Доступность ссылки

Бунт чиновников. В Вашингтоне готовили государственный переворот?


Первый заместитель директора ФБР Эндрю Маккейб выступил с разоблачениями, которые могут обернуться против него.

Эндрю Маккейб начал карьеру в ФБР в 1996 году в нью-йоркском подразделении спецназа – SWAT. Работал старшим специальным агентом отдела по борьбе с постсоветской организованной преступностью, в отделе контртерроризма, затем – в управлении по борьбе с угрозами национальной безопасности. Он принимал участие в расследовании взрывов на бостонском марафоне в 2013 году и руководил арестом и допросами Ахмеда Абу Хаталлы – одного из организаторов нападения на американскую дипмиссию в Ливии в 2012 году. New York Times писала в свое время, что Маккейб известен своей дотошностью и интеллектом.

Эндрю Маккейб, 13 июля 2017 года
Эндрю Маккейб, 13 июля 2017 года

В январе 2016 года директор ФБР Джеймс Коми назначил Эндрю Маккейба своим первым заместителем. В этом качестве он курировал расследование дела о ненадлежащем обращении Хиллари Клинтон с секретными документами. Позднее его обвиняли в конфликте интересов, поскольку его жена Джилл Маккейб избиралась в 2015 году в сенат штата Виргиния от Демократической партии, а президент Трамп без обиняков заявлял, что она получила деньги на свою кампанию от доноров Клинтон.

В мае 2017 года президент уволил Джеймса Коми якобы за развал работы и утверждал, что сотрудники ФБР ненавидят его. Сам Коми говорит, что был снят с поста за отказ прекратить расследование российского следа в избирательной кампании Трампа. Этот эпизод теперь расследует спецпрокурор Мюллер как возможное препятствование правосудию.

Эндрю Маккейб стал исполняющим обязанности директора бюро и спустя несколько часов после отставки Коми встретился с президентом в Овальном кабинете Белого дома. По словам Маккейба, президент стал рассказывать ему, как радуются увольнению Коми сотрудники ФБР. "Я слышал, – будто бы сказал Дональд Трамп, – что вы были участником сопротивления. Вы не соглашались с его решениями по делу Клинтон. Это правда?". Маккейб ответил отрицательно: "Нет, сэр. Это неправда. Я работал в тесном контакте с Джимом Коми, был членом его команды и принимал участие в принятии решений".

Так эта сцена рассказана в книге Маккейба "Угроза: как ФБР защищает Америку в эпоху террора и Трампа", которая вот-вот должна выйти в свет. Этот диалог косвенно подтверждают публичные показания Маккейба в марте 2017 года сенатскому комитету по разведке.

Сенатор Мартин Хайнрих (демократ): Мы слышали в новостях, что директор Коми утратил доверие рядовых сотрудников ФБР. Вы проработали там 21 год. По вашему мнению, это корректное утверждение, что рядовые агенты больше не поддерживают директора Коми?

Эндрю Маккейб: Нет, сэр, это неправильно. Могу сказать вам, сэр, что я работал в очень тесном контакте с директором Коми с самого начала своей службы в ФБР… Я в высшей степени уважаю его за аналитические способности и честность, и для меня было честью работать с ним. Могу также сказать вам, что директор Коми пользовался и по сей день пользуется широкой поддержкой в ФБР. Нас 36 с половиной тысяч человек, разбросанных по всей стране и всему миру. Мы придерживаемся разных мнений по многим вопросам. Но я могу уверенно заявить вам, что большинство, подавляющее большинство сотрудников ФБР удовлетворены своим глубоким и позитивным взаимодействием с директором Коми.

Эти высказывания навлекли на Маккейба гнев президента. В марте прошлого года он был обвинен в утечке информации в прессу и подал в отставку. Президент отметил это событие в Твиттере.

Эндрю Маккейб УВОЛЕН, великий день для усердно работающих мужчин и женщин ФБР, великий день для Демократии. Святоша Джеймс Коми был его боссом и сделал из него своего мальчика-хориста. Он все знал о лжи и коррупции на верхних этажах ФБР!

На прошлой неделе в интервью телекомпании CBS News Эндрю Маккейб, вспоминая свою встречу с президентом в Овальном кабинете, заявил, что именно он принял решение начать расследование подозрений в сговоре Дональда Трампа с Россией и в препятствовании правосудию.

Я говорил с человеком, который только что избирался в президенты и выиграл выборы и, возможно, сделал это с помощью правительства России, нашего самого опасного противника на мировой арене. И это меня крайне беспокоило.

Одно из самых сенсационных признаний Маккейба заключается в том, что он и первый замминистра юстиции Род Розенстайн, назначивший сразу после отставки Коми спецпрокурора Мюллера и курировавший его действия, обсуждали возможность принудительного отстранения президента Трампа от должности на основании 25-й поправки к Конституции. 25-я поправка гласит, что президент может быть лишен поста по медицинским показаниям, однако для этого требуется решение большинства членов кабинета.

Род поднял эту тему и обсудил со мной, сколько членов кабинета могли бы поддержать такой шаг. Честно говоря, я мало что мог сказать по этому вопросу. Поэтому я просто слушал, что скажет он. Это был невероятно напряженный момент. Я даже не в силах описать, сколько всяких проблем первый замминистра юстиции должен был держать в голове. Так что он просто мимоходом сказал это в ходе бурного беспорядочного разговора о ситуации, в которой мы находимся, и о том, что нам делать дальше.

Наконец, Маккейб сообщил, что президент больше доверяет Владимиру Путину, чем собственной разведке, и рассказал характерный эпизод, который имел место в Белом Доме в ходе регулярного доклада руководителей разведсообщества президенту.

Президент пустился в обличения по нескольким не связанным друг с другом вопросам. Одним из них были недавние пуски ракет Северной Кореей. И президент, по сути, сказал, что он не верит, что северокорейцы способны нанести удар баллистической ракетой по Соединенным Штатам. И он не верил, потому что президент Путин сказал ему, что у северокорейцев на самом деле нет таких ракет. Должностные лица разведки, присутствовавшие на брифинге, ответили, что это не согласуется ни с какими разведданными, имеющимися у нашего правительства. На это президент ответил: "Меня это не волнует. Я верю Путину".

О том, что Род Розенстайн обсуждал с подчиненными возможность применения к Дональду Трампу 25-й поправки, впервые сообщила со ссылкой на нескольких участников совещания New York Times в сентябре прошлого года. В статье говорилось также, что первый замминистра юстиции предлагал тайно записывать разговоры с Трампом, чтобы продемонстрировать миру царящий в Белом доме хаос и сумятицу в голове у президента. Дональд Трамп отличается отменным здоровьем, что подтвердил недавно после комплексного обследования его лечащий врач Шон Конли. Поэтому речь могла идти только о психических отклонениях – для этого будто бы и потребовался скрытый микрофон.

Род Розенстайн ответил тогда опровержением:

Статья NYT неточна и не соответствует фактам. Я больше не буду комментировать публикацию, основанную на информации анонимных источников, которые явно предубеждены против министерства и преследуют свои собственные цели. Однако хочу ясно заявить: на основании опыта своей работы с президентом я не вижу никакой причины прибегать к 25-й поправке.

Washington Post со ссылкой на собственные источники сообщила, что Розенстайн действительно говорил на совещании и про поправку, и про тайную запись президента, но делал это "саркастически", в качестве шутки.

Сторонники Дональда Трампа же разместили в Твиттере картинку, на которой за тюремной решеткой изображены "предатели", в том числе Род Розенстайн.

Теперь история повторилась. Официальный представитель Розенстайна опроверг утверждения Маккейба:

Первый заместитель министра юстиции никогда не санкционировал какую-либо звукозапись, на которую ссылается г-н Маккейб. Как уже заявлял ранее заместитель министра юстиции, основываясь на своем личном общении с президентом, оснований для применения 25-й поправки к конституции США не существует, как нет и полномочий у заместителя министра для обсуждения возможности применения 25-й поправки.

Но Маккейб и не утверждает, что Розенстайн санкционировал прослушку. В тексте нет также однозначного заявления, что на совещании с участием Розенстайна не обсуждалось ни первое, ни второе.

Президент по случаю интервью Маккейба опубликовал новый твит.

Изгнанный с позором и. о. директора ФБР Эндрю Маккейб прикидывается бедным ангелочком, а на самом деле он играл видную роль в скандале вороватой Хиллари Клинтон и русским блефом – роль марионетки устраивающего утечки Джеймса Коми. На случай, если я выиграю, они подстраховались...

Многие из руководства ФБР были уволены или были вынуждены уйти. Жена Маккейба получила БОЛЬШИЕ ДОЛЛАРЫ от людей Клинтон на свою кампанию, а он снял с Хиллари обвинения. Маккейб – позор ФБР и нашей страны. СДЕЛАЙ АМЕРИКУ ВЕЛИКОЙ СНОВА!

Авторитетный правовед, специалист по конституционному праву Алан Дершовиц усмотрел в действиях Маккейба и Розенстайна попытку госпереворота.

Ну что ж, если это правда, то это явная попытка государственного переворота. Представим себе худший сценарий. Предположим, что президент вступил в сговор с русскими, совершил государственную измену и препятствовал правосудию. 25-я поправка просто не имеет к этому никакого отношения. Для этого существует статья об импичменте. 25-я поправка – это для случаев, подобных инсульту Вудро Вильсона. Или в президента стреляли, и он не в состоянии исполнять свои обязанности. Она не о принципиальных разногласиях, не о преступлениях, которые наказываются импичментом. Любое должностное лицо Министерства юстиции, которое хотя бы мельком упоминает 25-ю поправку применительно к президенту Трампу, совершает тяжкое посягательство на Конституцию.

А видный сенатор-республиканец Линдси Грэм обещает расследовать свидетельство Маккейба.

Если это правда, это один из самых значительных моментов американской истории. Исполняющий обязанности главы ФБР обсуждает с первым заместителем министра юстиции вопрос о смещении президента. Часть моей работы – надзор. У нас есть система сдержек и противовесов, и потому Конгресс следит за теми, кто следит за нами. Я постараюсь установить, кто присутствовал на этих совещаниях, поговорю с каждым из них и выясню, кто лжет, потому что кто-то тут лжет.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG