Доступность ссылки

«Надели на голову мешок, били током»: крымский экс-депутат добивается наказания за пытки в ФСБ


Павел Степанченко

Бывший оппозиционный депутат подконтрольного России Алуштинского горсовета Павел Степанченко, обвиненный в вымогательстве, утверждает, что его пытали сотрудники ФСБ России. Около трех лет он писал жалобы в силовые структуры, но те отказывались расследовать действия сотрудников спецслужб. Освободившись из СИЗО, Степанченко пытается через суд привлечь к ответственности тех, кто его пытал. После подачи иска он получил «предупреждение» от неизвестных. Подробнее об этом читайте в материале Крым.Реалии.

Павел Степанченко утверждает, что прошел через пытки 4 октября 2016 года. В руки силовиков он попал во время задержания в алуштинском кафе в рамках «дела о вымогательстве» средств у представителя «Единой России» за неразглашение компрометирующих сведений.

В тот же день задержали журналиста местного издания «Твоя газета» Алексея Назимова и оператора издания Андрея Облезова. Последний пошел на сделку со следствием и получил условный срок. Степанченко и Назимов вину не признали, после приговора суда она провели в СИЗО более трех лет.

Редактор издания «Твоя газета» Алексей Назимов и экс-депутат российского Алуштинского горсовета Павел Степанченко в суде, архивное фото
Редактор издания «Твоя газета» Алексей Назимов и экс-депутат российского Алуштинского горсовета Павел Степанченко в суде, архивное фото

Павел Степанченко вышел на свободу 3 октября 2019 года. Алексея Назимова освободили через месяц – 1 ноября 2019 года. Недавно он выехал из Крыма и находится на материковой части Украины.
Степанченко остается в Алуште и добивается привлечения к ответственности представителей ФСБ России, которые, по его словам, применяли к нему моральное и физическое насилие.

«Нанесли побои, поместили в подвал»

Находясь в СИЗО, Павел Степанченко подал жалобы в российские надзорные ведомства, в которых просил провести расследование по факту своего незаконного удерживания в алуштинском отделе ФСБ России в 2016 году. Но только после освобождения смог ознакомиться с полным пакетом материалов проверок по своим заявлениям – у военного следователя Следкома России.

Он выяснил, что на жалобы приходили ответы, которые противоречили друг другу: силовики сначала отрицали факт его удерживания, а затем писали, что он находился в ФСБ «по собственной инициативе». В течение трех лет расследование так и не продвинулось. Экс-депутату несколько раз отказывали в возбуждении уголовного дела. А попытки обжаловать их оказались безрезультатными.

«После освобождения из СИЗО я ознакомился с материалами проверок по моему заявлению. И они повергли меня в шок. Вместо того, чтобы возбудить уголовное дело в отношении сотрудников ФСБ за незаконное удержание и давление, правоохранительные органы всячески сглаживали этот вопрос и уходили от рассмотрения этого дела», – говорит он.

После очередного отказа в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ФСБ, Павел Степанченко обратился в подконтрольный России Крымский военный гарнизонный суд. В иске говорится, что 4 октября 2016 года Степанченко был задержан сотрудниками ФСБ, который «нанесли ему многочисленные побои». После этого они поместили его «в подвальное помещение отдела ФСБ в Алуште, где незаконно удерживали в течение суток».

«Меня били током»

Павел Степанченко рассказывает, что после задержания над ним издевались в местном отделе ФСБ, требуя сотрудничества и признания вины.

Меня били током. После этого бросили на пол и закрыли двери
Павел Степанченко

«Меня сутки без протокола держали в застенках. Это было какое-то помещение без окон в здании ФСБ Алушты. Когда меня перевозили, надели на голову мешок и били. В ФСБ сотрудник ФСБ схватил меня за кадык и дергал. Другие снимали это на видео. Меня били током. После этого бросили на пол и закрыли двери. Я там был до 20 часов следующего дня. Лежал на холодном бетонном полу, меня не выпускали в туалет», – рассказал он Крым.Реалии.

Впоследствии Павлу Степанченко удалось найти документы, которые он использовал в жалобах для доказательства своего незаконного удержания в ФСБ.

В частности, в рапорте старшего следователя следственного отдела Алушты крымского управления Следкома России Алексея Скорина указано, что экс-депутат был задержан в Алуште 4 октября 2016 года в 15:18 часов.

А в протоколе задержания говорится, что это произошло в 22:06 5 октября.

«Эти два документа, подписанные следователем, как раз и говорят о том, что где-то я сутки все-таки был», – говорит он.

«Никто не берется судить этих оборотней в погонах»

Впервые с жалобой на действия сотрудников ФСБ Павел Степанченко обратился 24 января 2017 года, еще находясь в СИЗО. Он направил документ в военный следственный отдел Следкома России с просьбой привлечь сотрудников крымского управления российской ФСБ, причастных к его задержанию, к ответственности по части 3 статьи 286 Уголовного кодекса России (превышение должностных полномочий).

По словам Степанченко, тогда в операции участвовали более десятка силовиков в форме в надписью «ФСБ», но без других опознавательных знаков. По подписям в протоколах экс-депутату затем удалось идентифицировать сотрудника крымского управления ФСБ Александра Ляха, который проводил операцию в Алуште 4 октября 2016 года.
Он фигурирует в списке бывших сотрудников СБУ, который в 2014 году перешли на службу в ФСБ. По данным СБУ, Александр Лях занимал должность старшего оперуполномоченного главном отделе по борьбе с коррупцией и организованной преступностью крымского главка СБУ.

Павел Степанченко в Алуштинском городском суде, март 2017 года
Павел Степанченко в Алуштинском городском суде, март 2017 года

В возбуждении уголовного дела Павлу Степанченко отказали «в связи с отсутствием состава преступления». К такому выводу следователи пришли, в том числе, и на основании ответа из ФСБ.

В июле 2018 года начальник отдела ФСБ России в Алуште Андрей Павлов сообщил, что «не располагает сведениями о посещении отдела ФСБ лицом с указанными установочными данными (Павлом Степанченко – КР) в период с 4 по 6 октября 2016 года».

Павел Степанченко обжаловал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и добился того, что в апреле 2019 года оно было отменено. В августе 2019 года материалы проверки направили на дополнительную проверку. Однако после нее Степанченко вновь получил отказ в возбуждении уголовного дела.

У нас сотрудники ФСБ – что, неприкасаемые?
Павел Степанченко

«Из всего видно, что те органы, которые обязаны контролировать действия сотрудников ФСБ, пытаются сгладить эту ситуацию. У нас сотрудники ФСБ – что, неприкасаемые? Есть явные доказательства того, что я сутки был в подвале. Что еще надо для возбуждения уголовного дела? О каких правах можно говорить в Крыму?», – говорит он.

Экс-депутат считает, что все отказы, которые он получил, связаны с нежеланием силовых ведомств связываться с ФСБ.

Они считаются элитой, одной из опор нынешней власти в России. Неприкасаемые
Павел Степанченко

«Я понимаю тенденцию: одно дело – возбудить уголовное дело в отношении обычных полицейских, а другое – в отношении сотрудников ФСБ. Я с 2014 года не знаю в Крыму ни одного уголовного дела в отношении них. Не говоря уже о том, чтобы довести это дело до логического конца. Потому что они считаются элитой, одной из опор нынешней власти в России. Неприкасаемые. Поэтому никто не берется судить этих оборотней в погонах», – отметил Степанченко.

Комментариев крымского главка ФСБ России по поводу претензий Павла Степанченко Крым.Реалии получить не удалось.

«Три амбала сказали быть осторожным»

Павел Степанченко решил добиваться справедливости в подконтрольном России Крымском военном гарнизонном суде. Он требует отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по своей жалобе к военному следственному комитету Следкома России, обязать ведомство возбудить уголовное дело и передать материалы новому следователю.

По его словам, после того как экс-депутат обратился в суд, неизвестные люди передали ему «предупреждение».

При выходе с набережной какие-то три амбала преградили мне дорогу
Павел Степанченко

«28 декабря (2019 года – КР) я спешил на почту. Шел в Ялте на главпочтамт. По дороге заметил «Мерседес», из которого какой-то бугай мне сказал: «Будь осторожен!». Я сначала подумал, что это сказано не мне. Пошел дальше, но «Мерседес» снова подъехал ко мне, и тот же человек повторил: «Ты что, меня не понял?». Я зашел на почту. А когда вышел, то при выходе с набережной какие-то три амбала преградили мне дорогу и сказали что-то в таком духе: «Будь аккуратен, тише едешь – дальше будешь». Не знаю, связано ли это с моими жалобами на ФСБ, но какие еще могут быть поводы, мне не понятно. Я сейчас ничем в городе не занимаюсь, нахожусь, в основном, дома», – рассказал он.

Предварительное заседание суда по иску Павла Степанченко состоялось 21 января. Рассматривать иск суд начнет с 29 января. Справедливым Павел Степанченко считает возбуждение уголовного дела по своим жалобам и публичные извинения от ФСБ за своих сотрудников. В дальнейшем он планирует обратиться по этому делу в Европейский суд по правам человека, куда он уже подал четыре жалобы.

«Это единая корпорация, где своих не выдают»

Российский адвокат международной правозащитной группы «Агора» Алексей Ладин утверждает, что в нынешних реалиях добиться положительного решения по иску в ЕСПЧ более перспективно, чем привлечь к реальной ответственности российских силовиков.

Алексей Ладин
Алексей Ладин
К сожалению, силовые и надзорные органы – это такая единая корпорация, где своих не выдают
Алексей Ладин

«Не только в крымских, но в российских реалиях сотрудников силовых органов, а тем более ФСБ, проблематично привлечь к какой-нибудь ответственности. На практике получается так, что даже на очевидные доказательства суды и надзорные органы закрывают глаза. Я считаю, что, к сожалению, силовые и надзорные органы – это такая единая корпорация, где своих не выдают», – говорит он.

Алексей Ладин ранее пытался привлечь к ответственности сотрудников ФСБ, которые пытали его бывшего подзащитного Исмаила Рамазанова из Симферопольского района, которого в 2018 году обвинили в «призывах к возбуждению вражды и ненависти в отношении социальной группы русских». Однако адвокату несколько раз отказывали в возбуждении уголовного дела. Аналогичная ситуация была и в других случаях, когда адвокаты пытались защитить своих подзащитных.

Председатель российской межрегиональной общественной организации «Комитет по предотвращению пыток» Игорь Каляпин утверждает, что привлечение к ответственности силовиков в России – это «крайне сложная и длительная процедура».

Игорь Каляпин
Игорь Каляпин
В России добиться эффективного расследования в отношении любого силовика чрезвычайно сложно
Игорь Каляпин

«В России добиться эффективного расследования в отношении любого силовика чрезвычайно сложно. Я вполне допускаю, что в отношении ФСБшников это еще сложнее. Хотя, насколько я знаю, военные следственные отделы, которые ведут надзор по ним, работают несколько лучше, чем обычный гражданский Следственный комитет. Это связано с тем, что у нас большинство силовиков законно работать не умеют и не хотят. Если их начать за это сажать, тогда дела, в которых они фигурируют, будут рассыпаться и наступит крах всей этой системы», – пояснил он Крым.Реалии.

Каляпин отмечает, что решения ЕСПЧ «не имеют отношения к восстановлению справедливости», поскольку выплата компенсаций по ним «никак не затрагивает силовиков, причастных к пыткам». В то время, как большинство пострадавших, которые обращаются в организацию за защитой, хотят тюремного заключения силовиков.

По данным Игоря Каляпина, за 15 лет деятельности «Комитета по предотвращению пыток» ее представителям удалось довести до суда 80 дел о пытках. Обвинительные заключения по ним вынесены в отношении 150 сотрудников силовых структур России. В некоторых случаях на это понадобилось почти десятилетие.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG