Доступность ссылки

Литературный чаир: третья антология конкурса «Крымский инжир»


Вышла третья антология в серии «Крымский инжир»

Третий «Крымский инжир» возрождает нетривиальное содержание и селекционную форму литературы украинцев и крымских татар

Вышла третья антология «Крымский инжир. Чаир». Это лучшие произведения участников уже третьего традиционного украинско-крымскотатарского литературного конкурса. В нем принимают участие 250 авторов фактически из всех регионов Украины, а также Турции, Финляндии, Германии и Грузии. Из Крыма в нем участвовали жители Симферополя, Бахчисарая, Керчи, Сак, Евпатории, Судака, Ички и Белогорска. Кроме прозы современных авторов, созданных на стыке украинской и крымскотатарской литератур, книга содержит разделы с переводами сочинений классиков Александра Довженко и Тараса Шевченко.

Сборник продолжает традицию публикации Инжирной речи, эксклюзивного мнения известных публицистов о главном в нашей жизни, по значению где-то приближающейся практически к традиции Нобелевской лекции. Эта традиция начиналась во втором сборнике Инжирой речью Наримана Джеляла, ныне арестованного российскими спецслужбами по фальсифицированному делу. Третью антологию украинско-крымскотатарской литературы предваряет Инжирная речь известной актрисы театра и кино Ады Роговцевой, связывающей смысловой нитью убеждения в силе, незаменимости и ценности языка для народа от времен Леси Украинки, Лины Костенко до современной ситуации.

Как пишет в предисловии к антологии один из основателей Инжирного конкурса и фестиваля Алим Алиев, третий сборник лучших произведений украинских и крымскотатарских авторов после двухлетней разобщенности из-за локдауна и пандемии ставит задачу возобновить, интенсифицировать украинско-крымскотатарский диалог, чтобы быть на одной ментальной волне и по форме и по содержанию. Уже пришло время, чтобы этот диалог вышел из нарративов стереотипных чебуреков и пахлавы, гор и моря, и перешел к более сложным темам, как взаимопроникновение культур, общие исторические победы, право на субъектность крымскотатарского народа и ценности, которые нас объединяют.

Вместе с тем, по мнению Алима Алиева, есть и другой трек – это крымскотатарско-крымскотатарский диалог, откровенный разговор тех кырымлы, которые живут в Крыму, с теми, которые нашли дом в Киеве, Львове или в Анкаре, Стамбуле. Между теми, кто совершает намаз пять раз в день, и теми, которые ходят в мечеть два раза в год, тех, которые читают самиздатные газеты, и тех, кто снимает видео для тик-ток. В таком диалоге, по его мнению, формируется новый общественный договор, который позволит вырвать крымскотатарский язык из пропасти, построить новую культуру без чрезмерной виктимизации, усилить и обновить национальные институции, начать вслух говорить о ранее табуированных проблемах и строить общую стратегию на будущее.

По правде говоря, в таком диалоге остро нуждается и народ Украины, в котором на фоне незыблемых исторических ценностей и работы по укреплению государственности, все еще бродят подброшенные врагом нарративы о «непереписывании истории», и «одном народе».

Нельзя не упомянуть и более свежий факт, который отражен в книге как бы по умолчанию. Тексты и переводы на крымскотатарский язык в книге публикуются частью на кирилице, частью на латинице. Той латинице, которая была присуща крымскотатарскому языку после отхода от арабской графики в 1928 году и до насильственного перевода его на кириллицу в 1939 году, и которая наиболее органично отражает его фонетические особенности. Решение об этом было принято в 1991 году вторым курултаем крымскотатарского народа и было подтверждено и развито в решениях органов народного самоуправления в 1991-93 годов. Сейчас Кабинет министров Украины принял решение о переводе алфавита крымскотатарского языка на латинскую графику. Как отметил министр реинтеграции оккупированных территорий Украины Алексей Резников, «крымскотатарский язык будет развиваться в большей гармонии с другими тюркскими языками, которые после 1991 года перешли или сейчас переходят на латинский алфавит».

«Я думаю, что мы заложим то основание, которое не даст исчезнуть крымскотатарскому языку, – сказал глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. – Буду ли я сам учиться? Нам всем придется учиться в большей или меньшей степени, поскольку здесь речь идет не только о знаниях, а о качестве знания языка. У нас единицы людей, которые могут не только разговаривать, но и писать грамотно на крымскотатарском языке. Когда крымские татары перейдут на латиницу, тогда они будут понимать и читать на одном языке с другими крымскими татарами, которые в основном проживают в Турции и Румынии... Без восстановления речи мы можем просто исчезнуть как нация».

Конкурс и фестиваль «Крымский инжир», а также издание уже трех антологий по его итогам играют большую роль в создании и налаживании крымской литературной инфраструктуры, которая органично вплетается в общеукраинское интеллектуальное пространство вместе с полуостровом, его жителями,

Возникает вопрос – почему чаир? Так назывался фруктовый сад в крымских лесах. Чаиры создавались в горных ущельях возле воды путем прививки садовых деревьев на дикие подвои. Их плоды в таком случае были крупнее, сочнее, ароматнее. Это была аграрная традиция кырымлы, которая прервалась из-за геноцида 1944 года, когда эта культура любви к земле была депортирована вместе с коренным народом. И теперь эта культура понемногу возрождается на полуострове, примерно так, как возрождается литературная традиция содружества двух языков, примером которой и служит этот конкурс, фестиваль и антология.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

Как и предыдущие сборники, третья книга содержит разделы прозы и стихов о Крыме на украинском и крымскотатарском языках, раздел переводов и раздел детской литературы о Крыме.

В книгу включены также специальные разделы «Свобода слова», в которых публикуются проза и стихи крымчан, незаконно осужденных российской властью. В третьем выпуске антологии публикуются проза Сервера Мустафаева «Земаневий юсуф медресеси», и стихи Вадима Сирука «Палаючі серця». В книге представлены стихи крымскотатарских поэтесс Алие Кендже-Али, Зульбие Саттаровой, Сейрана Ибрагима, Василе Менусмана.

Мухтар Мухтаров выполнил перевод на крымскотатарский язык поэмы Тараса Шевченко «Тополя», который, кстати, набран латиницей.

А Тимур Куртумеров и Мамуре Чабанова перевели отрывок повести Александра Довженко «Украина в огне».

Третья книга «Крымский инжир. Чаир» будет интересна тем читателям, которые интересуются историческими связями Украины с Крымом, изучающим крымскотатарский и украинский языки, да и вообще любителям современной литературы независимо от языка, поскольку в ней очень удобно пользоваться переводами, а сами сочинения имеют интересные сюжеты и написаны на изысканном как украинском, так и крымскотатарском, языках.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG