Доступность ссылки

Сломали руку за одежду: с чем связан буллинг в крымских школах


Иллюстрационное фото

Севастопольский школьник попал в больницу из-за того, что надел «не ту» толстовку. Как пишет издание «​Примечания»​, на остановке незнакомые сверстники потребовали снять ее, а когда он отказался – толкнули под машину. У тринадцатилетнего мальчика сложный перелом руки.

Требования «пояснить за шмот» как форма буллинга стали распространенными в российской молодежной среде в последние годы. Это значит, что несколько подростков могут потребовать у знакомого или незнакомого сверстника обосновать право носить одежду того или иного бренда. Если ответ их не устроит, то жертву могут избить и заставить снять вещь. Блогеры записывают видеоролики с инструкциями, как вести себя в таких ситуациях, и собирают миллионы просмотров.

Мать пострадавшего подростка Елена удивляется дерзости нападавших и равнодушию окружающих.

Толкнули его на дорогу: если бы шел троллейбус или автобус, могло бы кончиться намного хуже. Там стояли взрослые – никто не отреагировал
Елена

– Их не нашли, но все видели. Три подростка пристали. Одного из нападавших видел одноклассник моего сына, мы ищем его и хотим передать информацию в милицию. Очень много случаев замалчивается – даже если почитать комментарии на разных ресурсах, в соцсетях. Там пишут, что да, такое было у моей подруги, были случаи, когда били детей. Очень часто они об этом не говорят, так что случай не первый. Если бы просто подрались, там, девочку не поделили, я не знаю, словесная перепалка – это подростки, все понятно. Но подойти средь бела дня – было около пяти часов – и сказать: «Снимай пайту, ты недостоин» – это меня очень возмутило. Грабеж средь бела дня, получается? Толкнули его на дорогу: если бы шел троллейбус или автобус, могло бы кончиться намного хуже. Если не найдет милиция, мы найдем сами. Там стояли взрослые на остановке – никто не отреагировал, не прикрикнул.

Елена говорит, что ее сын сломал кисть в двух местах со смещением.

– Объехала машина, остановилась, вышел мужчина – и когда мой сын встал с вывихнутой рукой, нападавшие испугались и убежали. Еще был момент, когда друзья сына вызывали «скорую», – он сказал, что вывихнута рука, возможен перелом – в «скорой» ответили: «Добирайтесь сами». Вот так «ответил за шмот», называется.

Российская журналистка Ольга Маркина отмечает, что так называемый «модный патруль» действует в России уже давно.

Это называется «модный патруль». Есть список одежды, за которую, что называется, просят пояснить
Ольга Маркина

– У нас это называется «модный патруль», и можно сказать, что практически движение уже отходит. Собственно, в России ему уже больше 10 лет. Как вы понимаете, история очень давняя – были еще стиляги, так что тут ничего нового. Мне хотелось бы обратить внимание родителей на ту одежду, которую покупают дети. В интернете есть список одежды, за которую, что называется, просят пояснить – она стоит баснословных денег и имеет определенную историю. На ней нашиты определенные орнаменты, по которым можно определить свою группу. Как мне объяснили подростки, за общедоступные марки одежды пояснить не требуют. Есть фашисты и есть антифашисты, правые и левые, но к политике это отношения никакого не имеет, есть околофутбольщики. Людям необходимо за какие-то вещи друг друга гнобить. Я связывалась практически со всеми представителями этих марок – они в шоке.

Заведующий лабораторией психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии Национальной академии педагогических наук Украины Вадим Васютинский предлагает искать ответы в природе подростковой психики.

Проще всего унижать кого-то и самоутверждаться в собственных глазах. Не побьют ребенка за одежду – найдут другие основания
Вадим Васютинский

– Тут ничего удивительного нет, потому что для старшего подросткового возраста характерны две черты. Во-первых, мальчики особенно любят объединяться в группировки и противопоставлять себя другим, и это нужно как-то доказывать. Проще всего унижать кого-то и самоутверждаться в собственных глазах. Это один аспект, он вечный. Во-вторых, это определенные подростковые веяния моды, когда появляется какая-то волна, и теперь так нужно делать, это классно. В современном мире это распространяется очень быстро. Мало кто из подростков может самостоятельно принимать решения, что именно нужно делать, но легко перенимают чужой пример. Это не менее характерно для Украины, чем для России. Другой вопрос, что определенные социально-политические процессы могут провоцировать такое поведение. Но не побьют ребенка за одежду – найдут другие основания.

Вадим Васютинский
Вадим Васютинский

Вадим Васютинский отмечает, что родителям стоит быть в курсе дел, которыми живет подросток, но обезопасить его от агрессии сверстников можно лишь полной домашней изоляцией.

Нужно внимание к подростку, но внимание внешнее, психологическое, когда с ним разговаривают и пытаются вникнуть в его проблемы
Вадим Васютинский

– Лучше всего понять, стоит тревожиться или нет, можно по тому, как подросток общается со своими ровесниками. Но проблема в том, что туда они как раз взрослых не допускают. Можно следить за настроением подростка, когда он пошел на встречу со сверстниками и когда он оттуда вернулся. Подслушивать его телефонные разговоры, конечно, не очень хорошо, но, может, это будут обрывки сказанных фраз или попытки скрыть слезы. Нужно внимание к подростку, но внимание внешнее, психологическое, когда с ним разговаривают и пытаются вникнуть в его проблемы. Ребенок перед родителями беззащитен, его практически всегда можно разговорить. Но и то, что подросток пытается скрыть как можно больше от взрослых, нормально. Когда у него есть возможность самоутвердиться в позитивных видах деятельности, то искушение негативного самоутверждения для него может вообще не существовать, однако об этом родителям надо позаботиться заранее, еще с детства.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG