Доступность ссылки

«В «ополченцы» набирали кого попало»: что ждет «самооборону» Крыма


«Самооборона» Крыма в Симферополе

23 февраля в аннексированном Россией Крыму отмечали не только российский праздник День защитника отечества, но и годовщину создания «народного ополчения». 5 лет назад лидеры пророссийского движения в Крыму призвали желающих объединиться в защиту полуострова от угроз, которые якобы нависли после событий украинской Революции достоинства.

По информации крымских СМИ, 23 февраля 2014 года было создано 10 рот так называемой «самообороны» Крыма, 2 из них – казачьи, а всего в этих структурах участвовало более 2 тысяч человек. После формирования российских органов власти в Крыму «народное ополчение» превратилось в государственное казенное учреждение «Крымский штаб народного ополчения – народной дружины Республики Крым» и вошло в состав Службы по мобилизационной работе при российском правительстве Крыма.

Атаман «Крымского казачества» Сергей Акимов рассказывает, что представляли из себя отряды «самообороны» в 2014, а также чем от нее отличалось казачество.

В «ополченцы» набирали кого попало – из уголовников, из бомжей
Сергей Акимов

– Это была единая структура, ополчение модное было слово. От Минина и Пожарского пошло, что поднялся простой народ. Я думаю, что там не набралось бы даже 50% казаков, но не было такого, что казаки отдельно, «ополчение» отдельно. В основном костяком выступали казаки, а в «ополченцы» набирали кого попало – из уголовников, из бомжей. Нужно было какое-то количество людей, чтобы показать, что это просто обычный народ. Сначала их стали контролировать ребята, потом уже отсеяли, их не было. «Ополчение» и казачество разделились давно – там группа казаков осталась на руководящих должностях, а остальные все поуходили. Сейчас тех «ополченцев», которые были с 2014 года, остались единицы. В основном это люди, которые пришли за деньги, родственников туда притащили.

Сергей Акимов
Сергей Акимов

Касаясь истинной численности «народного ополчения» в Крыму, Сергей Акимов приводит довольно скромные оценки.

– Изначально заявляли, что 15 тысяч, но на самом не было такого количества никогда. Было 15 рот в Симферополе, это костяк, а в Алуште, Ялте самое большее было до 100 человек. Самая большая рота – 140 человек. Даже если представить, что их было в каждой роте по 200 человек, 15 рот – это 3 тысячи, хотя там не было столько. После референдума большая часть оттуда поуходила, пускай осталось 1,5 тысячи. В 2015-2016 годах кого-то убрали по здоровью, кто-то попадал на государственную службу, у кого-то с законом были проблемы. Я думаю, что по бумагам они проходят как 1,5 тысячи, потому что там деньги списываются, медали сейчас получают. Насколько я знаю, их осталось всего 337 человек, и их хотят передать в казачество.

Член Крымской правозащитной группы Александр Седов считает, что «самооборона» ответственна за многие преступления во время аннексии Крыма.

«Самооборону» использовали, чтобы разгонять активистов на проукраинских митингах, нападать на журналистов и на редакции, похищать, пытать и убивать людей
Александр Седов

– Это парамилитарное формирование, созданное исключительно для того, чтобы закрывать те места, где не могут принимать участие оккупационные Вооруженные силы России, и поскольку еще не были созданы новые силовые структуры. «Самооборону» использовали, чтобы разгонять активистов на проукраинских митингах, нападать на журналистов и на редакции, похищать, пытать и убивать людей. Очень показательна история Решата Аметова, которого на видео неизвестные люди в камуфляжной форме задерживают и усаживают в машину, причем номера видно. В дальнейшем их всех опознали как «самооборону», во время расследования их опрашивали, но в качестве свидетелей. То есть российские власти даже не планировали привлекать их к ответственности по делу, где человека запытали до смерти. Сейчас «ополчение» продолжают финансировать.

Александр Седов
Александр Седов

В конце января крымское издание «Примечания» написало о том, что российский глава Крыма Сергей Аксенов может полностью распустить «народное ополчение», а его функции передадут казакам. Официально и в российском правительстве, и в самом «ополчении» эту информацию не подтвердили, однако журналисты ссылаются на источники, которые рассказали, что к маю якобы планируется ликвидация отрядов. Первый вице-президент российского Центра политических технологий Алексей Макаркин рассуждает о причинах такого сценария.

– Главная проблема – не расходы бюджета. В сфере безопасности особо за расходами не следят, в отличие от гражданских проектов. В 2014 году эта «самооборона» представляла собой в значительной степени региональную инициативу. Это были те люди, выступившие против Украины, за Россию по идеологическим основаниям, по крайней мере основа. Сейчас сразу возникает несколько вопросов: многие из «самообороны» тогда рассчитывали не только на российский Крым, но и на то, что будет реализован проект «Новороссии», так что сейчас эти люди чувствуют себя довольно разочарованными. Кроме того, это были люди с негативным отношением к украинским чиновникам, взяткам, коррупции. У многих было представление, что рядом находится страна, где всего этого существенно меньше. Но прошло время, и реалии оказались иными. Потому «самооборона» может представлять собой проблему.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG