Доступность ссылки

«Основная причина – разгильдяйство»: что погубило подводную лодку и док в Севастополе


Иллюстрационное фото

В аннексированном Севастополе отбуксировали к причалу ранее затонувшую вместе с плавучим доком ПД-14 подводную лодку Б-380, сообщил временно исполняющий обязанности российского губернатора города Михаил Развожаев.

Ранее в отделе информационного обеспечения Черноморского флота России заявили, что эти единицы были выведены из состава флота и подлежали утилизации. О том, что стоит за этой аварией, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр рассказал Крым.Реалии, насколько опасна авария в Севастополе и чем она может быть вызвана.

Это не танкер затонул, ничего катастрофического не видно, просто будет какой-то ущерб
Павел Фельгенгауэр

– В общем-то все понятно: старое все, проржавело. Видимо, была разгерметизация плавдока, он и затонул. Сообщают, что он лег на дно, но поскольку там неглубоко, выступающая его часть торчит над водой – две высокие стенки, рубка, краны. Его, наверное, порежут на металлолом – больше с ним делать нечего, так же, как и с подводной лодкой. Там, правда, может быть разлив дизельного топлива, потому что на плавучем доке мощные двигатели. Там поставили на всякий случай боновое ограждение. Но это не танкер затонул, ничего катастрофического не видно, просто будет какой-то ущерб. Подобное постоянно происходит как в России, так и в других постсоветских странах, где просто бросают что-то и оно валяется. Здесь лодка и док принадлежали Черноморскому флоту, и это разгильдяйство, если честно. Денег нет, торчит, да и черт с ним – будут разбираться, только если затонет.

Павел Фельгенгауэр
Павел Фельгенгауэр

Украинский военный журналист, экс-спикер Генерального штаба Вооруженных сил Украины Владислав Селезнев не исключает, что Россия может использовать эту аварию в политических целях.

Основная причина – разгильдяйство
Владислав Селезнев

– Я хочу услышать версию Следственного комитета России: не исключено, что и здесь россияне будут искать «украинский след». Как по мне, основная причина – разгильдяйство. В последнее время с кораблями, стоящими на ремонте, регулярно случаются происшествия. Я бы сделал ставку на человеческий фактор. Что касается украинских кораблей в Донузлаве, требования к ремонту и обслуживанию такого рода техники очень жесткие и в плане регламента проведения работ, и их периодичности, и в плане привлечения специалистов. Безусловно, после пяти лет, в течение которых наши корабли находятся в плену у российских оккупационных властей в Крыму, их техническое состояние является критическим. Есть ли смысл впоследствии вкладывать в них средства в случае возврата, вопрос дискуссионный.

Владислав Селезнев
Владислав Селезнев

Руководитель военных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХI», бывший эксперт центра «Номос» в Севастополе Павел Лакийчук утверждает, что с затонувшей подлодкой была связана старая коррупционная схема на Черноморском флоте.

– Лодку Б-380 еще издавна на Черноморском флоте называли «сицилийской прачечной». С подачи экс-командующего Военно-морскими силами Игоря Касатонова была запущена схема отмывания бюджетных денег на ремонт и поддержание кораблей в боевой готовности. От 60% до 70% бюджета на судоремонт шло всего на две единицы: большой противолодочный корабль «Очаков», который «ремонтировался» 25 лет, и этот «Горьковский комсомолец». И док был старый, никому не нужный, и лодка была никому не нужна. Всегда можно было сказать: «Как эксплуатируется док?» – «В нем стоит лодка». «Как эксплуатируется лодка?» – «Она стоит в доке». В итоге наступила точка невозврата, и никто не знал, что с этим делать. Все последующее командование пыталось продержаться, чтобы не при нем они утонули.

Павел Лакийчук
Павел Лакийчук

В комментарии изданию URA.ru бывший командующий Черноморским флотом России, адмирал Владимир Комоедов раскритиковал нынешнее руководство флота:

«Одним словом, это бардак, потому что такого не должно происходить никогда – независимо ни от дня недели и ни от того, списан объект или нет. Люди, которые следят за всем этим, должны наблюдать за каждым объектом, тем более если речь идет о плавдоке. Причем это не зависит от того, в каком состоянии он находится, потому что даже списанный плавдок способен поднять подлодку».

Павел Лакийчук рассказывает свою версию того, почему в Севастополе затонули лодка и док.

– Это не только безалаберность, но жадность и воровство. Где-то в 2012-2013 году приняли решение исключить лодку из состава флота, потому что программу на ее так называемую модернизацию прикрыли, и отмывать деньги таким образом стало сложно. От шефства над ней отказался Нижний Новгород – это другая история отмывания денег через шефские связи, придуманная тогдашним мэром Москвы Юрием Лужковым. Док тоже списывали, но получилось так, что для его утилизации надо было вывести лодку. Чтобы утилизировать лодку, нужно было затопить док, но если это сделать, он уже никогда не поднимется. Вот такой заколдованный круг… В целом в судоремонтной сфере российского флота очень часто нарушаются правила техники безопасности. В результате происходят затопления, возгорания, гибель личного состава и работников.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG