Доступность ссылки

«Главное – что обмен возможен»: что стоит за шумом об обмене заключенными между Украиной и Россией


Иллюстрационное фото

Украина и Россия готовят обмен заключенными, однако точные списки людей, которые могут вернуться на родину, стороны не оглашают. Дата и время обмена также не называются. Среди потенциальных участников обмена оказались и удерживаемые Россией жители аннексированного Крыма, и захваченные ФСБ России в прошлом году украинские военные моряки.

Российское информационное агентство ТАСС 29 августа со ссылкой на свои источники сообщило, что украинского режиссера из Крыма Олега Сенцова, которого в России осудили за терроризм, перевезли из колонии в Лабытнанги в Москву. При этом адвокаты по состоянию на вечер 29 августа не подтвердили эту информацию. Ранее СМИ сообщали, что Россия и Украина договорились об обмене «33 на 33».

Руководитель программы USAID «Права человека в действии» Тарас Цимбривский полагает, что выводы о конкретном списке на обмен и его дате делать преждевременно.

Мы видим много сигналов с обеих сторон – это говорит о том, что ведется кулуарная работа в этом направлении. Стороны, возможно, приняли определенные решения, которые приблизят их к обмену – он может состояться в ближайшие дни
Тарас Цимбривский

– В целом, мне кажется, идет достаточно активная фаза, связанная с возможным обменом. Мы видим много сигналов с обеих сторон – это говорит о том, что ведется кулуарная работа в этом направлении. Стороны в целом, возможно, приняли определенные решения, которые приблизят их к обмену – он может состояться в ближайшие дни. Насколько это реалистично, сказать сложно, поскольку большая часть процесса носит закрытый характер. Мы постоянно видим разные цифры и не можем надлежащим образом их верифицировать. Для меня тут больше знаков вопроса, чем ответов. Но мне кажется, что мы уже близко к решению вопроса. Для меня странно выглядит, что украинские моряки, захваченные в прошлом году, также включены в процедуру обмена. В соответствии с решением Международного трибунала они подлежат безусловному освобождению.

По мнению Тараса Цимбривского, для украинской власти компромисс по освобождению моряков посредством обмена может быть следствием потребности во внешнеполитических успехах, а для российской – стремлением подогнать уже принятые решения в существующие механизмы.

Украинский медиаюрист, заместитель директора украинского Института массовой информации Роман Головенко рассуждает о деле бывшего главного редактора «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского, которого обвиняли в государственной измене за публикации в СМИ, а теперь, вероятно, готовятся обменять на Олега Сенцова.

Дело Вышинского не будет уже рассматриваться, если произойдет обмен
Роман Головенко

– Ему инкриминируется целый ряд публикаций, но, насколько я знаю, это не его авторские материалы – скорее статьи, которые он ставил на сайт как руководитель СМИ. Можно сказать, что это журналистская деятельность, но там не должно быть ксенофобии, призывов нарушать территориальную целостность и тому подобное. Кроме того, обвинение приводит факты, что у Вышинского были контакты с кремлевскими спецслужбами. Журналистская деятельность может быть и прикрытием для подрывной деятельности других государств. К сожалению, мы уже не сможем увидеть разбор этого вопроса в деталях, конкретные аргументы и так далее, поскольку дело не будет уже рассматриваться, если произойдет обмен. В принципе, высказывания о том, что Крым не должен быть Украиной, могут быть основанием трактовать это как посягательство на территориальную целостность. Но эта практика еще новая.

Украинский политолог, общественный деятель, публицист Константин Батозский считает, что российские власти, косвенно допуская освобождение Олега Сенцова, играют на улучшение своего международного имиджа.

Вплоть до самого момента, как самолет с нашими пленными коснется киевской земли, мы не можем быть уверенными вообще ни в чем – таков опыт сотрудничества со страной-агрессором
Константин Батозский

– Когда имеешь дело с Россией, верить нельзя ничему. Вплоть до самого момента, как самолет с нашими пленными коснется киевской земли, мы не можем быть уверенными вообще ни в чем – таков опыт сотрудничества со страной-агрессором. Наверное, появление в этом списке громких имен, вроде Романа Сущенко и Олега Сенцова, связано с международным давлением, которое оказывается на Россию. Видимо, под давление западных стран решили начать такой обмен, чтобы подчеркнуть миролюбивую природу России и ее способность идти на компромиссы. Но это не должно вводить нас в заблуждение: все будет сто раз меняться, сто раз будут говорить разное, все будет срываться… С их точки зрения, они вообще выдают преступников, для того чтобы те дальше тут отбывали наказание. Наша цель – показать, что эти люди не преступники, не нарушали законы, они военнопленные.

Российский юрист Марк Фейгин пытается выделить главное в разговорах вокруг обмена с обеих сторон.

Главное – что обмен возможен, абсолютно точно идут переговоры, речь идет о списочном обмене, и в этом смысле все комментаторы ни на что не влияют
Марк Фейгин

– Переговоры идут между высшими должностными лицами Украины и России, всей полнотой информации обладают только они, принимают решения только они. С одной стороны, конечно, люди комментируют от огромного желания, пытаются ускорить процесс. Нельзя исключать, что искусственно инспирируются эти обсуждения, поскольку из России некоторая противоречивая информация звучит, чтобы, возможно, попытаться изменить ситуацию в свою пользу или попытаться скрыть истинные намерения Москвы. Украине сложно скрывать намерения, здесь другая атмосфера. Поэтому стоит относиться к этим разговорам со здоровым скепсисом, критично, а с другой стороны, фильтровать информацию так, чтобы вычленить главное. Главное – что обмен возможен, абсолютно точно идут переговоры, речь идет о списочном обмене, и в этом смысле все комментаторы ни на что не влияют.

Марк Фейгин прогнозирует, что, поскольку проблема Крыма между Украиной и Россией не разрешена, она будет ключевым фактором в делах политзаключенных с российской стороны и в преследовании тех, кто так или иначе способствовал аннексии, с украинской. Адвокат также указывает на то, что освобождение крымских татар, осужденных или проходящих обвиняемыми по так называемым делам «Хизб ут-Тахрир», не стоит в повестке дня переговоров между двумя странами.

Дело Сенцова и Кольченко

Крымского режиссера Олега Сенцова и анархиста Александра Кольченко задержали представители российских спецслужб в Крыму в мае 2014 года по обвинению в организации терактов на полуострове. В августе 2015 года Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил Сенцова к 20 годам колонии строгого режима по обвинению в террористической деятельности на территории Крыма. Кольченко получил 10 лет колонии. Оба свою вину не признали.

Олег Сенцов отбывал наказание в городе Лабытнанги, на севере России. Александр Кольченко находился в колонии города Копейск, на Урале.

В прошлом году Сенцов голодал в течение 145 дней с требованием освободить всех украинских политзаключенных. После этого он «письменно согласился на прием пищи». Сенцов назвал это «вынужденной мерой из-за угрозы насильственного кормления». Amnesty International заявила, что принудительное кормление является пыткой. ​25 октября 2018 года Сенцову присудили премию Европарламента «За свободу мысли» имени Сахарова.

Правозащитный центр «Мемориал» внес Сенцова и Кольченко в список политзаключенных. Петицию на сайте Белого дома с призывом спасти осужденного в России Олега Сенцова подписали более 100 тысяч человек.

7 сентября 2019 года Сенцов и Кольченко были освобождены из российских колоний в результате большого обмена.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG