Доступность ссылки

«Привет» от неизвестных: в Крыму родными арестованных депутата и блогера занялся «уголовный розыск»


©Shutterstock

В Крыму активистами, которые поддерживают арестованных депутата Алуштинского горсовета Павла Степанченко и блогера Алексея Назимова, заинтересовался неизвестный человек, представляющийся «сотрудником уголовного розыска МВД Алушты». Несколько дней назад он позвонил сестре и близкой подруге депутата, выпытывал информацию о них и настойчиво предлагал встретиться. Родные арестованного депутата, в свою очередь, подозревают, что в отношении них замышляют какую-то провокацию.

Алексей Назимов и Павел Степанченко пять месяцев находятся в СИЗО по обвинению сначала в коммерческом подкупе и посредничестве в нем, а теперь – в вымогательстве группой лиц в крупном размере. По версии следствия, блогер и депутат пытались вымогать деньги у представителя «Единой России» за то, чтобы не публиковать информацию, порочащую ее членов. Обвиняемые вину отрицают и заявляют, что представитель «единороссов» сам пытался предложить им деньги за неупоминание партии в публикациях Назимова.

Алексей Назимов
Алексей Назимов

Пока обвиняемые находятся в СИЗО, в Алуште активисты организовались в группу поддержки: ходят на заседания судов и распространяют информацию о деле. Недавно они создали сайт, посвященный судебному процессу над Назимовым и Степанченко, где публикуют хронику судебного процесса, сообщения и документы.

Тем временем, деятельность активистов привлекла внимание неизвестных людей, которые под видом правоохранителей пытаются узнать информацию о работе группы поддержки.

«Возможно, нас изучают: насколько мы испугаемся»

Через несколько дней после того, как Алуштинский городской суд продлил срок ареста Степанченко и Назимову, подозрительные звонки стали поступать на мобильные телефоны сестры депутата Татьяны Капраловой и его близкой подруги Аллы Литвинчук. Звонивший назвался «сотрудником уголовного розыска МВД Алушты Фоминым». Ни имени, ни звания он не уточнил. Вместо этого попытался узнать информацию о деятельности группы поддержки Назимова и Степанченко. Особый интерес у «Фомина» вызвала листовка в поддержку арестованных депутата и блогера, которую активисты обнародовали на прошлой неделе.

Листовка в поддержку Алексея Назимова и Павла Степанченко
Листовка в поддержку Алексея Назимова и Павла Степанченко

«Мне этот человек позвонил 9 марта в 11:00 утра. Он интересовался моими координатами и спрашивал, кто создал листовку в поддержку Алексея Назимова и Павла Степанченко. Хотел встретиться в любом удобном месте, говорил: «Я приеду, куда скажете». Я спросила, есть ли что-то противозаконное в этой листовке, он ответил, что нет. Я конечно же отказалась от встречи, сказала, что по телефону никаких своих контактов и информации давать не буду», – рассказала Крым.Реалии подруга Степанченко Алла Литвинчук.

Уже после звонка она выяснила, что эту же информацию человек, который тоже представлялся «сотрудником уголовного розыска», пытался узнать через ее знакомых.

Слова Литвинчук подтверждает и сестра Степанченко Татьяна Капралова. Ей звонивший тоже представился сотрудником «уголовного розыска МВД Алушты Фоминым»: «Он интересовался, публиковали ли мы листовку в поддержку Назимова и Степанченко в издании Алушта.24 (местный городской интернет-портал – КР). Настойчиво предлагал встретиться, приехать, куда я скажу, говорил, что ему нужна информация для протокола».

Когда тебе рано утром звонит человек из уголовного розыска, то ощущается, что это либо какая-то провокация, либо давление со стороны непонятных людей
Татьяна Капралова

​Получив отказ, «Фомин» больше не звонил. Татьяна Капралова расценивает произошедшее как попытку давления на нее и провокацию. «Когда тебе рано утром звонит человек из уголовного розыска, то ощущается, что это либо какая-то провокация, либо давление со стороны непонятных людей. Возможно, нас изучают: насколько мы испугаемся. Я ничего противозаконного не совершала, но ощущение неприятное после этого звонка», – отметила она.

Who is «Фомин»?

Российский адвокат Алексея Назимова Алексей Ладин предполагает, что звонивший действительно может быть сотрудником правоохранительных органов. Но в таком случае, по его словам, правоохранителем были нарушены нормы Уголовно-процессуального кодекса России, поскольку назначать встречи участникам процесса он должен был при помощи повестки, а не по телефону.

У меня складывается впечатление, что обвинению хочется все это по-тихому состряпать, пропихнуть дело в суд и там по-тихому, без шума их осудить
Алексей Ладин

​Ладин считает, что попытки воздействия на активистов, вступившихся за Назимова и Степанченко, выгодны следствию, которое пытается избежать публичности процесса. «Кто это мог звонить? Вариантов бесконечное множество: сумасшедший, провокатор. Но, на мой взгляд, это могло произойти и по заданию правоохранительных органов, которые пытаются противодействовать публичному освещению судебного процесса над Назимовым и Степанченко. У меня складывается впечатление, что обвинению хочется все это по-тихому состряпать, пропихнуть дело в суд и там по-тихому, без шума их осудить. Не зря на одном из заседаний прокурор пытался добиться признания процесса закрытым именно потому, что на нем присутствовали слушатели», – говорит адвокат.

Кто на самом деле звонил родным Степанченко, достоверно не известно. Вариант того, что это действительно мог быть сотрудник «уголовного розыска МВД Алушты», сомнителен, поскольку в Алуште нет подразделения угрозыска, а только отдел полиции.

В пресс-службе российского МВД в Крыму затруднились ответить, является ли звонивший их сотрудником.

Крым.Реалии решили обратиться к первоисточнику информации и позвонили по номеру телефона, с которого были совершены звонки Алле Литвинчук и Татьяне Капраловой. Нам ответил мужской голос. Однако когда мы попросили позвать к телефону «Фомина», человек оперативно повесил трубку. Когда мы перезвонили во второй раз, у нас получился такой диалог:

– Здравствуйте, я могу услышать товарища Фомина? Это его номер телефона?

– Нет.

– Дело в том, что с этого номера несколько дней назад родным Павла Степанченко звонил человек, который представлялся сотрудником уголовного розыска. Это вы звонили?

– (долгая пауза) Нет.

– Звонили не вы? Но с вашего номера кто-то мог звонить?

– Да.

– Мы хотели бы выяснить, кто этот человек?

– Ммм.... Я понял, я не знаю.

– То есть, вам не известно, кто с вашего номера телефона звонил?

– Нет, мне не известно.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG