Доступность ссылки

«Один из первых, кто не побоялся». Россия преследует крымского гражданского журналиста


Нариман Мемедеминов

В Северо-Кавказском окружном военном суде российского Ростова-на-Дону по делу крымскотатарского гражданского журналиста Наримана Мемедеминова 16 июля допросили двоих оперативных сотрудников крымского управления ФСБ России. Один из них, Александр Кожемяков, заявил, что Мемедеминов якобы «собирал возле судебных зданий сторонников организации «Хизб ут-Тахрир» и пытался препятствовать судебным рассмотрениям».

Российские власти обвиняют гражданского журналиста в участии в запрещенной в соседней с Крымом России организации Хизб-ут-Тахрир. Поводом для преследования стали два ролика на YouTube, сделанные еще до 2014 года. Ранее, выступая в суде, Нариман Мемедеминов заявил, что следствие отказывается признавать его гражданином Украины и преследует по национальному, религиозному и профессиональному признакам.

Крымский адвокат Эдем Семедляев полагает, что ролики в Интернете стали лишь формальным поводом для преследования Наримана Мемедеминова.

Эдем Семедляев
Эдем Семедляев
Он гражданский журналист, блогер, стример, один из первых, кто не побоялся и начал приходить на суды в отношении крымских татар
Эдем Семедляев

– Основной причиной, почему в отношении Наримана возбудили уголовное дело, как считает он сам и защита, является, конечно же, его активная гражданская позиция, его деятельность. Он гражданский журналист, блогер, стример, то есть, он один из первых, кто не побоялся и начал приходить на суды в отношении крымских татар, освещать данные события. На тот момент – это 2014-2015 годы – для спецслужб это было болезненно, так как стояла задача зачистить все информационное поле в Крыму, что они успешно и делали, когда проводили обыски у профессиональных журналистов, которые пытались писать правду о происходящем в Крыму. Потом начали появляться гражданские журналисты, которые также освещали эти события. Так что нашли зацепку и состряпали уголовное дело.

Эдем Семедляев отмечает, что в Ростове-на-Дону Наримана Мемедеминова перевели из общей камеры в спецблок.

– Держат его там, потому что Нариман активно ведет свою защиту, он не согласился с навязанными обвинениями – статьей террористической направленности, то есть, публичные призывы к осуществлению террористической деятельности либо публичное оправдание терроризма. Только с этим связан его перевод в спецблок.

Жена арестованного Наримана Мемедеминова Лемара Мемедеминова вспоминает, как российские силовики дважды приходили в их дом с обысками.

Лемара Мемедеминова
Лемара Мемедеминова
Через пару секунд после того, как Нариман вышел, он уже лежал на полу. Сразу надели на него наручники, два сотрудника сидели на нем и держали
Лемара Мемедеминова

– Во время обыска 22 марта 2018 года они вели себя очень грубо – перелезли через ворота и сразу начали выламывать дверь. Не было ни крика, ничего, тут же через пару секунд после того, как Нариман вышел, он уже лежал на полу. Сразу надели на него наручники, два сотрудника сидели на нем и держали. Не было возможности ни позвонить адвокату, ничего абсолютно. Во время предыдущего обыска 11 февраля 2016 года, сотрудники вели себя очень культурно, постучали в ворота. Тогда произошел такой инцидент – была попытка подбросить книги. Я увидела это и начала кричать – тогда это быстренько все они урегулировали, как будто ничего не было. Не получилось… Если ты активист, если ты гражданский журналист в Крыму, надо понимать, что ты постоянно находишься в поле зрения. Можно считать обыск в 2016 году официальным предупреждением.

По словам Лемары Мемедеминовой, в заключении у ее мужа начались проблемы со здоровьем, и на 14 марта 2019 года была назначена операция.

Нариману сделали операцию, и он две недели находился в больнице, потому что долго заживала рана
Лемара Мемедеминова

– Мы очень сильно на это надеялись, потому что состояние здоровья постоянно ухудшалось. Но 14 марта нам сказали, что назначено два судебных заседания. Одно он отсидел, а на второе написал ходатайство о том, что должен отсутствовать, поскольку ему нужно сделать операцию. После этого Наримана увезли в СИЗО, хотя мы ждали его в больнице. Спасибо всем людям, которые помогли и сделали все возможное, чтобы ускорить этот процесс. В итоге Нариману сделали операцию, и он две недели находился в больнице, потому что долго заживала рана послеоперационная. Когда его забрали назад в СИЗО, там его даже не осмотрели, и он все это время делал перевязки сам, принимал все лекарства.

Украинский журналист Тарас Ибрагимов в эфире Радио Крым.Реалии рассказал о том, каким ему запомнился Нариман Мемедеминов до ареста:

Тарас Ибрагимов
Тарас Ибрагимов

«Это такой интеллигентный человек в очках, очень вежливый. Когда мы с ним пересекались под судами или проводили рабочие встречи, он постоянно интересовался журналистикой, спрашивал, как писать новости, как более правильно вести трансляции, просто технические вопросы. Он пытался делать свою работу лучше. Мы привыкли называть это гражданской журналистикой, но для меня он журналист-самоучка, журналист по призванию. Нариман – один из первых, кто начинал стрим-трансляции из-под судов, в том числе по «делам Хизб ут-Тахрир». Еще не было «Крымской солидарности» – он был одним из первых, кто запустил, у кого возникла идея создать это сообщество в Фейсбуке, которое освещало бы эти процессы. В «Крымской солидарности» он отвечал за медийную составляющую – новости писал, проводил трансляции. По факту это та работа, за которую его и преследуют».

Координатор российского полевого правозащитного центра в Крыму Александра Крыленкова считает, что российское следствие не признает украинское гражданство Наримана Мемедеминова по конкретным причинам.

Александра Крыленкова
Александра Крыленкова

– Наличие у человека иностранного гражданства подразумевает, что он имеет право на визиты консула, подавать на отбывание наказания на родине и многие другие вещи. Если в деле не указано украинское гражданство, человек всех этих прав не имеет: и у следователя, и суда намного меньше проблем. Вторая сторона – политическая, поскольку они стараются в принципе не признавать за крымчанами право иметь украинское гражданство и априори считать их гражданами России.

Заместитель начальника отдела прокуратуры Автономной Республики Крым Кирилл Копийка напоминает, что уже 23 марта 2018 года ведомство в связи с обыском и арестом Мемедеминова возбудило уголовное дело по фактам незаконного лишения свободы и незаконного проникновения в жилище.

На сегодня есть более 20 эпизодов незаконного преследования журналистов в Крыму. Все эти факты исследуются
Кирилл Копийка

– Сейчас досудебное расследование в данном деле продолжается, на данный момент не сообщили о подозрении никому, в связи с тем, что эти лица устанавливаются. Когда будут установлены все лица, причастные к правонарушениям против Наримана Мемедеминова, уголовное дело обязательно направят в суд. Что до судебных процессов над крымскими активистами, данная категория нарушений рассматривается в рамках дел о нарушении права на справедливый суд. Если лицам незаконно отказывает в удовлетворении их ходатайств, если нарушаются другие их права, то мы рассматриваем это именно так. Мы получаем всю эту информацию, благодаря кропотливой работе общественных организаций, адвокатов, связи с близкими родственниками и так далее. На сегодня есть более 20 эпизодов незаконного преследования журналистов в Крыму. Все эти факты исследуются.

Глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко указывает на то, что в таких делах украинских журналистов поддерживают в международных организациях.

Сергей Томиленко
Сергей Томиленко
На уровне Европейской федерации журналистов есть однозначная поддержка гражданских журналистов, которых преследуют в Крыму
Сергей Томиленко

– На уровне Европейской федерации журналистов есть однозначная поддержка гражданских журналистов, которых в Крыму преследуют. Усилия нашего союза поддерживаются тем, что конгресс этой федерации, прошедший в мае в Таллинне, принял официальное заявление про солидарность с журналистами, которые преследуются в России, Россией и на оккупированных территориях. Отдельно уделили внимание солидарности с нашими коллегами, в частности, с Нариманом Мемедеминовым и другими гражданскими журналистами, которые выступают в Крыму единственным источником свободной информации.

Сергей Томиленко напоминает также о преследовании украинского журналиста Николая Семены, которого в Крыму в 2017 году приговорили к двум с половиной годам условного срока, с запретом на публичную деятельность на три года за статью об аннексированном Крыме, где суд усмотрел «призывы к нарушению территориальной целостности России».

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG