый термин. У нас разрушение природы является политогенным. От греческого «полис», т.е. государство. Все наиболее острые экологические проблемы сегодня созданы либо прямо по инициативе власти, либо по причине ее вопиющего пренебрежения интересами природоохраны. В числе случаев сознательного экоцида – вырубка Химкинского леса, возобновление работы Байкальского ЦБК, уничтожение уникальных природных ландшафтов в Сочи и множество более мелких экологических преступлений в других регионах России».

В частности, к антиэкологическим решениям глобального масштаба на то время политик отнес заключение «Соглашения 123», согласно которому Россия обязалась принимать у себя ядерные отходы. Ближайшая угроза – прибытие из Германии ядерного хлама, образовавшегося на исследовательском реакторе в Россендорфе. По его мнению, и переработка, и хранение отходов ядерного топлива приведут к росту радиоактивного загрязнения в Челябинской и Томской областях, Красноярском крае.

Экоцид – родовая черта российской государственности

Сергей Митрохин отмечал, что общему экоциду в России содействует и российское законодательство. Так, согласно Лесному кодексу, с 1 января 2007 года лес перестал быть экосистемой – неразрывным экологическим единством лесной растительности, животного мира и почвы, и стал только древесиной, то есть движимым имуществом. Леса теперь могут продаваться отдельно от земли. Животный и растительный миры леса, вся лесная экосистема при продаже леса не защищены нормами лесного, земельного или гражданского законодательства. Новый российский Лесной кодекс фактически упразднил государственную лесную охрану.

Как увидим дальше, состояние других природных ландшафтов – степей, морей и даже пахотных угодий – не лучше.

В «Живом журнале» пользователи также отмечают неподобающее отношение российской власти к природе. Например, Гала-Гала пишет: «В России год экологии, а мы и не заметили и, между прочим, очень зря… Так вот – природу России ударно ликвидируют, ее продают, вырубают, сжигают, в лучшем случае – замусоривают... Экоцид в год экологии – это так по-компрадорски, зеленые легкие страны должны быть уничтожены любыми способами… Лес горит? Так это ж выгодно! По официальной статистике, от пожаров в России гибнут 1,5-3 млн гектаров леса. А по данным международных центров мониторинга, выгорает более 14 млн гектаров! И по-новому взгляните на тот скандал, разразившийся по поводу принятия нового Лесного кодекса, когда кто только не просил Путина не подписывать документ: экологи, академики, политики, деятели культуры и искусства, понимая, что речь идет о судьбе русского леса – он, конечно же, кончился подписанием президентом подлой бумаги… Пепел не стучит вам в сердце, дым пожарищ не выедает глаза, регулярные сообщения о фактическом воцарении в Сибири китайцев, вырубающих хищнически без надежды на восстановление заповедную тайгу и уже диктующих свои условия местному населению, не заставляют сжиматься сердце? Что ж, тогда обижаться не на кого – каждый народ имеет ту власть, которую заслуживает...»

В романе Ивана Тургенева «Отцы и дети» Базаров говорит: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник». И это первый шаг к тому, чтобы Иван Мичурин мог провозгласить: «Мы не можем ждать милости от природы, взять у нее все ее богатства – наша задача». Лев Толстой в повести «Хаджи Мурат» подробно описывает, как российские солдаты изо дня в день вырубают кавказский лес только лишь потому, что хотят якобы открыть местность и обезопасить себя от вылазок бесстрашных джигитов.

На уроках российские школьники пишут сочинения на тему «Варварское отношение человека к природе». Они широко цитируют слова писателя Владимира Солоухина: «Человечество – это своеобразная болезнь планеты Земля», писателя Виктора Астафьева: «К чему ведет жестокое, потребительское отношение к природе? Достигло ли человечество черты, перейдя которую ему грозит самоуничтожение, или все же есть надежда пробудить в сердцах ответственность ради сохранения нашей уникальной планеты?», писателя Сергея Щипачева: «Земля, нелегко тебе в этот грохочущий век, в тревожное это с кровавыми распятьями время», цитируют многочисленные эссе известного журналиста, защитника природы Василия Пескова. Даже я помню его материалы в еще качественной советской «Комсомольской правде» о том, что если падает производство на каком-либо заводе, то приедут на шикарных машинах с большими звездами генералы и поднимут производство, но если наносится систематический ущерб природе, если на Земле пропадают леса и целые виды животных, то никакие большие звезды их не восстановят. Они констатируют: «Сильный мира сего забыл простую истину: потеряв природу, люди постепенно теряют себя и свои нравственные устои. Природа – храм, а человек – хам!» Дети не пропускают ни одной темы, даже такой, как «Мхи и их роль в жизни человека». Они цитируют умные мысли от авторов античности до Чехова и Бунина.

Варварское отношение к Крыму

Варварское отношение российской власти к экологии стало системным и в Крыму

Мы должны констатировать: варварское отношение российской власти к экологии стало системным и в Крыму. Вот только примеры последнего времени. В декабре прошлого года у берегов Керчи произошел разлив нефти. По информации российского Министерства экологии Крыма, акватория вдоль набережной Керчи была покрыта пленкой, а в воздухе чувствовался запах нефтепродуктов. При этом источник загрязнения так и «не обнаружили».

24 января в Черном море у берегов Крыма, по информации российского научно-исследовательского центра космической гидрометеорологии «Планета», в 146,4 км от Феодосии были обнаружены пятна. Российский «Центр гражданской защиты» 6 февраля обнаружил в Севастопольской бухте маслянистое пятно примерной площадью в тысячу квадратных метров.

Ранее Прокуратура и полиция АР Крым зарегистрировали уголовное производство по ч.2 ст. 240 Уголовного кодекса Украины (нарушение правил охраны или использования недр). В рамках данного производства установлено, что «после оккупации полуострова дамбу Нижне-Чурбашского водохранилища в Керчи начали использовать для незаконной добычи песка, как следствие, грязь от его промывки и добычи попадает на городской пляж». Для оккупантов крымская природа – всего лишь трофей, поэтому и обращаются они с ней, как с обычным военным трофеем. Но анализ показывает, что дело не только в этом, а проблема гораздо глубже.

Россия в Крыму: власти не до Тургенева и Толстого

Для оккупантов крымская природа – всего лишь трофей

О том, что именно Россия погубила природу в Крыму, уже написано немало. Взять хотя бы статьи «Вторая экологическая катастрофа в Крыму: причины и истоки», «Кто остановит крымский «деревоцид», «Крымский лес: «легкие» природы или «бандитские кущи»?»

До 18 века горная, предгорная и большая часть степной зоны Крыма были покрыты вековым лесом. Еще сейчас в Большом каньоне, по свидетельству крымских ученых, можно встретить тысячелетние деревья. Этот лес защищал землю от зноя, а крымские речки от высыхания. Салгир, который еще Пушкин называл судоходной рекой, в то время не терялся в степи, а доходил до Азовского моря по своему руслу. В свое время ученые удивлялись, почему Неаполь-Скифский защищен стенами только с трех сторон? Оказалось, все просто – с четвертой стороны его защищал Салгир такой широты и глубины, что врагам скифов нельзя было штурмовать их столицу из-за этой водной преграды.

Но крымский лес беспощадно уничтожался солдатами во время российских походов в Крым на всем протяжении от Евпатории до Белогорска, Феодосии и Керченского полуострова. При пожарах в Евпатории, Бахчисарае, Белогорске, Феодосии, устроенных российскими завоевателями, гибли целые природные ландшафты. После 1783 года вообще наступило бедствие – весь первый Черноморский флот был построен из деревьев, вырубленных как в Крыму, так и в северном Причерноморье, вплоть до Херсона и Николаева. Это можно проследить по нескольким жизнеописаниям Григория Потемкина, известным в литературе. Так что можно сказать, что водную проблему в Крыму породили сами же россияне, но еще в 18 столетии. После вырубки лесов пересохло большинство рек.

До аннексии к крымской земле относились практически со священным трепетом

Я помню, как до аннексии к крымской земле относились практически со священным трепетом. Были запрещены стройки и любые землеройные работы в Новом Свете, во многих заповедниках и заказниках, на разных охраняемых территориях. При прокладке дорог старались не изымать из эксплуатации пахотные земли, щадили леса и кустарники, каждое дерево было на счету и под охраной. Но как посмотришь, с каким широким размахом проведена трасса «Таврида», как широко расходятся по сторонам путепроводы и как щедро они отнимают у аграриев бывшие поля и пастбища – диву даешься. Это же маленький Крым, а не «широка страна моя родная», где россияне привыкли земли не жалеть.

Заговорив на эту тему с россиянами, то и дело слышишь о загрязненной Арктике, где раскиданы миллионы пустых бочек из-под горючего, о северных морях, устланных списанными ядерными подводными лодками, о варварской вырубке сибирской тайги, о загрязнении Байкала, проблеме, поднятой еще в фильме Сергея Герасимова «Журналист», и многое другое.

Из записок Владимира Менделеева, сына известного химика, занимавшегося исследованиями Азовского и Черного морей, Северного Причерноморья, Кубани и Дона, видно, что Азовское море и весь Приазовский и Причерноморский регионы давали львиную долю добычи ценных пород рыб, драгоценной икры, других ресурсов. Для защиты Азова он предлагал построить запруду через Керченский пролив такой конструкции, которая бы давала возможность и судоходства, и в то же время охраняла бы экосистему Азова от соленых вод Черного моря. Но Россия не прислушалась к мнению видного ученого.

После строительства Волго-Донского канала приток пресной воды в Азовское море упал, уровень Азовского моря, естественно, снизился, и в него через Керченский пролив хлынула соленая черноморская вода, от которой погибли несколько видов ценных рыб, главным образом, отложенная ими икра. Окончательно погубила Азов и Черное море добыча газа, судоходство и транзит нефти по Керченскому проливу, а также милитаризация региона.

После распада Советского Союза Россия не признала проведение границы с Украиной по Азовскому морю и Керченскому проливу, как принято в мире, по срединной линии, а, соответственно, не оспаривала принадлежность Керчь-Еникальского канала Керченскому порту и Украине. Причина проста: Россия не хотела платить Керченскому порту за проход по каналу и лоцманские услуги. Поэтому возникла варварская практика перевалки нефти и газа с танкера на танкер возле входа в пролив со стороны Черного моря. Можно было видеть, как в любую погоду, часто в шторм, несколько десятков танкеров подвергают себя смертельной опасности, перегружая легковоспламеняющиеся жидкости и газ с борта на борт.

Из-за этого случалось много катастроф. Например, 11 ноября 2007 года во время сильного шторма затонули пять судов. Российский танкер «Волгонефть-139» разломился на две части, и в море вылилось более тысячи тонн мазута. Три российских сухогруза, на борту которых находилось в общей сложности около семи тонн гранулированной серы, пошли ко дну. Кроме того, недалеко от Севастополя затонул грузинский сухогруз «Хадж Исмаил», на котором находился груз металлолома. На борту этих судов находились в общей сложности 58 человек. Часть из них удалось спасти. Трое моряков во время шторма погибли, а еще 20 человек числятся пропавшими без вести. Всего из-за стихии пострадало или было выброшено на берег более 20 кораблей. А всего в этом регионе находились более 50 судов с опасными грузами. Мазутом оказалось залито все побережье на косах Тузла и Чушка, нефтяные пятна также были замечены в северной части Таманского полуострова на Черном море, а также в районе поселков Ильич и Приазовский на Азовском море. По официальным данным, загрязнено более 10 километров берега, по словам экологов – более 30, а по словам местных жителей – более 50 километров.

Через неделю практически там же случилось новое кораблекрушение. На этот раз в спокойную погоду столкнулись стоявший на якоре российский сухогруз «Волгодон-5076» с грузом пшеницы и плывший под камбоджийским флагом теплоход «Ника». Оба корабля получили пробоины, их отбуксировали в порты на ремонт. Жертв не было.

А в январе 2019 года в районе Керченского пролива на двух судах под флагом Танзании произошел пожар. Он возник в результате взрыва при перекачке с одного судна на другое сжиженного газа. В тот момент на судах «Канди» и «Маэстро» находились 32 человека. 14 моряков погибли, 12 спасены.

Крымчане также могут припомнить много других катастроф и загрязнений Черного моря. Например, корабли Черноморского флота, базировавшегося в Севастополе, неоднократно ловили на том, что после их стоянки на воде появлялись пятна нефти или грязных льяльных вод, что говорило о намеренном выпуске нечистот в море. Не удивительно, море-то украинское, зачем его жалеть?

Что касается дельфинов, то до аннексии был заметен рост их численности. Причиной этого была скрупулезная охрана их стад и мест обитания. Охраной занимался и Институт биологии южных морей, и международные организации, как, например, организация ООН по защите морских китообразных. Черное и Азовское моря были водоемами тишины и мира. Но после аннексии Крыма в Черном и Азовском морях развернулись многочисленные учения кораблей с радарами, приводящими китообразных, дельфинов и вообще морских обитателей в состояние сумасшествия, отчего сотни дельфинов теряют ориентацию и выбрасываются на берег. Проводятся стрельбы с разрывами снарядов, ракет и бомб в воде, что приводит к гибели обитателей моря и от осколков, и от гидроударов. И конца этому пока не видно. Никто не считал жертв таких учений, но только по дельфинам, выбросившимся на берег, счет уже на несколько сотен.

Следует заметить, что экоцид, под который подпадает вся подобная «деятельность», признан тяжким преступлением и в уголовном праве России. Данное деяние относится к числу преступлений международного характера. Согласно статье 358 Уголовного кодекса России, уголовная ответственность устанавливается за массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов. Такие действия также являются преступлением и по международному праву. Может, и ООН, и другим международным организациям уже пора остановить этот экоцид России на оккупированных акваториях и территориях?

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG