Доступность ссылки

«Это боевые отравляющие вещества, они не находятся в свободном обороте». Чем и как отравили Навального


Российский оппозиционный политик Алексей Навальный по-прежнему находится в коме. Окружение политика и врачи не комментируют его состояние. Зато это делает Кремль. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил 25 августа, что для начала расследования обстоятельств отравления Навального "должен быть повод". "Пока мы констатируем нахождение пациента в коме", – сказал Песков.

"Две основных версии – отравление в аэропорту и отравление в гостинице"

Главный редактор издания Insider Роман Доброхотов рассказал о том, что известно о веществе, которым был отравлен Алексей Навальный, и высказал предположение, как это могло произойти.

Роман Доброхотов – о том, чем и как мог быть отравлен Алексей Навальный
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:04 0:00

– Заявление Пескова о том, что расследовать нечего, и Володина о том, что отравление Навального, возможно, направлено против России. Как вы понимаете эти слова?

– Мы это слышим постоянно. Для Лукашенко митинги организуют за границей, для России – отравления организуют за границей. Никто ни в чем [никогда] не виноват – все дело в каких-то туристах или еще в ком-нибудь.

Но сейчас мы имеем достаточно много информации об этом яде. И эта информация, как я вижу, еще не опубликована, но мы уже знаем, что это не просто блокатор холинэстеразы, а именно боевые отравляющие вещества. Немцы это уже установили. Это не дихлофос, не какие-то толченые лекарства от Альцгеймера, а именно боевые вещества, которые не находятся в свободном обороте, которые не мог получить даже какой-нибудь Пригожин. Речь идет именно о российских спецслужбах. И сейчас остается только выяснить, какие именно [это спецслужбы].

С моей точки зрения, есть две основных версии – это отравление в аэропорту, поскольку уже за пару недель был забронирован этот рейс, и отравление в гостинице, поскольку, опять же, гостиница была заранее забронирована и там было несколько моментов, когда можно было это сделать. В частности, например, когда сдавалось белье в химчистку, еще несколько моментов, когда это можно было сделать незаметно.

Опять же, это мы, возможно, узнаем, если яд будет, например, найден на вещах, на одежде Навального, а в одежде, в которой он был в Омске, сейчас он в Германии. Если сейчас это удастся проанализировать и найти следы, то будут уже железные доказательства, которые будет очень сложно отрицать Кремлю.

– Но при этом с ним была его пресс-секретарь Кира Ярмыш. Она находилась в непосредственной близости с ним. Что это может быть за вещество, которое имеет настолько точечный эффект?

– Это примерно то же самое вещество, что и "Новичок", а, может быть, и сам "Новичок", поскольку он относится к веществам той же группы. И он может быть в разных видах: в виде жидкости, спрея, гелей. Но я бы сказал, что здесь наиболее вероятно что-то вроде спрея, как и было в Солсбери. Если вы помните, там был такой флакончик под видом духов Nina Ricci. Здесь могло быть нечто подобное.

Представьте себе, что Алексей сдал белье в химчистку, ему принесли в пакете, повесили на ручку двери, и любой человек, представитель спецслужб, проходя по этому коридору, где, насколько я понимаю, не было скрытых камер, мог спокойно прыснуть вещество, уйти оттуда. А поскольку, кроме Навального, никто им не пользовался, то вряд ли кто-то еще мог получить сильную дозу заражения. Хотя это достаточно опасная вещь: даже легкое прикосновение может иметь довольно большие последствия, как в случае с Кивелиди, например.

Патологоанатом, который вскрывал Кивелиди, через месяц после этого умер. Поэтому мы не можем знать, будут ли еще пострадавшие – это может произойти через несколько недель. Мы можем даже об этом не знать, что дозу отравляющего вещества получил кто-то другой.

"Любой врач-токсиколог мог поставить диагноз и хотя бы в минимальном объеме оказать помощь"

Исмаил Эфендиев, член Европейской ассоциации токсикологических центров и клинических токсикологов, кандидат медицинских наук, в эфире Настоящего Времени рассказал, какие выводы можно сделать из заявлений властей о состоянии политика, что можно сказать о веществе, которым, вероятно, был отравлен Навальный, как оно действует и на что влияет.

Врач-токсиколог – о веществе, которым, вероятно, был отравлен Навальный
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:59 0:00

– По тем данным, которые есть в свободном доступе, какие выводы можно сделать?

– Здесь мы видим все [такие] этапы, как гнев, отрицание и принятие. Если сначала говорили о том, что никакого отравления нет, а это гипогликемическое состояние и нарушение углеводного обмена. Следующий этап был, что да, какие-то вещества есть, но это, скорее всего, те медикаменты, которые были введены Алексею Навальному в больнице. Сегодня еще один этап, что да, он, может быть, отравился, но где произошло это отравление – в Берлине или где-то, – на этот вопрос ответить пока не можем.

Факт, что отравление, судя по всему, есть, и это отравление определенными веществами, которые блокируют в нашем организме фермент холинэстеразу, в результате чего происходит эта самая интоксикация, которая классифицируется как отравление веществами нервно-паралитического действия.

Здесь пока мы не знаем конкретное вещество, которое вызвало это отравление, но, судя по состоянию, по тем коммюнике, которые давались из больницы, это отравление тяжелой или даже крайне тяжелой степени. Пациент был интубирован, переведен на искусственную вентиляцию легких. Это значит, что вещество было токсичное и попало в его организм, непосредственно связанная с ним интоксикация развилась очень быстро.

– Если смотреть на те кадры, которые были опубликованы в самолете, то на них видно, что Навальный еще в сознании и он очень громко кричит. Могли бы вы рассказать, что в этот момент он мог ощущать?

– Этот крик не связан с физической болью. Это крик, будем говорить так, центральной нервной системы. Представьте себе, что яд начинает действовать и вы ощущаете, как вам тяжело дышать, что вы задыхаетесь, что у вас резко упал пульс, начались перебои в работе сердца. Естественно, это шок для нашей нервной системы, и этот крик – это крик о помощи. Это не связано ни с физической болью, ни с падением сахара. Когда у человека падает сахар, он покрывается холодным потом, он теряет сознание очень тихо. Здесь же именно это связано с интоксикационным поражением центральной нервной системы, вызванным применением этих веществ фосфорорганического ряда, которые блокируют действие холинэстеразы.

– За те двое суток, что Навальный был в омской больнице, и лечили его не от того, что у него на самом деле было, что с ним могло произойти, какие осложнения?

– К сожалению, мы точно не знаем, какой диагноз был поставлен Навальному в омской больнице, какие проводились лечебные мероприятия, но все-таки, исходя из того, что он выжил, и его благополучно транспортировали в Германию, нельзя говорить, что ему не оказывалась помощь или что оказанная помощь была неправильной.

Здесь такой момент, что токсикологическая лаборатория омской больницы проводила анализы, но не нашла конкретного отравляющего вещества. Связано это скорее с тем, что это отравляющее вещество не относится к группе гражданских веществ, а, возможно, относится к группе военной токсикологии, и в гражданской лаборатории его найти достаточно сложно. Но любой врач, имеющий опыт работы в токсикологии, – а в больнице Омска, я знаю, есть хорошие грамотные специалисты – без всякого дополнительного анализа, исключая только общее состояние больного, клинические симптомы отравления, а также снижение активности в крови холинэстеразы, – этого им достаточно для того, чтобы поставить диагноз и хотя бы в том минимальном объеме начать [оказывать] помощь.

Было сказано, что больному был сделан атропин, что является одним из антидотов. Я не знаю, пытались ли реактивировать холинэстеразу – это тоже очень важно: на раннем этапе при данных отравлениях вводить вещества, которые называются "оксимы", которые реактивируют активность этого фермента. Но их надо вводить на раннем этапе – на вторые и третьи сутки эти препараты уже неэффективны. Атропин также необходимо вводить в достаточно больших и поддерживающих дозах, чтобы вновь не развилось отравление. Говорить о том – правильно это было сделано или неправильно – будет возможно тогда, когда будет доступна общественности история болезни, анализы, листы назначений, карта наблюдения больного и так далее. Сейчас пока ни у кого этих данных нет.

– Исмаил, вы сказали, что военная токсикология. Речь идет о некоем яде, веществе, которое не находится в свободном доступе?

– Надо понимать, что все вещества, которые действуют на активность холинэстеразы, подразделяются на три большие категории. Это лекарственные препараты – допустим, физостигмин. Это те препараты, которые называются "препараты бытовой химии", – всем хорошо известный дихлофос. И это большая группа веществ, которые относятся к военной токсикологии, к боевым отравляющим веществам. Еще в советские годы были такие всем известные вещества, как табун, зарин, зоман, VХ и так далее. Мы знаем, что эти вещества применялись с криминальной целью отравления.

Предположим, в России в 90-е годы была попытка отравления известного банкира Кивелиди, так и за рубежом, например, недавнее убийство брата северокорейского лидера Ким Чен Ына в аэропорту Куала-Лумпура в Малайзии, где применялись эти вещества. Также в Солсбери – подозрение на отравление семьи Скрипалей. Все эти вещества относятся к той группе, которая называется "боевые отравляющие вещества". Гражданские специалисты с этими веществами сталкиваются очень редко, поэтому здесь, конечно, и возможности лабораторий, и возможности непосредственно специалистов [ограничены].

Определить, какое конкретно химически это вещество, очень сложно. Надо ждать ответ от химико-токсикологической лаборатории. Я знаю, что в клинике "Шарите" эти лаборатории очень хорошие. Я уверен, что в ближайшие дни немецкие коллеги озвучат, какое же вещество антихолинэстеразного действия в итоге привело к такому серьезному отравлению Алексея Навального.

– Какие могут быть осложнения и как скоро Алексей Навальный окажется в строю?

– В первую очередь надо понять, что же стало причиной отравления, потому что различие между этими веществами очень большое, несмотря на одинаковый механизм действия. Все связано с дезактивацией этого фермента холинэстеразы. В боевых отравляющих веществах – они поэтому и называются боевыми – они предназначены для того, чтобы убивать, то есть здесь инактивация фермента происходит чаще всего необратимо, поэтому у данных больных вероятность развития различных осложнений значительно больше в сравнении с теми, кто отравился веществами того же ряда, но применяемыми как бытовая химия.

Да, эти вещества, особенно фосфорорганические соединения, которые проходят метаболизм в печени, они повторно всасываются в кровь. Течение отравления очень часто бывает волнообразным. Врач видит улучшение состояния больного, а потом опять резкое ухудшение. Это может продолжаться на протяжении нескольких дней, если не недель. Все зависит [от того], как и на каком уровне удастся немецким специалистам восстановить активность холинэстеразы в крови, и от этого будет зависеть, насколько [сильно] будет поражение нервной системы и внутренних органов. Я думаю, что Алексей Навальный молодой человек, крепкий и здоровый. Его организм в итоге перенесет это отравление без каких-либо крайне тяжелых последствий для себя.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG