Доступность ссылки

В ЕСПЧ через крымский изолятор: почему фигурант дела «алуштинских вымогателей» остается за решеткой


Депутат российского горсовета Алушты Павел Степанченко, осужденный подконтрольным Кремлю крымским судом по делу «алуштинских вымогателей», продолжает находиться в изоляторе, несмотря на истекший срок наказания. Его адвокат говорит, что подобное случается в российской практике крайне редко. Почему депутат не может выйти на свободу, читайте в материале Крым.Реалии.

Павел Степанченко находится в СИЗО Симферополя с 4 октября 2016 года, когда его вместе с журналистом алуштинской «Твоей газеты» Алексеем Назимовым и оператором Андреем Облезовым задержали в Алуште по обвинению в вымогательстве. Периодически депутата и журналиста доставляют в изолятор временного содержания Алушты. Андрей Облезов с первых дней находился под домашним арестом.

В ноябре прошлого года подконтрольный Кремлю Алуштинский городской суд признал всех троих виновными в вымогательстве и посредничестве в вымогательстве 150 тысяч рублей у представителя местной организации «Единой России» за нераспространение порочащих сведений о деятельности функционеров партии. Алексея Назимова приговорили к 4 годам и 7 месяцам в колонии общего режима, Павла Степанченко – к 3 годам и 9 месяцам, а Андрея Облезова – к 3 годам условного заключения с двухлетним испытательным сроком.

Павел Степанченко и Алексей Назимов вину не признали и пытаются обжаловать приговоры в апелляционной инстанции. Но пока продолжались следствие и судебные разбирательства, период нахождения Павла Степанченко под стражей истек. Депутат должен был выйти на свободу еще в апреле, но остается в стенах изолятора до сих пор.

Журналист Алексей Назимов (п) и депутат горсовета Алушты Павел Степанченко
Журналист Алексей Назимов (п) и депутат горсовета Алушты Павел Степанченко

«Это исключительно искусственное затягивание»

Согласно российскому законодательству, депутату придется оставаться в изоляторе, пока апелляционная инстанция не отменит или не подтвердит его приговор. Еще один вариант – смена меры пресечения, которой намерен добиваться адвокат депутата Андрей Логинов.

Сам Степанченко считает себя «заложником российской судебной системы и ее отдельных представителей», но забирать апелляционную жалобу не намерен.

«Согласно незаконному приговору, вынесенному 22 ноября 2018 года Алуштинским городским судом, я должен был выйти на свободу из СИЗО 5 апреля 2019 года. Однако с помощью российской судебной системы меня упорно продолжают удерживать за решеткой, мотивируя тем, что не рассмотрена апелляционная жалоба на приговор. Уже более четырех месяцев судья «волокитит» с ознакомлением материалов судебных заседаний, тем самым препятствуя подаче и рассмотрению апелляционной жалобы. Вот вам наглядный пример «справедливой» российской судебной системы», – заявил он Крым.Реалии, передав свою позицию через родных.

Павел Степанченко (слева)
Павел Степанченко (слева)

Сколько еще Павлу Степанченко придется находиться в СИЗО, точно сказать сложно. Апелляционную жалобу на приговор он подал еще в декабре прошлого года, но в подконтрольном России Верховном суде Крыма до сих пор не назначили дату ее рассмотрения. По информации Андрея Логинова, жалобу Павла Степанченко зарегистрировали в апелляционной инстанции только 31 мая. И теперь на основании этого он намерен ходатайствовать о смене меры пресечения своему подзащитному.

«На сегодняшний день еще нет данных о назначении слушаний, но есть информация, что в пятницу (31 мая – КР) дело поступило в апелляционный суд. Как только я увижу подтверждение того, что оно уже отписано судье, сразу готовлю ходатайство о смене меры пресечения. Другое дело – когда оно будет рассмотрено. Это уже не от меня зависит», – сообщил он Крым.Реалии.

По словам адвоката, если ходатайство о смене меры пресечения не удовлетворят, депутату придется пробыть в изоляторе еще как минимум два месяца, пока дело будет рассматриваться в апелляционной инстанции.

Суд должен был в разумные сроки направить дело в апелляционную инстанцию, но этого сделано не было
Андрей Логинов

«Это исключительно искусственное затягивание дела. Такие случаи, как с Павлом Степанченко (когда осужденный вынужден пересиживать срок наказания в местах лишения свободы – КР), крайне редки. Когда выносился приговор и назначался срок наказания, должны были учитывать, что будет апелляция и что до апреля срок (отбывания наказания Павлом Степанченко – КР) истечет. Суд должен был в разумные сроки направить дело в апелляционную инстанцию, но этого сделано не было», – пояснил Андрей Логинов.

«Вынужден под видеонаблюдением с таза купаться»

Находясь в изоляторе, Павел Степанченко жалуется на «пыточные условия», из-за которых он вынужден «мыться в тазике на нарах». В мае он подал жалобу в подконтрольную России прокуратуру Крыма, в которой утверждает, что в течение месяца его лишили возможности мыться в душе.

«Из ИВС Алушты меня этапировали в СИЗО на выходные, при том, что согласно распорядку дня лиц, содержащихся в ИВС, помывка в душе осуществляется в субботу, в воскресенье. Соответственно, душ на ИВС Алушты я пропускал по независящим от меня обстоятельствам, а в СИЗО банный день, пятницу, также пропускал. Около месяца мои ежедневные просьбы сотрудники ИВС Алушты игнорировали. Мне разрешили набрать таз воды на кухне (в камере отсутствует горячая вода), на мой вопрос, где мне помыться, посоветовали в туалете, я, естественно, отказался. В результате я был вынужден раздеться в центре камеры под видеонаблюдением, залезть на нару и на наре с таза купаться! Я сообщил о нарушении моих прав ответственному лицу ОМВД и попросил предоставить мне помывку в душе для поддержания гигиены, однако никто мне ее так и не предоставил, пытки продолжились», – утверждает Степанченко.

Павел Степаченко (архивное фото)
Павел Степаченко (архивное фото)

Депутат утверждает, что сотрудники ИВС объяснили такие меры тем, что он «сообщает в суде о нарушениях условий содержания». Поэтому депутат просит прокуратуру привлечь к ответственности должностных лиц изолятора.

Сестра Павла Степанченко Татьяна Капралова подтверждает его слова о предвзятом отношении к нему со стороны работников алуштинского изолятора.

Сколько тянулось все в алуштинском суде, столько над ним издеваются в изоляторе
Татьяна Капралова

«Павел неоднократно в суде говорил, что именно в алуштинском изоляторе к нему относятся негативно. И жалобы писал постоянно. Я считаю, что эти заявления объективны. Потому что все это дело о вымогательстве пошло из Алушты, и здесь к Павлу как было такое отношение (у работников изолятора – КР) предвзятое, так и осталось. Сколько тянулось все в алуштинском суде, столько над ним издеваются в изоляторе», – заявила она Крым.Реалии.

В мае Павел Степанченко подал в прокуратуру еще одну жалобу, в которой заявил, что в ИВС Алушты ему отказываются предоставлять медицинскую помощь. Депутат жалуется на острую зубную боль и неприятные последствия для своего здоровья от употребления обезболивающих препаратов.

«С большим трудом мне удалось добиться вызова скорой медицинской помощи. По результатам осмотра врачами была дана рекомендация сотрудникам ИВС Алушты о необходимости консультации лечения больных зубов у стоматолога. Однако сотрудники ИВС категорически отказались доставлять меня к стоматологу для лечения больных зубов», – утверждает он.

По словам депутата, его право на медицинскую помощь сотрудники СИЗО и ИВС нарушают более двух лет.

Ответов на обе жалобы пока не последовало. В крымском управлении Федеральной службы исполнения наказаний России, которой подведомственен ИВС Алушты, от комментариев на эту тему отказываются, рекомендуя обратиться с информационным запросом.

«Если решил, пусть идет до конца»

Несмотря на сложные условия содержания, Павел Степанченко намерен добиваться отмены своего приговора, поскольку считает его несправедливым и безосновательным. По словам его адвоката, депутат рассчитывает пройти все инстанции, включая Европейский суд по правам человека. В семье Степанченко его решение оспаривать приговор поддерживают.

У нас такая система в государстве, что я не знаю, как с ней бороться
Татьяна Капралова

«Если Паша решил идти до конца, пусть идет. Ему виднее. Хотя, конечно, у нас такая система в государстве, что я не знаю, как с ней бороться. Неприятно, что он пересиживает с этой апелляцией, но это его решение. Мы, конечно же, очень ждем его возвращения. И я, и брат, и мама, и все ждем. Готовимся обязательно сделать общую фотографию», – рассказала Крым.Реалии его сестра.

Павел Степанченко практически не видел своих родных два с половиной года – с момента своего задержания российскими силовиками. Пожилая мать депутата не имела возможности добиваться свиданий с ним из-за проблем со здоровьем, а попытки сестры не увенчались успехом. Поэтому виделись они иногда на судебных заседаниях без возможности общения.

В поддержку Павла Степанченко и Алексея Назимова выступили многие активисты Алушты и Большой Ялты. Некоторые из них подверглись давлению со стороны российских силовиков.

Из-за уголовного преследования Павел Степанченко два с половиной года не мог исполнять депутатские обязанности. Даже если приговор в отношении него будет отменен, он потеряет свой мандат уже в сентябре, когда в Крыму пройдут выборы в местные советы.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG