Доступность ссылки

Давид Вагнер: «Я был первым украинским солдатом, арестованным «зелеными человечками»


Солдат-контрактник, украинец немецкого происхождения Давид Вагнер в марте 2014 года был арестован российскими спецслужбами во время захвата Крыма. Вагнер на себе почувствовал «прекрасную русскую весну», увидел, как быстро офицеры Вооруженных сил Украины переходят на сторону России и как россияне захватывают украинские военные части, расположенные в АРК. Свою историю и то, что видел и чувствовал, Вагнер рассказывает Радіо Свобода.

‒ Я подписал контракт с Вооруженными силами Украины в 2013 году, командование отправило меня в «учебку» во Львов. В Крым я и еще несколько бойцов (нас было пятнадцать-шестнадцать) возвращались уже в марте 2014 года, когда там разворачивалась штурмовая операция спецслужб армии России. И мы частично стали свидетелями и участниками тех событий.

«Референдум» уже закончился, и российские «зеленые человечки» не прятали лиц

Я уже не помню точных дат, когда из Львова вернулся в Крым, это были двадцатые числа марта, «референдум» уже закончился, и российские «зеленые человечки» не прятали лиц.

‒ Значит, вы приехали в Крым ‒ что вы увидели?

‒ Мы вышли из поезда в Симферополе, и одними из первых, кого в городе встретили, были так называемые «казачки» ‒ они были настроены достаточно агрессивно, и с ними у меня произошел первый конфликт. Они к нам подошли и потребовали документы. Мы отказались показывать документы, потому что они отказались представиться и сказать, кто они и какое право имеют проверять документы у военнослужащих. Тогда дело дошло до словесного конфликта, назовем это так. Фактически, мы до конца не понимали, не осознавали того, что происходит в Крыму. Но если бы не семьи, приехавшие нашу группу встречать, мы могли бы пострадать от их агрессии.

Мы поняли, что эти «казаки» приехали из России

Интересно, что когда мы отошли от них, то они начали нам в спину «представляться», и мы быстро поняли, что эти «казаки» приехали из России. Они выкрикивали названия российских городов: Ростов-на-Дону, Краснодар... Я сразу, еще когда они на перроне к нам подошли, услышал акцент, крымчане на русском языке немного не так говорят, с другим акцентом. «Из за поребрика» «казаки» приехали ‒ так я себе сказал.

Давид Вагнер
Давид Вагнер

‒ Как вы добрались в расположение своей части?

‒ Я служил в части зенитно-ракетных войск на мысе Фиолент, из Симферополя я должен был еще ехать в Севастополь, а оттуда ‒ в часть. В то время в Севастополе настроения были «50 на 50»: половина города радушно встретила «возвращение в Россию», но среди второй половины были люди, понимавшие, насколько тесно Крым, Севастополь связаны экономически с Украиной, насколько зависит нормальное функционирование города от экономического оборота с Украиной. Но все также понимали, в обоих лагерях, что аннексия уже является фактом.

Самым страшным было то, что большинство командного состава, офицеры части уже перешли на сторону России, изменив присяге на верность народу Украины

Собственно, из Севастополя до Фиолента ехать минут 40, я быстро добрался места прохождения своей службы. И выяснил, что часть только что захвачена, во время захвата была расстреляна машина-радар (кажется, ее кто-то из «зеленых человечков» расстрелял из снайперской винтовки). Но самым страшным было то, что большинство командного состава, офицеры части уже перешли на сторону России, изменив присяге на верность народу Украины. Я сразу объяснил, что предавать Украину не собираюсь и хочу забрать свои вещи. А на КПП (контрольно-пропускной пункт входа-выхода с территории воинской части ‒ ред.) меня остановили военные, между собой говорили на русском языке с «чужим» акцентом.

‒ То есть это были россияне?

Я попытался прорваться на территорию части, началась драка, меня вытащили из КПП, за пределы территории части. Затем им удалось меня «вырубить»

‒ Да. Я в течение семи лет жил в России и знаю их русский язык, могу отличить акценты и говор разных российских регионов. Услышал московский акцент, воронежский говор. И вот эти люди меня остановили и отрезали мне путь к уходу, точнее, к выходу из части. Они начали меня расспрашивать, ‒ я начал задавать им свои вопросы. Они сначала растерялись даже не ожидали от рядового солдата каких-то вопросов. Думаю, они надеялись встретить офицера, не ожидали от солдата какие-то вопросы услышать.

Диалог у меня с россиянами не сложился, они отказались пропускать меня за вещами в казарму, я попытался пройти, они меня остановили и устроили допрос. Я попытался прорваться на территорию части, началась драка, меня вытащили из КПП, за пределы территории части. Затем им удалось меня «вырубить». В себя я пришел, со связанными руками и ногами, в каком-то подвале. Думаю, я был первым украинским солдатом, арестованным «зелеными человечками».

‒ Вас пытали, допрашивали?

Надели мешок на голову, бросили в машину и начали возить по всему Севастополю, из подвала в подвал

‒ Меня били, потому что стало понятно, что я простой солдат, а захватчикам же офицер был нужен. Что с солдата взять? Из подвала меня вывезли: надели мешок на голову, бросили в машину и начали возить по всему Севастополю, из подвала в подвал, я бы так сказал. Водили на «собачьей удавке» ‒ длинной деревянной палке с кольцом. Расспрашивали мои данные и предлагали перейти на сторону России. Я отказался. Со мной общались российские офицеры, из ФСБ, я думаю.

Меня удивляет, что до сих пор в Украине есть люди, уверенные, что россиян в аннексированном Крыму и на оккупированной части Донбасса нет. Я этим согражданам хочу сказать: нет, есть россияне, и там, и там, есть офицеры российские, военной разведки и спецслужб. То, как проворно работали эти люди, как быстро они организовали работу своих штабов, свидетельствует об их профессионализме и обучении.

‒ Как вам удалось освободиться?

‒ Россиянам не нужны были солдаты, а нужны были офицеры, так я понял тогдашнюю ситуацию. Меня привезли на берег моря, и я уже с жизнью прощался. Рассуждал, что они меня застрелят и тело сбросят в море, просто утопят. Вдруг у одного из конвоиров зазвонил телефон (кстати, телефоны у всех были дешевые, так называемые одноразовые), он послушал и приказал меня отпустить. Этот конвоир, когда меня возили, сапог на моей шее держал.

Давид Вагнер, солдат-контрактник ВСУ
Давид Вагнер, солдат-контрактник ВСУ
Украина ‒ это страна уникальных возможностей, смотрите, мы и воюем, защищаем Отечество, и при этом находим ресурсы для развития

Меня привезли на вокзал, выбросили из машины и приказали 5 минут не оборачиваться, пока машина не отъедет. Так я и сделал, а потом вокруг оглянулся ‒ стоят севастопольцы: люди старшего возраста, мужчины среднего возраста, патруль полицейский стоит. Какая-то бабка начала плевать мне в лицо. На вокзал пошел, умылся, кровь смыл в комнате отдыха, забрал вещи, которые в камере хранения оставил перед поездкой в воинскую часть.

С переездом на материковую Украину помогли волонтеры, уже после того, как меня подлечили в госпитале в Севастополе. На моих глазах госпиталь, еще вчера украинский, стал российским. Российская военная техника во дворе была поставлена.

‒ Где вы служите теперь?

‒ Я из Крыма приехал домой, в Мелитополь, оттуда поехал в Киев, чтобы выяснить, где буду проходить военную службу в дальнейшем. Служил в одной из боевых частей, а недавно перевелся служить в часть «домашнюю», мелитопольскую. Иногда иду по городу, смотрю вокруг и вижу, как город меняется к лучшему. Украина ‒ это страна уникальных возможностей, смотрите, мы и воюем, защищаем Отечество, и при этом находим ресурсы для развития. За такую страну стоит бороться!

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG