Доступность ссылки

В «Лефортово» за просроченные продукты. Дело Ресуля Велиляева


Обыски на предприятии Ресуля Велиляева в Белогорске. 26 апреля 2018 года

Крымскотатарского бизнесмена Ресуля Велиляева и директора его компании «КрымОпт» Али Бариева задержали 26 апреля в Белогорске. Сначала их увезли на допрос в Симферополь, затем ночью вывезли в Москву, где поместили в СИЗО «Лефортово». Этот следственный изолятор формально подчиняется Министерству юстиции России, но негласно считается подведомственным ФСБ России.

Причиной ареста называют «просроченные сладости». Формально это дело по статье 238 Уголовного кодекса России – «производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Басманный районный суд Москвы 20 июня продлил арест крымскотатарским предпринимателям Ресулю Велиляеву и Али Бариеву до 25 сентября.

Российский адвокат Николай Полозов констатирует, что говорить с уверенностью о происходящем в этом деле достаточно сложно.

Российские власти по закону имеют право в таких случаях продлевать срок содержания до года, так что запас времени у них есть
Николай Полозов

– Во-первых, это абсолютно закрытое следствие, мы не видим даже никаких вбросов со стороны следствия в СМИ относительно хода расследование. Второе – это позиция защиты Велиляева, которая достаточно дозировано выдает информацию. К тому же в изолятор «Лефортово» даже адвокатам достаточно сложно попасть: адвокаты еженедельно разыгрывают между собой жребий, чтобы определить очередность посещения своих подзащитных. Сотрудники ФСБ серьезно ограничивают доступ. Ресуль Велиляев обвиняется по статье 238-ой Уголовного кодекса, и по части второй это считается тяжким преступлением. Российские власти по закону имеют право в таких случаях продлевать срок содержания до года, так что запас времени у них есть. Другой вопрос – почему человека вывозят из Крыма в Москву, в изолятор, где содержатся самые опасные преступники, с точки зрения российской власти.

Николай Полозов считает, что у дела против Велиляева есть определенная политическая подоплека.

Не исключаю, что основной лейтмотив – попытка запугать крымскотатарский народ в Крыму, показать, что любых более-менее значимых людей можно крутить в бараний рог
Николай Полозов

– Предъявленное ему обвинение носит формальный характер и служит основанием для его задержания. Я не исключаю, что основной лейтмотив – попытка запугать крымскотатарский народ в Крыму, показать, что любых более-менее значимых людей, тем более с активной гражданской позицией, благотворителей, меценатов, – можно крутить в бараний рог, можно ломать. Велиляеву грозит до 6 лет лишения свободы, но нужно понимать, что это только первый крючок, на который его взяли, просто потому что он занимался предпринимательской деятельностью, продажей продуктов питания. Дальше в ходе следствия они могут добавлять любые статьи – экстремизм, терроризм, все что угодно. Шли разговоры, что якобы он финансировал Меджлис (крымских татар – КР), который в России признан экстремистской организацией. Я не исключаю, что Ресуля Велиляева попытаются встроить в эту схему как финансиста.

Заир Смедляев
Заир Смедляев

Крымскотатарский активист Заир Смедляев сетует на то, что от уголовного дела пострадала и дистрибьюторская компания Ресуля Велиляева «КрымОпт».

– Не было в истории такого, чтобы кого-то содержали в «Лефортово» за просроченные продукты. Как мы знаем, Велиляев финансировал издание книг на крымскотатарском языке и содействовал съемке фильма-сказки «Хыдыр-деде», который он, к сожалению, не увидел. Его бизнес продолжает работать, конечно, с большим напряжением, потому что изъяли и документы, и компьютеры. Это очень тяжело восстанавливать – связи, налаженные механизмы, расчеты, взаимозачеты. Но они работают, сеть магазинов продолжает функционировать. Нормальные продукты, я стараюсь по мере возможности посещать этот магазин.

Член Меджлиса крымскотатарского народа, председатель Комитета защиты прав крымскотатарского народа Эскендер Бариев уверен, что бизнес – лишь второстепенный фактор в преследовании Велиляева.

Я вижу политический подтекст в этом уголовном производстве, это давление на крымскотатарскую идентичность
Эскендер Бариев

– Защита и родственники Ресуля Велиляева и Али Бариева не хотят политизировать данное дело, и поэтому мы просто не имеем морального права слишком много об этом говорить. Но я лично тоже больше вижу здесь политический подтекст уголовного производства, это давление на крымскотатарскую идентичность. Велиляев – тот меценат, который способствовал строительству Соборной мечети в Белогорске, а также учредил фонд имени поэта Бекира Чобан-заде для развития и исследования крымскотатарского языка, литературы, истории. Оккупационная власть пытается всячески давить на подобных меценатов и бизнесменов. В его сети работают порядка 1400 человек. Бизнес, конечно, пострадал, в связи с этими событиями, но его не закрыли, поэтому я вижу здесь больше давление на него как на мецената.

По словам Эскендера Бариева, Ресуль Велиляев на последнем заседании Басманного суда заявил о том, что его главная задача – вернуться и жить на родной земле со своими близкими и народом.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG